Выпуск # 78 | Виктория Боня


«Я никогда не стеснялась мечтать»

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

Виктория Боня

22 июня 2019

Теле- и радиоведущая, актриса, журналист, модель​​, блогер с аудиторией в 6 миллионов подписчиков, автор трансформационного курса «Женщина на миллион».

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Виктория Боня сегодня, это кто?
  • Получила паспорт и убежала в Москву. А что дальше?
  • О том, как мечты материализуются на импульсе
  • В чем феномен популярности блогера с 6 миллионами подписчиков?
  • «Я начала делать это одна из первых» – Виктория о гранях личного бренда
  • Путь в инфобизнес и как родился курс «Женщина на миллион»
  • [ 2:20 ]
    Кто сегодня Виктория Боня?
  • [ 5:49 ]
    Мечты, цели и успех Виктории
  • [ 12:35 ]
    В чем феномен популярности?
  • [ 20:21 ]
    Были ли моменты, когда Виктория не была уверена в себе?
  • [ 31:03 ]
    Как делятся люди в сфере Бьюти
  • [ 39:39 ]
    Насколько Виктория вовлечена в свой бизнес
  • [ 44:30 ]
    Какие компоненты важны, чтобы быть женщиной на миллион
  • [ 52:10 ]
    Что мешает человека на пути популярности

Ближайшие события

МЫ СОЗДАДИМ, УПАКУЕМ И ПРОДВИНЕМ ВАШ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД

Старт 14 июня

ПРОЙДИТЕ ЭКСПРЕСС-ДИАГНОСТИКУ, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, НУЖЕН ЛИ ВАМ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД

Отправить ответ

avatar

ТЕКСТОВАЯ ВЕРСИЯ ПОДКАСТА:

Мария: Всем привет! В эфире авторский подкаст «Будь брендом» и Мария Азаренок. Сегодня у меня в гостях Виктория Боня. И я не буду ее представлять, потому что с 99%-ной вероятностью вы видели или слышали о ней. Но где человек, а где образ? Как работает феномен ее личного бренда?

Сегодня у нас будет необычное интервью, потому что мы будем смотреть не только на путь героя. В преддверии запуска курса Виктории «Женщина на миллион» я хочу узнать секреты ее личного бренда, посмотреть с точки зрения методологии, как это работает. Открою вам небольшой спойлер: в курсе «Же

Мария: Всем привет! В эфире авторский подкаст «Будь брендом» и Мария Азаренок. Сегодня у меня в гостях Виктория Боня. И я не буду ее представлять, потому что с 99%-ной вероятностью вы видели или слышали о ней. Но где человек, а где образ? Как работает феномен ее личного бренда?

Сегодня у нас будет необычное интервью, потому что мы будем смотреть не только на путь героя. В преддверии запуска курса Виктории «Женщина на миллион» я хочу узнать секреты ее личного бренда, посмотреть с точки зрения методологии, как это работает. Открою вам небольшой спойлер: в курсе «Женщина на миллион» я подготовила для вас информацию про то, как вы сможете строить ваш личный бренд. Поехали!

И, кстати, в конце специальный подарок от Виктории только для слушателей этого подкаста.

Виктория Боня: Привет, Маш. Такое интересное у тебя резюме, такая подводка. Ты мне сейчас навеяла мысль. Однажды кто-то подходит ко мне и говорит: «Я вас знаю. Я вас где-то видел. Мы знакомы?». Я говорю: «Ну, если честно, мы не знакомы». А потом начинают разговор и спрашивают: «А как вас зовут?». Я говорю: «Виктория Боня». Мне: «А, да. Вот я имя помню, лицо знаю, а вместе сложить не могу». Либо кто-то знает фамилию, имя, либо кто-то знает лицо…

Мария: Как ты выглядишь, да.

Виктория Боня: Ну, есть люди, которые узнают по всем параметрам, их тоже миллионы, но сам факт, что я думаю: «Вот это уже плохо, нужно поднапомнить, чтобы совпадали имя, фамилия и лицо, и понимали, кто этот человек. Может быть, я что-то упустила, так как 7 лет меня практически нет на телевидении в России».

Виктория Боня, это кто?

Мария: Когда я сказала в своем близком окружении, что у нас с тобой будет встреча для интервью, мое окружение разделилось на две части. Одни говорят: «О, прикольно! Она же говорит про осознанность, про все эти штуки», – то есть они видят тебя с этой стороны. А кто-то говорит: «Да ладно?! Подожди, это же «желтая пресса», это же интриги, скандалы, расследования», то есть, там другая картинка. С чего я хочу начать. Вот если ты знакомишься с новым человеком, как ты себя представляешь? Вот ты, Виктория Боня сегодня, это кто?

Виктория Боня: Я себя представляю, все-таки, в зависимости от того, в каком окружении я встретила этого человека. Если этот человек относится к моей индустрии, значит я для него телеведущая, модель. Если этот человек, допустим, в Европе и он вообще обо мне не знает, то я для него бизнесвумен. Поэтому я, наверное, «подстраиваюсь под течение», под обстоятельства.

Мария: Хорошо, а внутренне? Есть такая штука в личном брендинге – короткая самопрезентация, elevator pitch. Ты внутренне себе отвечаешь на этот вопрос: «В первую очередь Виктория Боня кто?». Две фразы. 

Виктория Боня: В первую очередь я телеведущая и модель, потому что именно так люди обо мне узнали, и было это около 15 лет назад. Поэтому, даже когда я прихожу на какие-то передачи, мне говорят: «Как вас подписать? Актриса, певица?». Я говорю: «Не надо, зачем? Даже если я играла пару раз в кино, это не делает меня актрисой». В своей профессии я себя чувствую комфортно как тележурналист, как телеведущая.

Золушка из читинской глубинки

Мария: Хорошо, давай как раз перенесемся в 15 лет назад, а, может быть, даже больше. Про тебя в некоторой прессе пишут: «Золушка из читинской глубинки». Очень много девушек, для которых ты сегодня, безусловно, ролевая модель, живут где-то и мечтают о чем-то. Во-первых, что заставило тебя уехать и добиваться чего-то? Ведь многие остаются на месте.

Виктория Боня: Мне, знаешь, что говорят? «Ну, как ты рискнула?». Я говорю: «А что ты теряешь?». Вот у тебя есть в Краснокаменске квартира, в Одинце на шестом этаже, номер 23. Она есть, она никуда не денется. У тебя есть группа людей, которых ты знаешь. Они там живут по сей день, они тоже никуда не денутся. Ты едешь, допустим, в Москву, рискуешь, что твои желания, твои мечты могут сбыться. Ты рискуешь, что ничего не получится, но ты также рискуешь чему-то научиться». Поэтому меня наоборот дико удивляет, почему люди сидят на месте, вместо того чтобы рискнуть – поехать, посмотреть – вдруг получится? Не получится – вернешься ты в свой родной край. По крайней мере, у тебя будут новые знания.

Мария: А когда ты ехала, тоже так рассуждала или все-таки был страх, были сомнения? Как ты себя чувствовала?

Виктория Боня: Когда я ехала, у меня не было страха и у меня не было сомнений, потому что для меня самое главное желание было – никогда не возвращаться в этот город. Я знала, что это не мое, что мне там мало места, тесно, некомфортно. Мне, по-моему, 10 было, когда я приехала в Москву, увидела эту просто безразмерную столицу: ты едешь на метро, выходишь через 40 минут, а город не заканчивается. А у нас 15 минут в одну сторону, пешком 20 минут – в другую – и город закончился. Поэтому я ждала, когда получу паспорт, чтобы бежать оттуда сломя шею. У меня даже были, знаешь, какие мысли? «Если не найду деньги на дорогу, просто на перекладных поеду, пойду пешком, на поезде как-нибудь прицеплюсь», – вот такие были мысли.

Мария: Хоть как-нибудь уехать.

Виктория Боня: Да, желание было дикое, можно сказать.  

Мария: У тебя на курсе – друзья, я выдаю спойлер – очень крутой контент, и там есть большой блок, посвященный мечтам, целям, успехам. Ты говоришь: «Я мечтала о Москве, я мечтала выучить английский». Потом ты уже в Москве, в какой-то момент ты мечтала о Каннском фестивале. Я читала историю про то, как ты… Ты реально вырезала Монику Беллуччи и клеила на плакат?

Виктория Боня: Да-да, это было. Правда. Я объясню для тех, кто не знает, это был мой очередной плакат желаний. И я увидела: Моника Беллуччи, Каннский кинофестиваль – это было лет 10 назад. И такой красивый кадр, на 360° вокруг нее фотографы стоят, и не просто фотографы, а они ее знают, называют ее по имени. И я думаю: «Ну, это, наверно, такая несбыточная мечта, потому что прийти туда и не просто прийти, пройтись толпой, а когда тебя знают и хотят сфотографировать, на тебя смотрят, какая у тебя прическа, макияж и платье. Ты гость, ты пришел на премьеру и тебя очень тепло встречают». Для меня это было просто что-то несбыточное. И только когда это потом произошло, я думаю: «Боже, у меня же это было, была же эта картинка на моем плакате желаний!». Получается, что нужно мечтать даже больше. В принципе, я никогда не стеснялась мечтать.

Мария: Хорошо, дай нам небольшой спойлер, как научиться мечтать вот так, по-крупному? Ты говоришь: «Надо мечтать даже больше», – а ведь люди же боятся даже что-то запланировать из серии «по итогам года». Я сталкиваюсь с людьми, которые жалуются и говорят: «А как вы все это достигаете? Почему вы едете сюда, едете туда?». Инструмент от тебя: как научиться мечтать по-крупному?

Виктория Боня: Ты знаешь, на тот момент это была картинка. Я всегда объясняю: когда мы делаем плакат желаний, чтобы это было не просто «надо наклеить что-то», а картинка должна цеплять, то есть это твоя картинка, если она тебя зацепила. У меня была еще одна история, когда я привела подружку на женские курсы, после мы делали плакат желаний. Она листает журнал и я увидела кольцо, о котором мечтала. И у меня просто затряслись руки, потому что я это кольцо хотела, а у нее журнал был иностранный и я понимала, что я так просто его сейчас не найду. Я говорю ей: «Ты можешь мне эту картинку отдать? Я безумно хочу это кольцо». Она говорит: «Нет. Я сама себе тоже наклею». И я думаю: «Какая тварь!». Просто я человека привела на женский курс, чтобы она развивалась. Я думаю: «Ну, ладно, фиг с тобой». Поехала в супермаркет, где продаются эти иностранные журналы, нашла его, вырезала эту картинку, кольцо «Граф». И через несколько лет оно было у меня на пальце. И просто… Понимаешь, когда ты хочешь этого действительно?

Мария: Да.

Виктория Боня: Я считаю, что здесь очень важно понимать, хочешь ли ты этого моментально, это можно назвать такой «ментальной мастурбацией».

Мария: От ума.

Виктория Боня: Да: «Не хреново было бы Porsche или Ferrari», – когда ты живешь в коммуналке. А есть желания, которые действительно тебя цепляют, и эти желания идут, наверно, с другой чакрой, и это истинные желания. Даже если они материальные, ты этого хочешь. Вот я сейчас хочу замечтать о каком-то доме, о таком, который бы выходил за все рамки, но я даже пока не могу найти этот дом.

Мария: Я не знаю, а у тебя бывает? Ты сейчас говоришь про что-то, я вспоминаю про свои желания, когда я вхожу в такое состояние, у меня мурашки. У тебя бывают мурашки?

Виктория Боня: Конечно! У меня сейчас мурашки даже. У меня прямо, видишь, они стали?

Мария: Я думаю, что да. У нас сейчас вдвоем с тобой сплошные мурашки. Я чувствую, да.

Виктория Боня: Да, это именно энергия, это заряд. И потом эта энергия сублимируется, я думаю, она материализуется именно таким импульсом. А многие, правильно ты говоришь, даже не мечтают, боятся мечтать. А ты знаешь, как начать мечтать, если человек вообще не мечтает?

Мария: Как?

Виктория Боня: Не знаю. Ты знаешь? Я, конечно, сейчас придумаю какой-нибудь ответ.

Мария: Нет, я знаю. Через нетворкинг. Я знакомлюсь с людьми, результаты которых отличаются от моих, задаю им вопросы и смотрю, как у них устроен мир. Я говорю: «А я никогда об этом даже не думала. Я никогда этого не предполагала. Я не планировала эту страну». То есть я общаюсь с человеком, он влюблен, например, в Америку. Ты общаешься с ним и ты такой: «Да, я бы хотел это попробовать». И это появляется.

Виктория Боня: А где ты с ними знакомишься? В соцсетях?

Мария: Нет. Я очень люблю нетворкинг – искусство заведения и поддержания отношений с людьми. Когда я прихожу на какое-то бизнес-мероприятие, я подхожу к интересным людям, делаю самопрезентацию, знакомлюсь и задаю вопросы. Для меня это работает.

Вторая фишка – это уровень нормы: постоянно повышать в формате эксперимента уровень нормы, пробовать что-то новое. Допустим, попробовал: «Ну, не мое». Попробовал: «Мое», – но оно выше твоего уровня нормы и поэтому оно не является частью твоей реальности. И ты такой: «А я бы хотел, чтобы это было чаще». И в этот момент начинаешь подстраивать события, процессы и так далее. Вот так, например.

Так, вернемся к твоему личному бренду. Моя задача сегодня – посмотреть на него по методологии. В методологии личного бренда есть такая штука, называется «компетенции человека-бренда, что человек-бренд конкретно делает в реальности, как он меняет жизнь других людей через какие-то конкретные действия. Все, что я изучила про тебя, я вижу, что ты прямо за поработать, то есть ты трудоголик?!

Виктория Боня: Да, я люблю очень работать. 

Мария: Но у тебя было много направлений, из своего пути какие проекты тебя сформировали? Ты могла бы выделить, допустим, два-три основных, которые реально повлияли на то, чтобы ты сформировалась как человек-бренд, как личность, которая сегодня влияет на миллионы людей?

Феномен популярности

Виктория Боня: В первую очередь, это проект, в котором я работала на ТНТ, три с половиной года я вела «Cosmopolitan. Видеоверсия». Приходили гости, которых я интервьюировала, и это была огромная, абсолютно разная аудитория – от Алины Кабаевой до внучки Горбачева, и шоу-бизнес весь – те люди, которых ты обычно в жизни не встретишь. И здесь действительно происходило становление меня как личности, я всегда ищу такой собирательный образ. Если мне что-то в человеке нравится, я беру именно это. Не то, что мне все нравится, а я довольно-таки picky, то есть я выбираю только то, что действительно цепляет. И таким образом, я думаю, что эти гости, которых я интервьюировала, дали мне немало знаний, опыта, дали, конечно же, соцсети. Потому что когда они появились, сначала это были Одноклассники, Мой Mail, ВКонтакте, потом Facebook и Instagram. И всегда у меня, по крайней мере, до того, как я уехала из России, я была ТОП-3 по соцсетям: я всегда была самый популярный – ну, сегодня их называют блогерами – медийный человек. И вот это тоже мне многое дало, потому что это обратная связь. Ты чувствуешь, чего именно хочется зрителю.

Мария: А давай сразу в это пойдем. Вот ты говоришь: «Я была самой популярной». Как ты думаешь, в чем феномен твоей популярности? То есть что такое люди хотят видеть, слышать, взять, может быть, вдохновиться чем?

Виктория Боня: Это интересный вопрос. Я думаю, в первую очередь, то, что мы обсудили ранее, о том, что сама я приехала из маленького города – это как ролевая модель для многих девушек, которые мечтали, хотели, боялись, и потом приходят ко мне на семинар, допустим. А спустя год я их встречаю, они говорят: «Представляешь, я к тебе пришла, так вдохновилась, я вышла замуж, я родила». С ребенком приходят. Ой, слушай, у меня опять мурашки: «Я открыла свой бизнес, я боялась. Я переехала в другой город». То есть, я та подруга, тот друг, который скажет: «Не слушай ты никого. Делай. Если тебе говорят, что не получится, это просто для того, чтобы проверить, насколько твое желание искреннее, а не потому, что у тебя не получится. Не надо на это обращать внимание».

То есть я их всегда мотивировала, вдохновляла, показывала своим примером, давала обратную связь. Таким образом и был создан этот продукт, как семинары, мастер-классы и сейчас онлайн-курс, потому что был спрос. То есть не то, что я появилась как какой-то коуч: «Вы приходите ко мне», – а, наоборот, они спрашивали, я давала. Потом поняла, почему бы не сделать как продукт, который, допустим, мог бы быть системным и люди понимали, для чего они приходят. 

Мария: Друзья, это очень важная механика – то, о чем Виктория сейчас рассказывает. Меня часто спрашивают: «Как нужно войти в инфобизнес, чтобы вау?». А надо не идти в инфобизнес, надо чтобы инфобизнес пришел к тебе. Быть брендом, знать свои ценности, делать свое дело, щедро делиться этим с миром, и тогда мир придет и скажет: «Дай еще что-нибудь: дай мне консультацию, дай мне вебинар, дай мне мастер-класс». Понимаешь, ты сейчас показываешь своей моделью, как это реально реализовано. Делать то, что ты делаешь, не стесняться рассказывать об этом. Но здесь есть нюанс, кстати. Можно, я задам вопрос?

Виктория Боня: Рассказывать заранее или рассказывать, когда уже все случилось, – этот нюанс?

Мария: Это тоже хороший нюанс, но я хочу про другое: по поводу публичности. Ты же очень публичный человек и я знаю, что не во всех периодах твоей жизни это было плюсом. Скажем так, когда ты встала на путь личного бренда, ты приняла для себя, что «я буду очень публичным человеком».

Виктория Боня: Ты знаешь, так как я все-таки начала свой путь на телевидении с реалити-шоу, которое захватывает все ниши – от деток до старичков… А этого не делает ни одна индустрия, не затрагивает сразу все ниши. Почему Кардашьян сегодня так популярны? Потому что это все ниши – от детей до стариков. И само по себе это  была, я ранее уже говорила, большая ответственность. Когда я вышла с этого проекта, я была в шоке, насколько, оказывается, я была узнаваема, популярна, и часто мне было неудобно и неловко.

Мария: То есть был этот момент?

Виктория Боня: Был, конечно! Был в самом начале, потому что я помню, приехала в Украину, вылетала из какого-то города, сижу в VIP, и истерично забегает женщина такая пышная, у нее прямо руки трясутся, она кричит: «Пожалуйста, можно я с вами сфотографируюсь? У меня там сын». Я думала, что-то случилось. А рядом сидят актеры фильма «Бумер», он тогда был настолько популярен, только-только вышел первый и второй фильм. И я сижу, мне так неловко: «Да кто я такая, чтобы со мной фоткаться?». Я им говорю: «Ну, сфоткайтесь вон с актерами». Они: «Ой, а мы их не знаем», – она вот так махнула рукой и убежала.

И я поняла, насколько это большая ответственность, насколько мне пришлось взять на себя и уже было поздно, потому что если бы я подумала заранее, что будет так, может быть, не пошла бы. Но так как уже все, это уже было на моих плечах, нужно было с этим что-то делать. Поэтому я уже решала…

Мария: Уже по факту.

Виктория Боня: По факту уже, да.

Мария: Пришлось научиться с этим жить, работать и выводить в плюс.

Виктория Боня: Да.

Мария: Но не все участники реалити-шоу становятся медийными, популярными и дают ценностные продукты. Я не буду спрашивать про всех, я спрошу про тебя. Почему у тебя получилось эту популярность перевести в рост? Потому что сейчас ты становишься популярнее и популярнее. В чем здесь секрет твоей компетенции, твоей работы?

Виктория Боня: Когда я была на проекте, к нам пришла журналистка, она интервьюировала меня и задала такой вопрос: «Как ты считаешь, позже, когда ты уйдешь с этого проекта, придешь обратно в свой мир, тебе не будет…» – я не помню, что она сказала – «…неудобно, стыдно или что-то такое, за то, что ты была на таком скандальном реалити, как «Дом-2?».

Я отвечаю: «Вы знаете, мне есть, что сказать. Гораздо больше, чем я говорю здесь. Поэтому мне никогда не то, что не будет стыдно, а я знаю, что мне всегда будет, что сказать, и я знаю, что я делаю и для чего это делаю». Поэтому, скажем так, оставаясь на плаву, даже не работая на телевидении, уже пять лет я ни в одном проекте не участвую. Куда бы меня ни приглашали, я просто решила уйти в тень, потому что эта шоу-бизнес индустрия мне стала неинтересна, особенно в России. И я думаю, что здесь как раз таки то, что ты несешь, важно. И если тебе есть, что сказать, если у тебя есть, что дать людям, то они не забывают о тебе. Наверно, так.

Уверенность в себе через ценность знаний

Мария: А как ты сформировала для себя концепцию, что ты несешь? Я хочу сейчас перейти к теме, которая называется «Ценности». Друзья, мы опять смотрим на формулу бренда и ценности человека-бренда. Что ты преумножаешь в этом мире? Что для тебя является ведущей ценностью? Знаешь, соприкоснувшись с тобой, люди, которые не просто посмотрели статью или интервью, или почитали в «желтой прессе», а именно с тобой: с твоим аккаунтом, с твоим эфиром, с твоим мастер-классом? Что у них в итоге остается? Какие ценности они начинают реализовывать в мире?

Виктория Боня: Я думаю, у каждого здесь вопрос довольно обтекаемый. Здесь, наверно, каждый ищет что-то свое…

Мария: В первую очередь, что ты транслируешь?

Виктория Боня: Настоящесть, искренность и состояние нахождения в жизни в настоящем.

Мария: В моменте.

Виктория Боня: Да, в моменте. Об этом очень мало кто думает. Те люди, которые проходили массу тренингов, они знают; те, кто читал много литературы, они знают; те, кто себя развивает, они знают. Но те, большинство которых плывут по течению, они даже не задумываются. Они либо витают в своих облаках насчет будущего, либо застряли в прошлом – у них нет настоящего. И вот те знания, казалось бы, они настолько небольшие, но такие важные, которые я когда-то приобрела, и стала жить по этим канонам, я поняла, что моя жизнь стала качественно меняться. Может быть, я где-то меньше урву сегодня, но знаю, что на длительный промежуток времени у меня будет стабильность: эмоциональная стабильность, духовная, физическая – все то, что делает человека гармоничным и счастливым. Поэтому я решила, что этим нужно обязательно делиться.

Делюсь я всегда всем, всеми знаниями, которые получаю. И это не только о философии жизни и о психологии, это еще и о бьюти-индустрии, о чем сегодня мало кто делится. Я побежала, что-то сделала, мне понравилось и говорю: «О, вот это класс! Делайте». Потому что я хочу, чтобы у людей были качественные знания, потому что их сегодня много в потоке, но получить, выдернуть то, что действительно изменит твою жизнь и то, что станет для тебя значимым, это, как отсеять через ситечко, чтобы все лишнее ушло и осталось только самое нужное. Поэтому я стараюсь давать не только термины, а то, что действительно…

Мария: Прожито?

Виктория Боня: Да. Зайти в душу человека и остаться там. Скажем, посадить зерно, которое потом прорастет, если это не происходит сегодня.

Мария: Интересно. В одном интервью ты говорила о том, что были моменты в твоей жизни, когда ты не была уверена. У тебя даже на курсе есть большой блок – я считаю, что он очень важный, у тебя с этого начинается, собственно, вся программа – это про уверенность в себя. Ты говорила про то, что для того чтобы стать уверенным, нужно создать некий собирательный образ себя, войти в этот образ и через образ жить, творить, работать и так далее.

Виктория Боня: Да.

Мария: Как по твоей технологии, из чего собирать этот образ? Может быть, чем его закрепить? Можешь поделиться со слушателями прямо сейчас?

Виктория Боня: Да. Мы создаем этот образ вместе, мы делимся – это, безусловно, знания. Если нет знаний, то ты можешь сказать себе в зеркало: «Все, я такая классная, я такая вся, я выхожу». Как у меня подруга говорит: «Я выхожу, все – я такая большая, такая уверенная, и потом становлюсь все меньше, меньше и меньше. Потом я «сдуваюсь» и понимаю, что от моей уверенности не осталось ничего».

А здесь, когда у тебя есть знания, когда ты можешь… Допустим, мы учимся смотреть в глаза – это очень многое значит, когда человек умеет смотреть в глаза, он может донести свою мысль, ему не нужно прыгать. Это уверенность, это хотя бы то, что мы можем примерить. Потом ты в жизни можешь дома стать таким, какой ты есть, но сейчас мы практикуем это – смотрим в глаза. Научились. Дальше – мимика. Мы смотрим, есть ли у нас какие-то нервные тики, что выдают неуверенность: что-то трясется, что-то дергается – над этим работаем.

Дальше мы учимся говорить: как нужно говорить так, чтобы собеседник слушал, чтобы он тебе поверил и чтобы ты грамотно мог выразить все то, что ты чувствуешь. Это у нас тоже отдельный педагог, который дает уроки. Это то, чему я училась на протяжении длительных месяцев своей жизни. Но потом я увидела проект, который называется «Пацанки», и поняла: «Боже мой, так это же я!». Кстати, пацанки в этом проекте больше пьют, курят, а я не пила, не курила особо никогда. Поэтому если убрать, вычленить вот это поведение под алкоголем, а просто их в трезвой жизни увидеть, – вроде бы и неуверенные, но вроде бы и наглые, потому что есть некая такая харизма, но на этом тоже далеко не уедешь. И вот я этому училась, и потом, посмотрев на проект, я думаю: «Боже, оказывается, сколько работы я проделала!». Потому что когда ты ее делаешь, ты уже не замечаешь, ты уже становишься этой уверенной личностью и думаешь: «Это уже мое, у меня это никто не отберет». Поэтому я хочу им дать ту уверенность, которую у них никто не отберет, в виде знаний.

Мария: Это то, что как раз будет на курсе, да?

Виктория Боня: Да.

Ролевая модель  - собирательный образ

Мария: У тебя в Instagram больше 6 000 000 подписчиков и, безусловно, ты ролевая модель для разных категорий женщин. А кто для тебя ролевая модель сегодня, в твоем состоянии? Есть ли те женщины или мужчины, которые тебя вдохновляют, с которых ты берешь пример? Которые достраивают твой образ каким-то опытом, может быть, даже знаниями?

Виктория Боня: Для меня ролевая модель всегда была собирательным образом. Это несколько человек. И самая первая, кто меня вдохновил и по кому я  изучала свой английский, была Джей Ло. Я очень много говорила об этом, мне очень нравится ее энергетика, она живая, классная. Сейчас ей 49, будет 50 и она выглядит, как девочка. Это то, что мне всегда нравилось, и я буду выглядеть так же. И для меня она одна из таких. Мне очень нравится, какую работу над собой проделала Ким Кардашьян. Это просто такое перевоплощение! Я не знаю, насколько даже нужно было много работать! Я смотрю ее интервью, как она себя держит, какая у нее мимика, как она сидит, жестикуляция – всё. Это большая работа, большой труд. Ну и, наверно, такие приходяще-уходящие образы. Мне очень нравится – ну, здесь ее навряд ли знают, есть такая телеведущая – Эллен, «TheEllenShow». Помнишь такую?

Мария: Я помню такую, знаю.

Виктория Боня: У нее мне очень нравится чувство юмора – простая, человечная, родная. То есть у меня вот так – какие-то такие несколько человек, которые позволяют находить то, что нравится мне, и создавать.

Мария: Хорошо. Над счастьем надо потрудиться – ты неоднократно говорила, что это внутренняя работа.

Виктория Боня: Да.

Мария: Можешь поделиться, у нас на курсе будут моменты с ежедневной практикой… Всякие ситуации бывают: что-то случилось, что-то не случилось, что-то произошло, что-то как надо, как не надо… Какую-нибудь технологию поддержания ресурсного состояния каждый день? На практике, конкретно. Вот мы смотрим: я беру образ, я достраиваю его, я выхожу в мир – и что-то не так.

Виктория Боня: Сегодня у меня был такой день, когда что-то не так: то кофе пролилось на сиденье вместе с молоком, потом я села на шоколадку джинсами, пока ехала, и понимаю, что многих это могло бы выбить из колеи. Они могли начать злиться и пошли бы эти ненужные вибрации с ненужными частотами.

Я сразу возвращаюсь в это настоящее, в настоящее время, я имею в виду. Я сразу понимаю – да, шоколадка, да, кофе. Вытерла – все хорошо. Я жива, здорова, счастливый человек. Что большего нужно, для того чтобы быть в ресурсном состоянии? Мне большего не нужно. У меня, слава Богу, все родные и близкие на контакте, все рядом, у всех все хорошо. Вот это вот маленькое, казалось бы, просто осознание того, что, на самом-то деле, все хорошо – и все. Еще позавчера мне вырезали из ноги – вот такой был отек – я думаю: «Боже мой!». Понимаешь, да?

Мария: Все-таки мы показали бандитскую пулю J

Виктория Боня: В сравнении когда все познается…

Мария: Мы до этого ее так убирали и в итоге показали.

Виктория Боня: Да. Ты понимаешь, когда все хорошо, надо это ценить, потому что может быть что-то такое, что приведет к другим последствиям. Понимаешь, о чем я?

Мария: Да.

Виктория Боня: Поэтому для меня это ежедневное состояние. Я сразу вспоминаю слова Будды: «There is no way to be happy. Happiness is a way» – «Нет пути к счастью, счастье – и есть путь». Поэтому опять мурашки. Я счастлива, слушайте! Все хорошо.

Мария: Друзья, как раз на курсе у Виктории будет на четвертой неделе большой блок, посвященный благодарности, потому что, по большому счету, то, о чем ты сейчас говоришь, – это благодарность за сейчас и наслаждение, удовольствие от этого сейчас, даже если у тебя что-то происходит.

Виктория Боня: Да.

Грани бренда Виктории Бони

Мария: Хорошо, а давай тогда посмотрим еще с другой стороны – грани твоего бренда. Есть основная твоя работа, проекты, публичность и так далее. Неужели ты делишься всем, что у тебя происходит? Или все-таки ты ставишь рамки?! Грани бренда – это то, что ты показываешь, и то, что оставляешь для себя. Как ты разделяешь? Как ты выбрала те грани, которые ты в мир проявляешь?

Виктория Боня: Я очень мало чего показываю, на самом деле. И когда ты мало показываешь, мало ставишь фотографий в Instagram, люди почему-то думают, что в твоей жизни ничего не происходит, что все плохо или еще что-то.

Мария: Не сфоткался на пробежке – не побегал.

Виктория Боня: Да. Ты знаешь, а для меня наоборот: когда у меня все хорошо, я исчезаю, меня не видно несколько дней. И у меня есть команда, конечно же, которая помогает мне вести Instagram, потому что иногда просто надо что-то поставить. И они мне уже звонят и пишут, а я им говорю: «Поставьте уже что-нибудь, потому что у меня просто на это времени нет и мне не хочется». Поэтому я не показываю прямо частную  жизнь.

Мария: Оставляешь ее себе.

Виктория Боня: Мало показываю то, что я делаю дома. Мало показываю, стараюсь вообще очень мало показывать ребенка, но дошло до такого абсурда, что чуть ли не ребенок у меня какой-то не такой, и кривой, и косой, если я его не показываю. Понимаешь, менталитет – это такая вещь тяжелая. Поэтому я решила сделать ей отдельную страницу, завела и сзади, сбоку – все равно – нет-нет, да ее ставлю, потому что для нее это тоже будет хорошая память. Вот сейчас она, ты слышала, наверно, звонила: «Мама, можно мне Instagram скачать?». Я говорю: «Нет, конечно».

Мария: Да.

Виктория Боня: Она знает, что у нее есть Instagram. То есть какие-то такие личные вещи: личные отношения, то, что личное, то, что, скажем так, «в халате» находится. То, чем не хочется делиться со всем миром, потому что это что-то такое твое.

Мария: Но ты согласна с тем, что, не смотря на то, что ты стараешься это не показать, тем не менее, эти темы вызывают наибольший интерес и все хотят: «А что? Как? С кем? Женился? Развелся?».

Виктория Боня: Хотят. Я удивляюсь и поражаюсь Ольге Бузовой, которая умудряется просто каждую секунду своей жизни снимать себя. Я так не умею. Вот этому нужно учиться или…

Мария: Нужно ли?

Виктория Боня: Я не знаю. Какое-то желание же должно быть у человека, чтобы это делать? Если он это делает, это работает. Для нее это работает, ей это нравится, она в этом. Я восхищаюсь тем, насколько она может много показывать и вещать, потому что, в принципе, людям нравится, они подсаживаются и живут ее жизнью. Но я так не умею. Я бы хотела быть более активной, но я не знаю, что показывать, если то, что я не хочу показывать, занимает 60% моей жизни. Поэтому тут, наверно, ты такой выбор делаешь и уже сама понимаешь. Если бы я показывала гораздо больше, показывала вообще все, может быть, было бы еще больше подписчиков и больше популярности и активности, но на данный момент это не в приоритете.

Мария: Хорошо. Тогда давай резюмируем как грани бренда, что ты показываешь? О чем ты говоришь, о чем ты хочешь говорить? Может быть, это как раз те темы, которые будут на курсе? Или как?

Виктория Боня: Показываю я все, что касается бьюти-индустрии, показываю свой бизнес – то, что у меня три линии одежды в коллаборациях с различными брендами, плюс один свой. Показываю свои путешествия. Когда я перехожу на какое-то питание: допустим, у меня сыроедческое питание бывает, каждое лето я делаю – тоже показываю, потому что это очень интересно. Это меняет не только образ жизни людей, но и их мышление и окружение. Поэтому я показываю то, что им может что-то дать. А просто показывать что-то, чтобы они за меня радовались, я и сама дома тихо порадуюсь.

Мария: Хорошо. Получается, в большей степени на текущий момент ты не lifestyle-блогер, а делишься тем, что ты попробовала, что ты знаешь и что может дать людям конкретную пользу с точки зрения бьюти и так далее?

Виктория Боня: Да.

Мария: Давай, кстати, про бьюти. Красота, внешность, зож – это важно сегодня. Я даже не знаю, как сформулировать вопрос – настолько очевидно, что это важно – но ты за кулисами сейчас сказала, что не так много людей об этом качественно пишут.

Виктория Боня: Вообще мало людей делятся истиной по поводу бьюти. Ладно, питание – там о’кей. Но тем, что они пробуют и что они делают… Я начала делать это одна из первых, когда лежала на процедуре и показывала, как мне делают кислородное… – тогда этого вообще никто не делал. Потом люди потихонечку начали, но тогда это казалась вообще такая слишком интимная тема.

Мария: А тогда – это когда? Сколько времени назад?

Виктория Боня: Ну, тогда – это лет пять назад, наверно, я делала Intraceuticals. Даже помню, мне Ника Белоцерковская говорит: «Вика, ты зря показываешь вот это вот». Я говорю: «А я не считаю, что зря». А тогда не было stories, поэтому ставила на главную страницу. Понимаешь, да?

Мария: Да.

Виктория Боня: Это сейчас stories никто не видит, когда все скрыто. Я и кровь могу показать. Я просто делала капельную терапию – это когда делают надрезы и потом капиллярную кровь выкачивают. Очень хорошо восстанавливает, иммунитет поднимает – это такие древние манипуляции, как можно поддерживать себя здоровым, красивым. Казалось бы, на главной странице кровь не покажешь, а в stories можно: там что-то – раз! – уже и кровь капает. Поэтому я, в принципе, делюсь всем.

Даже какие-то личные темы, потому что год назад у меня была операция по-женски, о которой вообще не говорят. А если бы какие-то события произошли иначе, этой операции можно было бы избежать. Потому что доктора вместо того чтобы просто наблюдать эрозию, которая есть практически у каждой женщины, прижгли мне ее в 18 лет, чего делать было категорически нельзя. Тем более надо просто наблюдать, смотреть, и она бы могла вообще уйти, особенно после беременности.

Допустим, есть какая-то там девочка, которая пойдет и сделает себе то же самое, и мне жалко. Я не хочу, чтобы она шла, прижигала, а потом у нее были такие проблемы. Это я еще вовремя поймала, скажем так, и это не ушло в какую-то глобальную проблему, которая тоже может случиться. Поэтому я считаю, что я обязана поделиться. И мне все равно на эстетику, не на эстетику, кто что думает, кто что скажет. Для меня это посыл из сердца, а все остальное мне уже не важно.

Мария: Знаешь, это к концепции, чтобы не наступили на эти грабли. Я вот так слышу сейчас.

Виктория Боня: Конечно. А эти грабли просто везде да повсюду. Потом, когда я поделилась этой историей, очень многие мне писали, спрашивали моего доктора, который отличный специалист в этой области.

Топливо для движения, или как хейт и критика делают человека лучше

Мария: Да. Хорошо. И теперь такая тема… Я знаю, что ты это уже прожила, ты уже умеешь с этим работать, я думаю, что ты в этом мастер, но когда впервые на тебя это полилось - антифанаты, хейт, критика… Опять же, повторюсь, когда мне мои подруги говорят: «Да ты читала про нее? Ты гуглила про нее?», – я говорю: «А где мне нужно гуглить?». И мне говорят какие-то вещи, я так: «А где вы это находите?». То есть понимаешь? Вот ты в медийном публичном пространстве и вот эта история… Давай два этапа: фаза, когда ты только начала и пошла эта волна, и сегодня.

Расскажи, каково, когда ты новичок? Даже когда тебя не поддерживают знакомые, когда тебе пишут: «Ты дурак», комментарий какой-то. Как с этим справиться? Как с этим прожить? Какими технологиями ты можешь здесь поделиться с теми, кто делает первые шаги? И сейчас твоя позиция какая?

Виктория Боня: Это очень хороший вопрос и я часто отвечаю на него. В первую очередь, та тетка, которая в VIP со мной фотографировалась, я тогда поняла, что тут надо по мере поступления решать задачи, а задачи пошли. Соответственно, тогда еще не было индустрии этих интернет-ресурсов, это все было в печатной прессе, все было немножко по-другому, и даже если тебе где-то кто-то что-то писал, это все было, сама понимаешь, в рамках «желтой прессы» довольно-таки нормальная информация.

Потом пошли блоги, блогеры и какие-то левые форумы, которые берут 5% правды и 95% покрывают то, как они хотят это все видеть, представить, и злорадствуют, потому что они считают, что именно так это все в жизни. И пошла, как ты говоришь, волна негатива, я поняла, что это волна энергии, которая тоже важна. Люди тебе отдают свою энергию. Пусть она в виде какашек выглядит сегодня, но даже самое грязное топливо ты можешь использовать, для того чтобы двигаться в жизни. Поэтому эту энергию нужно использовать. Я им благодарна: они свою жизнь посвящают мне. Они сидят там годами: «А она тогда-то сказала вот так, а сейчас она говорит по-другому».

Людям свойственно иногда переоценивать свои ценности и менять свое мнение, и это нормально, это должно быть, потому что есть то, что было 10 лет назад, и если ты будешь говорить то же самое, значит, ты деградируешь, получается. И, живя моей жизнью годами, я считаю, что они как раз таки делают меня сегодня популярной, и, отдавая столько энергии, сами того не понимая, они меняют меня и помогают мне двигаться.

Я всегда говорю: если есть какой-то негатив, нужно использовать это как топливо, на котором ты будешь двигаться, а хорошую свою энергию ты уже, как говорится, преображай и делай, что с ней хочешь. То есть когда самолет летит, ему нужна солярка или на чем он летает? На чем самолет летает? Явно не на 95-м бензине.

Мария: Ну, а когда ты видишь очевидную неправду? Было такое, что ты смотришь и у тебя внутренне…

Виктория Боня: Постоянно неправда, ты что?! 98% неправда! 

Мария: 98% информации неправда?!

Виктория Боня: Конечно!

Мария: Ты видишь это и ты такая что?

Виктория Боня: А что я буду делать?

Мария: А ты расскажи.

Виктория Боня: Ну, ничего не делаю я.

Мария: А бывает такое, что ты злишься? Я знаю, что есть суды, которые ты выигрывала.

Виктория Боня: Да, конечно, суд я выиграла – для меня это был принципиальный вопрос. Если бы я подавала на всех в суды, я бы все суды выиграла, потому что это абсолютно все неправда, то, что говорят. Но злиться я не злюсь. Для меня тогда, когда я судилась, это было важно, это было дело чести и репутации, потому что приписывали мне то, чего нет, приписывали фотографию, картинку, где я вообще не находилась, поэтому мне было важно. Ну, а так, если я смотрю, это набирает какой-то такой баз, люди пишут и просят, чтобы я пояснила, я поясню.

«Ну, идешь ты по дороге» – я им рассказываю (я медитацию делала, увидела эту картинку) – «вот твой путь жизненный, и твой путь чистый, очень красивый, вот он проложен. У тебя какие-то люди пересекаются, какие-то иногда встречаются, параллельно идут… И ты видишь фекалии собаки, которая сходила на дорогу. Да, на твоем пути, но ты не сядешь и не будешь в этом ковыряться, не будешь нюхать, что ела эта собака, и вообще, кому это принадлежит». Это не твое дерьмо, понимаешь? Поэтому надевать, примерять его на себя не нужно, – я им это и говорю. Людям свойственно посылать дерьмо. Ну, пройди мимо – и все. Оно будет попадаться на твоем пути и это естественно, это нормально. У нас, если кто был в Европе, там с кулечками…

Мария: С пакетиками, да.

Виктория Боня: Поэтому здесь твое отношение важно. Важно не то, что о тебе говорят. Важно то, как ты к этому относишься. Поэтому изменить себя можно, просто изменив свои взгляды на ту или иную ситуацию. И этого будет достаточно, чтобы решить очень древние, старые вопросы, которые ты не мог для себя решить и которые хранил как что-то отягчающее в своей душе. Поэтому меня это не касается. Кто-то недавно сказал: «Ну, вот Боня, как так?! Она все время сухой из воды выходит!». Я думаю: «Вот именно». Это правильное было сравнение, потому что я не принимаю, не беру это на себя. Это не обо мне, это о них. Поэтому я сухая из воды выхожу.

Кропотливый бизнес 

Мария: Ты, когда в закулисье рассказывала своим подписчикам о том, что будет происходить, несколько раз сказала по поводу бизнеса: «Я буду рассказывать про бизнес». И, кстати, на курсе действительно будут технологии про монетизацию личного бренда. Но ты как предприниматель, хочу другой пласт тебя, Виктории, показать аудитории. Насколько ты вовлечена в свои бизнесы? Или ты полностью все делегировала? Как ты выбираешь новые модели бизнеса? Почему, например, джинсы?

Виктория Боня: Мечтала сделать джинсы несколько лет. Их очень сложно делать, но мне хотелось именно джинсы. Потому что я, допустим, со своим средним ростом иду покупать джинсы, либо они – если это итальянские бренды высокого уровня – большие и тебе нужно их подрубать… Сейчас уже можно, кстати, ножницами отрезать, в принципе, это нормально. Ну, все время, допустим, покупаешь «Dolce» джинсы, там еще столько же висит. Либо ты идешь и берешь американские, но они все какие-то: либо много эластана, либо цвет не тот, либо фактура не та, либо карманы не так расположены, плющит попу и так далее. И я думала: «Боже, неужели нельзя создать нормальные джинсы?!». И вот у меня появилась эта идея.

Мария: Для себя создать джинсы.

Виктория Боня: Да, знаешь, все вещи, которые я шью, шью для себя, в первую очередь. То, что я не могу найти в магазине, я это делаю и все говорят: «Вау! Как классно! Как здорово!». И так же пришли джинсы, и когда пришли первые сэмплы, я их померила и не могла поверить своим глазам, потому что, может быть, шесть лет назад я познакомилась в Нью-Йорке с человеком, который делает джинсы и очень давно выпускает, и продает огромными партиями. Он говорит: «Давай мы с тобой сделаем». Он предложил мне вступить с ним в бизнес и продавать на Россию. Мне пришли сэмплы. Это был просто… это был такой позор! Я бы никогда в жизни не надела такие джинсы. И, ты знаешь, я отказалась от бизнеса. Просто продавать, чтобы продавать, – это не моя история. Мне нужно продавать то, за что мне не будет стыдно, и то, что я сама могу носить. А то, что он прислал, это просто катастрофа!

Поэтому, как мы с тобой разговаривали, идея пришла, и потом все события как-то складываются, что ты к этому сам приходишь. Прошло несколько лет, это не в один день. Поэтому я участвую на 100% в создании своих вещей. Цвета, ткани, текстура, фактура, модели, как это будет сидеть, – все абсолютно. Вот сейчас, допустим, мы чуть-чуть не успеваем в зиму, а зиму я должна уже сейчас отправить в изготовление, они мне присылают варианты того, что есть. И я понимаю, что это не мое. Я могу сейчас навыбирать: «Ну, давайте возьмем вот это, вот это, здесь поменяем», – но это не мое и я не буду носить это с таким удовольствием. И покупатели это почувствуют – они не будут покупать это с таким удовольствием. Поэтому для меня это важно. Я не знаю, может быть, это неправильно. Может быть, я бы уже давно создала индустрию, как Zara, если бы мыслила по-другому, не знаю. Но я кропотливо, как бабушка у меня вязала…

Мария: В общем, я правильно тебя поняла? Пока ты не отберешь, что это твое, ты зимнюю коллекцию не выдашь?

Виктория Боня: Да, но я уже отобрала. Я потом прихожу, так как я рисовать не умею и  говорю: «Мне нравится такая-то модель, такого-то цвета, здесь добавить это, то, то, то». И вот они мне присылают сэмплы, потом я говорю: «Так, вот здесь вы сделали не то, здесь сделали не так», – то есть это вот такой процесс работы. Но изначально принты и ткани, и все я выбираю сама. Поэтому да, я должна быть вовлечена на 100%, чтобы знать, что будет 100% успех, потому что когда привезли джинсы, вечером привезли, а на следующий день их уже не было в магазине – их просто разобрали. И мы дозаказываем партию, я понимаю, почему. Потому что это был мой огонь, энергию я вложила в это.

Мария: Ну, и твой новый бизнес. Все-таки инфобизнес – это же бизнес.

Виктория Боня: Да.

Компоненты  женщины на миллион

Мария: Ты запускаешь курс. Скажем так, успела я тебя поймать на этапе, когда курс уже скоро будет готов. Я видела структуру. Почему «Женщина на миллион»?

Виктория Боня: В первую очередь, потому что те девочки, для которых я это делаю, должны понимать, что они особенные, и они должны чувствовать себя на миллион, даже если у них нет ни копейки в кармане. Потому что «на миллион» – это не о материальном, это не о деньгах. На миллион – это, как говорят: «Вау! У тебя улыбка на миллион». Да, и ты понимаешь, что эта улыбка действительно на миллион, и ты носила эти брекеты несколько лет, и ты знаешь, что, допустим, в это вложено.

Поэтому на миллион, потому что в это будет вложен труд, работа, которую невозможно будет не заметить. Я им говорю: «Записывайте обязательно первые свои труды на видео, потому что вы будете смотреть их потом и сравнивать с теми, которые мы будем делать по окончании, и вы увидите разницу. И ваши друзья увидят разницу, ваши знакомые, ваш ближайший круг тоже увидит разницу, потому что это работа, и работа там довольно-таки сложная. Поэтому на миллион.

Мария: Хорошо. Из чего тогда складывается эта «женщина на миллион»? Какие компоненты важны для того, чтобы быть женщиной на миллион по внутреннему состоянию?

Виктория Боня: В первую очередь, мышление. И я понимаю, что за один день его не переписать, но потихонечку мы сажаем эти семена и они прорастут, потому что ко мне на семинар приходят люди по три раза. Кто-то был последний раз, говорит: «Мы уже третий раз». Я говорю: «Чего пришли?». Каждый раз слышат что-то новое, потому что сегодня тебя беспокоят такие-то одни задачи, и когда я о чем-то говорю, он говорит: «О, вот это моя тема». Он ее – раз! – проработал. Но другую тему не смог переварить, не смог даже усвоить.

Мария: Даже услышать.

Виктория Боня: Да, потому что  тогда для него это было второстепенно. Поэтому они и приходят. Поэтому курс – это такая работа, которая будет даже не единожды, а посмотреть дважды, трижды пройти. До сих пор будет тот же курс помогать человеку несколько раз в его становлении. В первую очередь, мышление – это самое главное.

Второе – аватар, в который тебе предлагают переодеться. Это те знания, которые они получат и уже будут нести. Допустим, я закончила школу тележурналистики и плотно работала. У меня был очень крутой педагог по технике речи – Корзинкина – до сих пор ее вспоминаю каждый день. Она убрала мне говор, акцент, который было очень сложно убрать. Я так говорила, и это было естественно для меня. И я не слышала, мне казалось, что все так медленно что-то говорят, что-то тянут. Я думала: «Ну неужели ты не можешь быстрее говорить?». То есть, нужно правильный темп поймать, ритм. И вот этот весь маленький труд, маленькие мозаики, которые мы складывали, потом сложились в один большой узор, который я также называю и работа над собой, и уверенность. Поэтому это будет труд – знания, которые они потом не смогут ни пропить, ни прокурить, ни потерять.

Мария: То есть практически сделать, например, как ты говоришь, как в пространстве себя несешь?

Виктория Боня: Себя несешь, да. Как ты реагируешь, как эмоционируешь. Даже когда ты эмоциональна, у нас есть такое задание, когда ты гиперэмоциональная и что-то выводит тебя на эмоции, здесь ты себя не контролируешь – эти моменты записывать: разговор по телефону с подругой,с мамой, когда ты очень эмоциональна. Тогда ты увидишь себя настоящую – такую, какой видят тебя люди. Потому что иногда мы сидим, парень нам понравился, мы при нем и держим спину, и все… Нам хватает этого на несколько встреч, а потом опять я появилась, не смогла сдержать.

Но это маски. А чем отличаются маски от твоего аватара? Маски фейковые – это то, что ты надел, но ты не принадлежишь этому, а здесь мы создаем этот образ. Это, как костюм. Это мой любимый костюм, я его надел, пошел на работу, я знаю, что я домой приду, я могу смеяться по-другому, разговаривать по-другому, сидеть по-другому, что-то себе большее позволить, расслабиться. Да, я уже знаю себя в этом костюме и четко все, никаких лишних движений не будет.

Мария: Кстати, я хочу сказать в защиту аватара, потому что некоторые говорят: «Это же не я, это же я притворяюсь».

Виктория Боня: Это работа.

Мария: Девушки, мы же, когда наносим макияж, делаем прическу, надеваем каблуки…

Виктория Боня: Это тоже не мы, это атрибутика.

Мария: Да, это тоже атрибутика, которая позволяет нам войти в определенный образ. Это мы, но просто в другом состоянии.

Виктория Боня: Да, это, как актер, который в какую-то роль входит. Да, это не он, но иногда есть те вещи, которые ему нравятся из этого образа, и он может для себя их оставить. Поэтому то, чему будем мы учить, в первую очередь,многие себе оставят эти знания, они потом в жизни будут их использовать. Это то, что должна знать каждая женщина, мне кажется. Это такая база, это настолько для меня очевидно! И не важно, где ты работаешь, где ты учишься, кто твои друзья, но важно уметь красиво разговаривать. Это очень важно.

Спортсмен ты или не спортсмен, их называют: «Ой, эти тупые спортсмены», – это относится к некоторому ряду людей. Но я считаю, что есть такие спортсмены умные, начитанные, в той индустрии, где их считают тупыми: футболисты типа, считают их тупыми. Я не знаю, почему, но есть, и я интервьюировала таких людей, которые очень продвинутые, очень глубокие. 

Мария: Да.

Виктория Боня: Поэтому сразу к нему и отношение как к личности другое. И не важно, в какой индустрии ты работаешь. Я считаю, что ты должен уметь говорить.

Мария: Итак, мышление, аватар… Дальше какие компоненты?

Виктория Боня: Обязательно мы будем проговаривать и я буду показывать вплоть до походки.

Мария: Кстати, это реально. Я видела stories и мне показалось, что ты реально показывала, как ходить по сцене для девушек?

Виктория Боня: Да, потому что очень многие не понимают или не осознают, и когда идут, у них голова вот так вверх, вниз, и колени не разгибаются. Есть такая походка, когда тебя закрывают, скажем так, вот здесь если поставить большой шкаф, я буду идти и будет такое ощущение, что я плыву. То есть голова не будет прыгать. Женщина должна плыть, по сути. Это не походка от бедра: «Давай мы сейчас по подиуму пойдем», – нет. Это та походка, которую ты можешь использовать каждый день, но это просто нужно напрягать коленную мышцу здесь, то есть чтобы колено было всегда прямое. Когда ты идешь, колено прямое. Хоп! – буквально маленькие какие-то вещи, которым я когда-то научилась и которые мне сегодня помогают. Я иду и люди оборачиваются, и я слышу «Вау!» за своей спиной. Я думаю: «Да». Это труд, это работа.

Поэтому все – от мимики, жестикуляции, тики, которые мы будем разбирать. Причем я не хочу, чтобы женщина была зажатая. Нет, у нее должно быть что-то свое, безусловно. Это ее характер, какие-то навыки, привычки, но при этом это тот комплекс, который позволит создать эту женщину. И если она попадет в какое-то общество, где люди работают над собой, она не будет отличаться от других.

Мария: Да. Так, а еще? Еще компоненты женщины на миллион. Что?

Виктория Боня: Компоненты женщины на миллион – это женщина, которая умеет принимать комплименты. Это очень сложно. Мало того, что комплименты, а еще и чувствует, что она действительно так выглядит или так себя ощущает.

У меня подруга, которая всегда, когда я ей говорю комплименты, такая: «Ну конечно». И вот мы год учились с ней. Я говорю: – Не «Ну, конечно», а «Спасибо?». Нужно благодарить, потому что когда тебе что-то дарят, дают, знаешь, неудобно брать, нужно просто закрыть глаза и сказать: «Спасибо». Больше от вас ничего не требуется, потому что когда ты отказываешься, если ты не хочешь брать, то в следующий раз могут не предложить. То есть такая маленькая история. Я не знаю, что еще сказать, много всего будет.

Мария: Я хочу про это маленькую ремарку. Я сейчас читаю Макса Фрая, одну из книг, и там конкретно именно про это. Тебе предложили – ты отказался. То, что тебе созвучно: тебе это нравится, ты отказался – больше не дадут.

Виктория Боня: Да, не дадут, Вселенная больше не даст, поэтому нужно благодарить, не скрывая.

Мария: То, о чем ты сейчас говоришь, кстати, в психологии это называется «синдром самозванца». Так как я очень много работаю с людьми-брендами, которые только начинают осознанно строить свой личный бренд, очень часто от этапа «какой я бренд?» до этапа «я что-то делаю в пространстве, как-то его меняю», вот эта «серая зона» я ее называю, когда человек ее боится пересечь, потому что «синдром самозванца»: «А кто я такой? А куда я лезу? А что обо мне подумают?». Тебе говорят: «Ты классный!», а ты такой: «Даа…».

Знаешь, вот эта история про то, что тебе говорят: «Ты классный! Ты молодец!», а человек внутренне думает: «Меня сейчас раскусят и поймут, что на самом деле я не классный, я не молодец, мне просто повезло. Я попал в нужное время в нужное место», – и обесценивает. И вот ты про это сейчас говоришь. Это, действительно, очень часто мешает – отсутствие способности принимать комплименты, деньги, возможности. Мешает.

Виктория Боня: Да.

Мария: И в личном брендинге 100%. 90% людей, так или иначе, этим страдают.

Виктория Боня: Причем есть люди талантливые, у которых есть талант.

Мария: Да.

Виктория Боня: И они все равно как-то, для них это – ах! – какое.

Мария: Знаешь, в чем прикол? По статистике именно талантливые, умные, глубокие люди этим страдают.

Виктория Боня: Да, а такие, как мы, – самозванцы. Давайте, все. Спасибо большое J. Ну, наверно, на этом я и строила тогда свою уверенность, потому что я знала, что я никто и звать меня никак, у меня ничего нет, но внутри был посыл, энергия, желание, которые мной двигали. И именно собрав в кучу все это свое желание, эта энергия дала свои плоды.

Мария: Результаты. Знаешь, чем отличаются настоящие самозванцы, действительно самозванцы, от мнимых, которые реально крутые, но они себя обесценивают?

Виктория Боня: Чем?

Мария: Тем, что те, которые настоящие самозванцы, они никогда не будут работать над собой. Они не будут искать методики, они не будут учиться, они не будут совершенствовать продукт, они не будут открывать новые ниши. Они будут, на самом деле, действительно хайпить и типа: «Любите меня таким, какой я есть», – и у них не будет роста. Просто то, о чем мы здесь сегодня говорили, ты говоришь: «Вот эти методики я собирала 15 лет», которые ты сейчас передаешь в курс. Для меня лично, как для эксперта в теме личного бренда сейчас, это показатель в том числе, что ты не самозванец.

Виктория Боня: Сейчас уже точно не самозванец.

Мария: Ну, это к вопросу, что в какой-то момент ты думаешь: «А как я могу стать эффективнее?». Друзья, это к вопросу о том, учиться или не учиться. Идти на этот курс, на другой, на какой-то еще, читать книгу или не читать, смотреть или не смотреть интервью, опять же, понимаешь?

Виктория Боня: Можно одну маленькую ремарочку? Здесь еще есть люди, как фанатики, которые ходят на все курсы, везде и всегда, а в итоге ничего не происходит. Почему?

Мария: Ты меня спрашиваешь?

Виктория Боня: Да.

Мария: Наверно, потому что их все, на самом деле, устраивает. Знаешь, есть целая группа людей, которые…

Виктория Боня: Которые теорию знают, но…

Мария: Но на практике не делают.

Виктория Боня: Да.

Мария: Иногда, мне кажется, еще есть фактор ограничивающих убеждений, когда они слышат, но не примеряют это на себя в практике.

Виктория Боня: Не прорабатывают, да? Потому что очень не хотелось бы, чтобы были такие люди, которые ходят, все смотрят, слушают, а в итоге в жизни ничего не происходит. Я не знаю, как от этого их обезопасить, но я все время говорю, конечно: «Прорабатывайте, работайте».

Мария: У тебя практические упражнения на курсе будут?

Виктория Боня: Конечно. В каждом блоке есть практические упражнения.

Мария: Это важно, чтобы люди могли «заземлять» какие-то вещи. Так, ладно, отвлеклись. Еще какие элементы? Ты говоришь «принимать комплименты». Вот «синдром самозванца», через который мы прошли, преодолели, поняли, что мы не самозванцы. А еще? Женщина на миллион?

Виктория Боня: Еще здоровый образ жизни, безусловно. После того как мы отработали вот это, скажем так, физическое – тело, сознание – потом идут материальные вещи вплоть до одежды, то, что мы кушаем, потому что я верю: то, что мы думаем, и то, что мы кушаем, – то мы и есть. 

Мария: Мы есть то, что мы едим, да?

Виктория Боня: Да, и то, что мы думаем. Поэтому здесь уже пойдет и здоровый образ жизни, который я практикую и безумно счастлива, и очень рада видеть себя в этом ресурсном состоянии и в состоянии высокой эффективности и энергии. И я думаю, что от еды очень многое зависит, поэтому здоровый образ жизни – это одна из самых главных тем. Но я хочу ее чуть-чуть попозже: сначала хочется расшатать все это «болото», встряхнуть, а потом уже на очищенное пространство или в сосуд вкладывать что-то полезное.

Мария: Ну, и один из финальных вопросов: ты и деньги?

Виктория Боня: Ой, я и деньги, Господи. Для меня деньги как пришли, так и ушли. В плане не том, что я транжира. Нет. В плане того, что я о них не думаю. Они всегда приходят и я очень благодарна, конечно же, тому, что они приходят. Но у меня, как тебе сказать, мне кажется, если бы у меня были миллиарды, я бы миллиардами их раздавала. Ты знаешь, для меня настолько важно отдавать материально! Не знаю, почему.

Может быть, конечно, мне нужно мыслить немножко, как евреи мыслят – отдавать их под проценты, вместо того чтобы просто отдавать? Я не даю деньги в долг, и уже это правило у меня существует, по-моему, лет семь. И если у меня кто-то спрашивает деньги, я смотрю, готова ли я подарить эту сумму. И я сразу говорю: «Я денег в долг не даю, но тебе я готова подарить вот эту сумму. Мне возвращать не нужно», – то есть для меня это основное правило. И я не стесняюсь говорить о том, что я не даю деньги в долг, особенно если этому человеку мне не хочется дарить эти деньги.

Мария: Я правильно поняла, у тебя есть специальные какие-то тактики взаимодействия с деньгами, структурирования, финансовая грамотность? Ты на эти темы не запариваешься?

Виктория Боня: Пока не запаривалась, но мне хочется пройти курс. Я знаю, что есть интересные курсы. В первую очередь это работа со знанием о тех же ограничивающих убеждениях, которые нас иногда приземляют. Вот это одно из убеждений: «Честных денег не заработаешь много. Большие суммы приходят только нечестным путем». Конечно, если ты разберешь, может быть, у меня есть что-то в голове, что можно убрать. Может быть, потом будет совсем другое, но я как-то не заморачивалась пока, по крайней мере.

Мария: Почему я спросила про финансы? Потому что ведь твоя трансформация не только в том, что ты стала известной, медийной, влиятельной личностью. Женщиной. Личностью. В том числе многие же смотрят: лайфстайл, видео, путешествия и так далее.

Я знаю, что у тебя на курсе будет тоже блок про финансовое взаимодействие, потому что «женщина на миллион», мне кажется, многие могут, в том числе, буквально понять эту историю – не только внутреннее состояние, но и как я буду…

Виктория Боня: Ну, те, кто буквально поймут, я думаю, что у них этот миллион появится в ближайшее время, потому что на тонком уровне они уже это создадут в своем пространстве. И, безусловно, я обращусь к каким-то экспертам по финансам, которые могут дать правильные советы, но пока я сама лично не проходила ни один из коучингов. 

Мария: То есть у тебя на курсе будут еще приглашенные эксперты, которые будут раскрывать разные темы?

Виктория Боня: Да.

Мария: Круто. Давай разыграем подарок.

Виктория Боня: Давай. Какой подарок?

Мария: Смотри, мы говорим про курс, мы встретились с тобой в преддверии этого запуска. Друзья, я более чем уверена, что многие из вас, кто сейчас смотрят это видео, уже такие: «Так, хорошо. О’кей, куда бежать?». Я предлагаю разыграть участие в курсе бесплатно.

Виктория Боня: Я предлагаю разыграть парочку таких участий. Я думаю, что один будет скрупулезно. Мы не жадные, мы щедрые. Я думаю, можно на двоих, на троих. И тот, кто будет бороться, как они будут бороться? Наверно, может быть, какой-то конкурс в Instagram через комментарии. Не хочется, чтобы они каким-то образом за это материально платили, если у них нет возможности, потому что тот, у кого есть возможность, он не будет участвовать в конкурсе, он просто купит этот курс и пройдет его.

Мария: У меня есть идея. У нас есть три места: мой Instagram, твой Instagram и YouTube, где будет размещен ролик. Давай разыграем три участия. Девушки, у меня к вам предложение: напишите ваш главный инсайт из этого интервью. Инсайт – это мысль, идея, что вы сделаете завтра. Может быть, что-то, что вы примените, то, что вы для себя: «О’кей, я никогда так не думала», – может быть, какая-то фраза, которую сказала Виктория сегодня. Напишите в комментариях в одном Instagram, в другом Instagram или под роликом на YouTube. И в каждой этой точке контакта мы сделаем розыгрыш.

Виктория Боня: Да.

Мария: Да, и мы подарим три места абсолютно бесплатно для каждой из вас, то есть три человека бесплатно попадают на один из потоков.  

Виктория Боня: Классная идея! Такой шанс обязательно нужно дать людям. Мне нравится. У меня мурашки.

Мария: У меня тоже мурашки J Ты знаешь, мне кажется, мы тут сидим такие и резонируем: у меня пошли – у тебя пошли, у тебя пошли – у меня пошли.

Виктория Боня: Когда они у меня идут, это значит, что так правильно. Это первый…

Мария: Сигнал тела, да.

Виктория Боня: Сигнал, да.

Мария: Это к вопросу о том, когда ты понимаешь, какое у тебя ресурсное  состояние .

Виктория Боня: Да.

Мария: Круто! Я благодарю тебя.

Виктория Боня: Спасибо тебе огромное! Я тебя тоже благодарю. Было безумно интересно, классно. Я готова с тобой еще общаться, записывать интервью. Мне кажется, это так интересно!

Мария: Я рада, что 97% того, что где-то там витает, на самом деле, разрушается в тот момент, когда начинаешь изучать себя, начинаешь смотреть, разговаривать и по отклику тела это чувствовать. Я благодарю тебя за то, что ты рассказываешь об этом.

Виктория Боня: Да, я тоже тебя благодарю. Ты знаешь, у меня было множество интервью, но ты понимаешь, что все эти интервью завязаны с какими-то этими тупыми «желтыми» слухами, сплетнями, и ни разу не было интервью, когда человек не хотел ковыряться в твоем прошлом, либо какие-то такие «желтые» темы поднимать, а именно раскрывал тебя как личность с интересных сторон. С тех сторон, которые могли бы быть интересны и полезны слушателям.

Мария: Аудитории.

Виктория Боня: Да, поэтому это было действительно очень классно.

Мария: Я благодарю тебя. Я как раз и хотела показать тебя как человека, которого я увидела, когда готовилась к этому интервью.

Виктория Боня: Спасибо! Так мило!

Мария: Друзья, не забываем ставить лайки, подписываться на канал, и участвуйте в конкурсе. Курс будет огонь.

Виктория Боня: Четырехнедельный курс. Месяц жизни.

Мария: Месяц жизни. И там будут дополнительные эксперты, среди которых вы увидите и меня, и я вам расскажу секреты личного брендинга. Все, увидимся на канале. Счастливо!