Выпуск # 89 | Руслан Абдулнасыров


«Если кто-то принимает решение заниматься
личным брендом, он должен для себя принять решение, что он должен быть максимально открытым»

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

Руслан Абдулнасыров

02 июля 2020

Владелец автохолдинга, федеральной сети автосалонов «Автосеть.РФ». География присутствия площадок – от Ростова-на-Дону до Омска. По данным Forbes в 2018 году собственные автосалоны принесли Руслану 5,4 миллиарда рублей выручки и 230 миллионов рублей чистой прибыли. 

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Продать почку для выживания в кризис - выход или безумие?
  • Банкротство 2008 против коронавируса 2020: как выйти из кризиса?
  • «Я принял для себя решение, что я буду двигаться через личный бренд!»
  • Как один пост принес 35 000 000 рублей
  • Как перченые новости разогревают аудиторию

Ближайшие события

МЫ СОЗДАДИМ, УПАКУЕМ И ПРОДВИНЕМ ВАШ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД

Старт 14 июня

ПРОЙДИТЕ ЭКСПРЕСС-ДИАГНОСТИКУ, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, НУЖЕН ЛИ ВАМ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД

Отправить ответ

avatar

ТЕКСТОВАЯ ВЕРСИЯ ПОДКАСТА:

Мария: Друзья, всем доброго дня! В эфире авторский подкаст «Будь брендом» и Мария Азаренок. Мы продолжаем серию интервью онлайн, и снова в таком непривычном для вас формате, но зато какой у меня гость! Этот гость не из Москвы, он из Казани. Руслан Абдулнасыров – владелец автохолдинга, федеральной сети автосалонов «Автосеть.РФ», причем эта автосеть – одна из самых крупных по продаже автомобилей с пробегом. География присутствия площадок – от Ростова-на-Дону до Омска. Как говорит Forbes, в 2018 году собственные автосалоны принесли Руслану 5,4 миллиарда рублей выручки и 230 миллионов рублей чистой прибыли.

Мария: Друзья, всем доброго дня! В эфире авторский подкаст «Будь брендом» и Мария Азаренок. Мы продолжаем серию интервью онлайн, и снова в таком непривычном для вас формате, но зато какой у меня гость! Этот гость не из Москвы, он из Казани. Руслан Абдулнасыров – владелец автохолдинга, федеральной сети автосалонов «Автосеть.РФ», причем эта автосеть – одна из самых крупных по продаже автомобилей с пробегом. География присутствия площадок – от Ростова-на-Дону до Омска. Как говорит Forbes, в 2018 году собственные автосалоны принесли Руслану 5,4 миллиарда рублей выручки и 230 миллионов рублей чистой прибыли. И сегодня в этом интервью для нашего подкаста мы будем разбираться, зачем и как он строит личный бренд, какие выгоды это ему дает: прямые, косвенные – и вообще, как строить бизнес в современных реалиях. Руслан, приветствую! 

 

Руслан: Мария, здравствуйте. Очень приятно, что пригласили на эфир. Я готов ответить на все ваши вопросы. 

 

Продать почку для выживания в кризис - выход или безумие?

 

Мария: Я хочу начать с момента, когда вы хотели продать вашу почку, потому что…

 

Руслан: Такой неинтересный момент вообще! 

 

Мария: Мне кажется, что это очень интересный момент, потому что когда ты находишься… Вы знаете, сейчас мы снимаем это интервью, когда Россия находится на этапе турбулентности. То есть вот он коронавирус, вот он рубль, вот эта вся ситуация. И это не первый ваш кризис. Многие люди сейчас говорят: «Ой, у меня тут задолженность, у меня тут кассовый разрыв». Можете рассказать про этот момент в вашей истории, который, как мне кажется, сформировал вас как предпринимателя в том числе. 

 

Руслан: То есть у нас сегодня будет тема разговора про мотивацию, как преодолеть кризис, но не про личный бренд. Хорошо, Мария, я понял. Начинаем. 

 

Мария: Вы знаете, а я объясню, почему я задаю этот вопрос. Потому что из моего опыта именно такие истории часто формируют людей-брендов, потому что именно эти истории становятся основой, легендой, которая сформировала. Потому что когда я это увидела, я теперь, благодаря вам, знаю, сколько стоит продать почку. 

 

Руслан: То есть не продать, а просто, сколько стоит почка. 

 

Мария: Сколько стоит почка. 

 

Руслан: То есть один орган, который внутри нас, да?

 

Мария: Да-да. И, кстати, вы можете сказать, сколько она стоит? Сколько стоила почка в 2018 году? 

 

Руслан: Да, в 2008 году. 

 

Мария: В 2008, да. Итак, сколько стоила почка в 2008 году? 

 

Руслан: 800 000 рублей, по-моему. Ну, 870 000, что-то такое. Недорого, на самом деле. Мы стоим гораздо дешевле, чем думаем, чем представляем. Вообще история была, я коротко, сейчас прямо быстро расскажу. Там была история такая: мне сейчас 41 год, в 2008 году мне, соответственно, было 28-29 лет, и у меня был уже достаточно серьезный бизнес, когда мне было 25 лет, то есть я уже тогда продавал автомобили как продавец в автосалоне. Ну, то есть не я работал продавцом, а у меня уже был бизнес, и у меня были уже такие хорошие достижения, на самом деле, для 25-летнего пацана: у меня был Мерседес – все-все было в 25 лет, было больше даже.

 

Мария: А можно в детализации, что такое хорошие достижения в 25 лет? Мерседес это для себя, а с точки зрения бизнеса? 

 

Руслан: С точки зрения бизнеса у меня была компания, которая продавала автомобили, то есть это была не какая-то перекупская компания, это была компания, где работал кредитный отдел, где была сервисная служба, где была структура компании, где мы говорили на бизнес-языке, где мы каждый день занимались тем, что что-то придумывали, разрабатывали. Это то самое ценное состояние, когда ты только взлетаешь, и каждый день, что бы ты ни придумал, реализовываешь завтра, и это получается просто вот так вот, понимаете?

 

Мария: Да. 

 

Руслан: И это, я считаю, было большим достижением, когда в 25 лет у тебя есть команда людей, которые вместе с тобой точно так же вовлечены, и не всегда они это делают за деньги. 

 

Мария: Что случилось в 2008, мы все знаем. В какой, скажем, форме компания подошла к этому кризису? Какой, может быть, был оборот или сколько машин в день вы продавали до того, как все случилось? 

 

Руслан: В 2008 году мы продавали около 10 машин в день, наверно, где-то так. Сейчас мы продаем, к слову, где-то в районе 50 машин. И там получилось так, что кризис был осенью, в октябре, по-моему, а в июле я оформил в ипотеку автоцентр стоимостью 65 000 000, мы внесли своих около 23 000 000. И мы только зашли в эти все отношения с обязательствами, сделали, по-моему, три платежа, и приехали – все встало. Просто я не верил, что я так серьезно ошибся, то есть, с одной стороны, я понимал, что чуть ли не Bank of America объявляет себя банкротом, что это глобальная ситуация, она касается вообще всех рынков, но меня это не должно было задеть, потому что я считал, что уж кто-кто, а я в такую яму не попаду. И когда я оказался в этой ситуации, я не знаю, у меня руки опустились, я настолько был несчастным человеком! У меня было такое ощущение, что на меня все смотрят тычут пальцем и про себя говорят: «Ну посмотрите на этого красавчика: он вчера тут гонял на Мерсе, а сегодня гоняет уже на Лифане – на китайской машине». Короче, у меня там вообще все перевернулось. У меня еще воспитание такое – у меня отец военный – все должно быть честно, правильно. Я искал какие-то решения – надо же их перебирать, да? Я не знаю, дошло бы дело до скальпеля, но я просто залез в Интернет, когда я искал решения. То есть набор решений в любом случае приведет к какому-то правильному, даже не к правильному, а к действию, а действие уже все-таки выведет путем какого-то анализа к правильному результату. И вот, перебором действий я подумал: «Дай посмотрю, сколько стоит почка». Ну, посмотрел. Потом думаю: «Ну, не дурак, нет? Ну, не дебил? Ты что делаешь вообще?». То есть угробить себя, можно еще что-нибудь продать, то есть это глобально не решает. Хотя тогда у меня долг был 86 000 000, и если бы тогда она стоила 150 000 000 – так, чтобы с приходом можно было ее отдать – мне кажется, я бы сдал бы ее тогда. Я ответил на ваш вопрос? 

 

Мария: Да, ответили. И вот у меня вопрос, а все-таки какое решение вы выбрали, чтобы из долга в 86 000 000 выходить? Вообще я слышала, что долг был больше. Вообще я слышала цифру 140 000 000. 

 

Руслан: Ну, там как, смотрите, есть же общие кредитные обязательства, и мы их сразу начали погашать: у нас же есть автомобили на складах, оборудование, там есть дополнительное оборудование – все это начинает лететь в эту воронку. В итоге все заканчивается тем, что у нас остается фактически голый автоцентр, все арестованные счета, и мы фактически заходим в стадию банкротства. 

 

Мария: И приняли решение банкротить компанию? 

 

Руслан: Да, мы банкротили компанию, было несколько компаний. Опять же, чтобы тоже было правильно, когда говорят про какие-то достижения: «Вот он оказался в этой ситуации и вылез из нее» – на самом деле, у меня там была такая лестница, как вылезти из этой ситуации. То есть когда я оказался с долгом в 86 000 000, у нас автоцентр попал в том числе в залоговую массу, понимаете, да? 

 

Мария: Да. 

 

Руслан: То есть мы его продали практически так же, по чем и покупали, и уже основную часть долга отдали, понимаете, да? 

 

Мария: Да. 

 

Руслан: И это не какой-то длинный-длинный путь: «Вот, он там начал перебирать» – это достаточно все быстро произошло. Ну, относительно быстро: за пару лет мы начали все отдавать, продавать, распродавать. То есть там самая большая проблема была в том, что команда начала трещать по швам: люди, специалисты, которых ты, по факту, выращивал, вкладывал, они начинали теряться – то есть у них есть в голове непонимание и нет уверенности в завтрашнем дне. И вот это была самая большая проблема, потому что набрать с рынка в слабую компанию всегда очень сложно сильных людей, а сильные работают с сильными. И, конечно же, когда ты начинаешь терять ключевиков, а их тоже можно понять, потому что у них есть свои ожидания и по доходу, есть свои обязательства по ипотекам, автокредитам, дети у всех. И здесь не было у меня, конечно, ни к кому претензий, но вот это было, наверно, самое сложное – удержать ребят. Но удержали. Наверно, процентов шестьдесят коллектива мы смогли удержать, и вот так потихоньку, потихоньку начали выгребать. 

 

Мария: А как вы нашли эту гипотезу, как выгребать, через что выгребать? Я объясню, почему такой вопрос. Сейчас, на фоне вот этой турбулентности многие люди находятся в точке «минус», некоторые в точке «ноль». И для них встает вопрос: «А что дальше?». И я лично знаю нескольких людей, кто не чувствует в себе силы идти в предпринимательство, но при этом понимает, что не понимает, как работать в найме. То есть был такой момент: «Я не понимаю, что делать дальше вообще»? Или такого момента не было и у вас всегда был какой-то вариант, куда и что? 

 

Руслан: Нет, я всегда думал, то есть когда оказываешься в такой ситуации, не дай Бог кому-то оказаться в ситуации, у кого родственник или близкий человек находится в тяжелом состоянии, и ты начинаешь много думать об этом. Я, слава Богу, не находился относительно близких людей, но относительно компаний, а мы к ним всегда относимся, к своим компаниям предприниматель относится, как к детям. Я очень много думал на эту тему, что мне делать, как это все вырулить, а если вырулю, что мне делать дальше, как это вообще делать. То есть у меня даже были мысли пойти работать в найм, потому что меня с удовольствием брали топ-менеджером, безусловно, то есть у меня разные были мысли: и как-то поменять, в принципе, сферу деятельности – и все-все это передумывал. И когда ты все это крутишь, какая-то мысль крутится в голове, ты ее со всех сторон обсматриваешь, прямо на 360°. Не ты головой крутишь, а ты ее обскакиваешь так вокруг: «Не то, не то, не то». Потом у меня все равно вывод такой: «Ты хорошо умеешь продавать автомобили, ты умеешь продавать команды. Зачем ты что-то придумываешь?» В этой ситуации, когда ты не можешь отдать долг, или, точнее, каждый предприниматель… Или, точнее, даже еще шире: каждый человек на Земле – окошко вылезло информационное – каждый человек на Земле когда-нибудь не мог отдать долг. Ну, была наверняка у каждого человека ситуация, когда он не мог отдать долг, просто это наверняка было в разных суммах, в разных моментах, но бывало такое, и каждый человек проживал эту ситуацию. Никто не умер, ни с кем ничего не случилось, поэтому здесь как-то разговор с самим собой очень сильно помог, на самом деле. Очень сильно. Я для себя просто принял решение, что я должен заниматься тем, что я умею, и я умею делать это, на самом деле, гораздо лучше, чем все остальные. То есть вот этот внутренний заряд, хотя я уверен сейчас, что я не делаю это лучше, чем все остальные, это очевидно, но эта уверенность в себе, что где-то ты должен залить кипятка в чайник, потому что там он уже остыл, и огонька-то не хватает, но где-то нужен кипяток. Ну залей тогда в него сам этот кипяток и все – просто сам себя растормоши. Это, знаете, все сложно, на самом деле. Слышать это всегда легко, особенно подвергать критике, каким-то сомнениям и говорить: «Нет, так не бывает. Он ерунду говорит или красивые слова». Но это, как, знаете: «Как стать Аллой Пугачевой?». Ну, Алла Пугачева, наверно, может об этом сказать, но мало кто ею станет, хотя наверняка кто-то станет. И сложно, наверно, когда люди спрашивают. Мне очень часто задают вопрос в директ: «А как сделать так, чтобы добиться таких же результатов, как вы?». Я не знаю, ребята, как сделать так, чтобы добиться таких же результатов, как я. Если бы я знал, я бы своего родного братишку, который работает наемным топ-менеджером – он глава телекоммуникационной компании, но хочет иметь свой бизнес – я бы его научил. Я даже его не могу научить, понимаете? Я не знаю, серьезно. Поэтому здесь только исключительно метод проб и ошибок. Попробовал – не получилось – откатился, попробовал – не получилось – откатился. Рано или поздно тысяча попыток дает шансов в тысячу раз больше, если вы сделали тысячу попыток, в отличие от того, кто сделал одну попытку. Это же тоже просто математика, ничего здесь умного я не говорю, на самом деле, правда? 

 

Мария: Это не про сказать что-то умное, это рассказать про практический опыт. 

 

Руслан: Да-да. 

 

Мария: Потому что когда сейчас люди переживают, что их долги несколько сотен тысяч рублей – микробизнес – и для них это большая проблема, но по факту, как я вижу, и я уже вижу эти кейсы, когда когда человек не останавливается, пересобирает какую-то новую версию себя, рано или поздно он приходит к какому-то результату. Просто у меня у самой было, бизнес, которым я сейчас занимаюсь, он шестой, и один из бизнесов я потеряла в 2008 году как раз таки, то есть бизнес свой я потеряла в тот момент, но, пересобираясь в какую-то другую гипотезу: одну, другую, третью – в итоге ты находишь что-то. И, возможно, это не предел. Вопрос: что на сегодняшний момент представляет из себя ваша компания? Можете ее описать? Короткая самопрезентация: «Мы…». Цифры, твердый факт, вау-результат. В итоге вы вышли из этой точки 2008 года, и сегодня 2020 год.  

 

Руслан: Почему-то все ждут вау-результатов, заметили, да? 

 

Мария: Да. 

 

Руслан: А просто результатов недостаточно? 

 

Мария: Нет, люди ждут, люди любят вау-цифры, только, знаете, такой штришок какой-то такой: «Ух ты!».

 

Переход из точки 2008 года в 2020 год

 

Руслан: Ну, у меня просто две компании, я просто не стал вас перебивать, то есть две автомобильные компании. Одна компания называется «Автосеть.РФ», вторая компания называется «Апельсин». «Апельсин» занимается продажей новых автомобилей, мы являемся дилерами брендов KIA, Lada, Mitsubishi, сейчас подписали на еще один крутой бренд. И там бизнес выглядит в классическом виде: это автоцентр огромный, это все такие мощности – и на сегодняшний день таких автоцентров у нас девять. У меня есть еще бизнес автомобилей с пробегом, под брендом он развивается «Автосеть.РФ». Все это получилось так, что сначала появился «Апельсин», это по-дворовому, потому что я еще в 2002 году открыл «Апельсин». Это просто была шутка, мы просто ржали во дворе с пацанами, когда покрасили гараж в желтый цвет, потому что просто краска такая была. И это просто ржач был, и мы дальше кузовным занимались, это тоже ржач был. Никаких целей, мы не знали, что такое цели, никаких тренеров раньше не было, Инстаграмов, Интернетов, Ютубов. Оно было, но нас оно точно не касалось. Имеется в виду, YouTube был, а Instagram тем более не было, никаких тренеров, консультантов в виде вас. Это сейчас ты запрос какой-то сформулировал для себя и к кому-то обратился по рекомендации. Фактически можно закрыть любой вопрос, имея при этом огромное желание, и даже если нет денег. По-любому можно даже с вас вытащить бесплатную информацию, если красиво к вам подъехать. Ну, вы же человек, вы же живой, правда? 

 

Мария: Это Руслан говорит на опыте наших двух совместных эфиров, когда я дважды приходила к нему и он вытаскивал-таки из меня полезную информацию для своих подписчиков. Я подтверждаю. 

 

Руслан: Ну да, потому что некоторые говорят: «Вот, нет денег, что мне делать?». Делать что-то надо, это точно, но нужны целевые действия. Надо понимать, что ты делаешь, для чего ты это делаешь, и как ты к этому подготовился. Если ты хочешь разбежаться и вприпрыг упасть сразу на диван, то навряд ли у тебя получится. Ты упадешь на пол, потому что надо подготовиться: понимать, оценивать расстояние и все остальное. Поэтому если… Я потерял мысль, Маш. 

 

Мария: Мы говорили про то, что «Апельсин» – это было смешно, что вы тогда даже не планировали эту историю. 

 

Руслан: Да, и когда я принял решение в 2014 году, шесть лет назад открыть компанию по продаже автомобилей с пробегом федерального уровня, «Апельсин» у меня уже в голове не ложилось. «Апельсин» ложился с овощебазой. Это мне казалось в 2002 году, что это креатив, но это уже была такая банальщина для 2014 года. Надо было взять такой понятный бренд, уже я подходил здесь методологически, потому что это все должно вязаться. Это домен-бренд – это очень удобно, как вы понимаете, «Автосеть.РФ» – мы его разместили на нашей доменной зоне. Купил я этот домен за 50 000 рублей на каком-то аукционе, и эта компания развивается уже самостоятельно. Это две команды совершенно разных, есть везде директора свои. Чтобы вы понимали, у нас объединена бухгалтерия, потому что это финотчетность, то есть одни и те же цифры. У нас даже программное обеспечение, ПО разное, представляете? То есть у нас структуры разные, везде свои директора. Это нагружает, безусловно, вообще компанию, но цели разные у компаний. В одной компании мы капитализируем вообще большой объем денег, которые мы зарабатываем, слава Богу, мы их капитализируем в кирпичи. Не знаю, насколько это сейчас верно вообще делать, но пока я придерживаюсь этой стратегии: мы не арендуем, мы покупаем. У нас везде покупки 270 000 000, и покупаем мы не в кредит. У нас есть один автоцентр в лизинге, но там было просто удобно это сделать по лизингу, потому что он уже был залогово-лизинговый, там компания не могла оплатить и просто на нас переписали, и нам показали, что это выгодно. И мы сказали: «Ну, о’кей, давайте попробуем» – потому что взять здание в лизинг – это, по-моему, очень редкая ситуация, правда? 

 

Мария: А вторая компания? 

 

Руслан: «Автосеть.РФ» развивается с помощью открытия собственных площадок и с помощью франчайзинга. Я не люблю этот франчайзинг, то есть мы вплелись в эту историю, я уже тысячу раз пожалел, честно скажу. Я никого не призываю ни у нас покупать франшизы, и те, кто хочет продавать франшизы, разрабатывает, тысячу раз надо подумать. Мой жизненный опыт о чем говорит? Мы, получая с партнера 2 800 000 паушального взноса и 150 000 роялтса, с доп. услугами он платит в месяц где-то 340 000, компания платит нам, партнер. У нас зона ответственности находится на уровне целого автоцентра, целого бизнеса, а там серьезный везде бизнес, там десятки миллионов рублей, прямо это очень серьезно. Я извиняюсь, никого не хочу обидеть, это не парикмахерскую открыть, не франшизу продать по производству каких-то безделушек. И, конечно же, доход в 300 000 меня не устраивает как человека, который отвечает за всю зону, еще и отвечает своей репутацией, тем более я развиваю личный бренд. Я ребятам вообще говорю: «Нафиг нам этот бизнес нужен вообще, именно франшизный?». Потому что, смотрите, мой вывод какой на сегодняшнем этапе? Я не знаю, какой у меня вывод будет через год, но сегодня я вижу, что либо компания профессионально должна заниматься франчайзингом и долбить эти франшизы, продавать десятками – и там конверсия тоже будет так себе, своя, но там людям пофиг, они делают на этом бизнес, но при этом помогают кому-то взлететь, просто отдавая простые, элементарные технологии, упакованные в понятную коробку для них, просто такая последовательность понятная – либо ты должен заниматься своим бизнесом. А мы вообще вплелись в историю, когда мы открываем свои сейчас площадки, у нас их, по-моему, 14, и еще мы имеем 12 партнеров, и еще которые долбятся к нам в дверь, хотят купить франшизу. Я не продаю франшизу. У меня мои ребята с отдела франчайзинга, они, честно говоря, меня не очень любят, потому что они ко мне не заводят людей, но финальное собеседование с кандидатом все равно со мной, и они меня долго готовят к этому. 

 

Мария: То есть, есть риск, что, заведя к вам человека, может сорваться сделка, я поняла. 

 

Руслан: Всего лишь в 50%. Я не собираюсь смотреть. Приходит партнер, парень какой-то адекватный… Ну, сейчас мы вообще перестали общаться с какими-либо парнями и девчонками, это еще на заре становления этого нашего направления франчайзингового, сейчас жесткое требование – ты должен быть официальный дилер, потому что его уже проверил дистрибьютор, там уже очень много отсева произошло, и там вообще другого качества партнеры идут. А приходит парень, он говорит: «Я готов инвестировать, у меня есть 40 000 000» – он подтверждает все и готов заплатить, но я понимаю, что у него там столько провалов, у него столько компетенций не хватает! Начиная от того, что он не умеет общаться, коммуникативные навыки, заканчивая тем, что он не очень хорошо разбирается в продажах. То есть это нам, чтобы его подтянуть, а потом и его команду подтянуть, представляете, сколько нужно? И мы начинаем превращаться в такую тренерскую группу. 

 

Мария: Да, которая начинает выращивать его как предпринимателя.

 

Руслан: Да, а мы же не знаем, какие у него в детстве были травмы, как он на все смотрит, все это разные углы, все начинает это вытягивать. Я говорю: «Блин, еще раз чтобы мы кому-то продали вот так?! Эта тема железобетонно закрыта, вот прямо железобетонно». Не может ни один человек, который не является официальным дилером, купить франшизу «Автосеть.РФ». Я говорю: «Не надо. Нам деньги не нужны вот эти вот, понимаете?». 

 

«Я принял для себя решение, что я буду двигаться через личный бренд!»

 

Мария: Они вам гораздо дороже обходятся в дальнейшем. Хорошо, две компании с разными целями, и их объединяет личный бренд. Ваш. 

 

Руслан: Ну, если вы хотите так сказать, давайте так скажем. 

 

Мария: Ну, по факту так и есть, потому что в вашем контенте я вижу обе компании, я вижу прямые продажи у вас в Instagram, что удивительно, я вижу результаты этих продаж. И первый вопрос, который мне часто задают разные предприниматели, а ведь многие люди, которые делают бизнес, они находятся не в стадии, как эффективно построить личный бренд – все равно многие люди, особенно которые находятся в регионах, находятся в позиции: «А зачем?» То есть потенциально понимают, зачем, но чтобы системно, регулярно этим заниматься, вкладывать в это время, в это вкладывать деньги: «Ой, ну нет. Мы лучше какими-то другими способами». Как у вас перешел этот тумблер? Почему вы решили-таки строить личный бренд? 

 

Руслан: Ну, это, в первую очередь, опять же, связано с целями. Когда люди говорят: «Я не понимаю», – у него, значит, цели не соответствуют, то есть ему действительно не надо. То есть люди сами по себе, в большей своей части, когда речь заходит о деньгах, точнее, об их личных доходах либо об их личных покупках, то люди чаще всего закрываются, они не хотят этим делиться. Кто-то боится спугнуть удачу, кто-то благодаря своему правильному воспитанию говорит: «Зачем понтоваться? Я этим пользуюсь и это мое», кто-то переживает за свою безопасность. Поэтому у человека не совпадают цели как раз таки с развитием личного бренда. У меня ситуация немного другая, потому что мы строим федеральную сеть «Автосеть.РФ». Ну, представляете магазины «Магнит»? То есть им нужно было очень много персонала в достаточно короткий срок. По сути, у нас та же самая задача. Мы, конечно, не магазины «Магнит», которые по локациям должны открываться чуть ли не в каждом дворе, чтобы удобно было сбегать туда за молоком, но, тем не менее, автобизнес требует людей с очень высокими компетенциями. Бизнес дорогой. Любая ошибка: неправильно купленная машина либо неправильно проведенные переговоры с клиентами – и клиент ушел, потому что всегда есть какая-то альтернатива – это потеря достаточно серьезная именно в плане денег. И, конечно же, нам как компании, которая развивается достаточно активно, нужны люди, причем люди нужны с хорошими компетенциями. Как это можно сделать? Я принял для себя решение, что я буду двигаться через личный бренд, чтобы мои подписчики либо люди, которые где-то меня касаются, в принципе, понимали, как я мыслю, что я пропагандирую, какие у меня ценности. Если это будет действительно как-то откликаться в душе, они могут присоединяться к нашей команде. Опять же, это покупатели автомобилей, которые, в принципе, тоже являются потенциальными сотрудниками, потенциальными нашими клиентами. Знаете, как жизненный цикл клиента, если про него говорить, нам же хочется, чтобы не одна была покупка, а чтобы их было много, регулярно.   

 

Мария: Если есть задача в этом секторе, чтобы он всегда приходил к вам, да. 

 

Руслан: Да, это тоже опять про личный бренд. 

 

Мария: Хорошо, а эта гипотеза, давайте так, гипотеза оправдалась? Вот вы начали с этим намерением, в итоге работает личный бренд именно так, как вы предполагали? Усиливает команду? 

 

Руслан: 100% вообще. 100%. Нереально просто! У меня резко выросло удержание, давайте изнутри, удержание персонала, то есть люди стали в принципе работать в команде дольше, это я вам точно могу сказать. То есть ты для них стал более понятен, потому что одно дело – ты начальник, пробежал, что-то на совещании там сказал, другое дело – ты в трусах показываешь свою квартиру. Ну, все по-разному – я сейчас просто утрировано – показываешь свою личную жизнь. Ну, не получится там скрыть какие-то такие моментики – все всё видят, все всё понимают. Поэтому здесь, если кто-то принимает решение заниматься личным брендом, он должен для себя принять решение, что он должен быть максимально открытым. Здесь что-то показывать, что-то не показывать, мне кажется, нельзя. Хотя, мне кажется, есть ребята, которые показывают долго-долго только работу и, не показывая личную жизнь, тоже имеют неплохие результаты, но здесь тоже должна быть какая-то своя уникальность. Ну, здесь не мне судить, я рассказываю просто про свой опыт. 

 

Мария: Про свой опыт. Как вы выработали эту стратегию? Потому что когда я наблюдаю со стороны, я вижу очень много правильных, точных решений, которые, я говорю, прямо классные. Если разбирать с точки зрения методологии личного брендинга, есть определенные аспекты: личная жизнь есть, но она дозирована. Это не про то, что вы обнажаетесь перед аудиторией и плачете в сториз. Простите, я просто сейчас в последнее время как раз пишу про это пост. Очень много сейчас есть блогеров, которые плачут в сториз, и когда ты первый раз это видишь, ты смотришь и думаешь: «Ах!». Но когда ты видишь на неделе это восемь раз у разных блогеров, ты понимаешь, что они прошли какой-то тренинг про то, как вызывать сопричастность аудитории, и нужно обязательно поплакать в сториз. Ну, я образно говорю. Вы же не плачете в сториз? Не показываете закулисье семейных ссор каких-то там? То есть вы делаете это очень сбалансировано. Как нащупали этот аспект? 

 

Руслан: Не знаю, мне так хочется. Опять же, Мария, надо отличать. Я все-таки в первую очередь предприниматель, в первую очередь руководитель, собственник, первое лицо своей компании, который является человеком-брендом, но все равно мы говорим о том, что я предприниматель. Другая ситуация, когда человек – блогер, он зарабатывает исключительно на том, что его смотрят, дают какую-то обратную связь, у него есть какие-то контракты на интеграции – то есть это разное. Поэтому эта вовлеченность, это сопереживание ему больше нужно. Мне это не нужно, хотя я тоже наверняка где-то в душе плачу, огорчаюсь, но, наверно, это не стоит показывать. Ну, это мне так кажется. Смотрите, тоже очень интересная история с предпринимателями. То есть кто такие предприниматели? Это люди, которые встали на самостоятельную дорожку. Кто может стать на самостоятельную дорожку? Люди с достаточно авантюрным характером.  

 

Мария: Да. 

 

Руслан: То есть он, не имея никаких знаний в принципе, говорит: «Я хочу быть предпринимателем». Кто ему дает удостоверение предпринимателя? Да, по сути, никто. 

 

Мария: Никто. Он сам себе выдает это. 

 

Руслан: Он сам себе удостоверение выписал и все. Пошел, ИП зарегистрировал, а очень многие работают в «черную»: они вообще работают без ИП, без каких-либо налогов – и он тоже предприниматель. Так кто же его назначил предпринимателем? Он, только он сам себя, понимаете? Поэтому тут и получается у человека. Это о чем говорит? О том, что предприниматели очень многие вещи делают интуитивно, не имея вообще никаких знаний. Мы сейчас на примере как раз развития личного бренда, вы задаете вопрос: «Откуда у вас знания по развитию личного бренда?». Да ниоткуда. Где я их могу взять? Ниоткуда. Вы меня консультировали, от вас, считайте. Давайте так скажу: от вас, Маша. 

 

Мария: Ну, это была разовая стратегическая консультация. Хорошо, скажем, несистемная работа в течение года, но просто я действительно отмечаю, что многие аспекты сделаны правильно. Дальше вопрос: свой влог вы зарегистрировали, я посмотрела, 10 апреля 2018 года вышло первое видео, влог. 

 

Руслан: Да. 

 

Мария: Почему выбрали такой формат? Это первое. И второе – насколько это дорого и трудозатратно? С точки зрения продакшена, с точки зрения времени, с точки зрения героев и идей? Поделитесь закулисьем влога. 

 

Руслан: Ну, это такая история… На самом деле, я многим говорю, когда у меня спрашивают: «Слушай, я хочу начать вести влог» – человек рассказывает какой-то свой концепт – я говорю: «Ну, у тебя реально продукт поменяется, на десятой тоже поменяется, на двадцатой вообще будет другим». Поэтому здесь не должно быть иллюзий на этот счет, потому что когда люди говорят: «Вот, у меня не получается» – я говорю: «Ну, это не получается сейчас просто, это прямо сейчас. Не может получаться с первого раза. Это вообще было бы очень странно, если бы все получалось». С точки зрения затрат, сейчас я, кстати, тоже поеду на съемки влога, мы будем снимать большой коттеджный поселок прямо единственный в России, обязательно посмотрите, это прямо европейского уровня, прямо сделали такой остов у нас здесь в Казани. Это сейчас, какая сейчас съемка, как нас приглашают, и то, что мы там про себя что-то пилили – это два принципиальных момента. Даже если зрители сейчас смотрят, посмотрите канал «Руслан Абдулнасыров» на YouTube называется, посмотрите первую серию, как раз 10 апреля 2018 года, и посмотрите последнюю. Я не знаю, когда вы будете смотреть это видео или слушать подкаст, но это будет два вообще абсолютно разных влога, это как два абсолютно разных человека. Был маленький человек – стал большой. И все говорят: «О, как вырос! Возмужал! И вообще по-другому выглядит». Ну, конечно, время-то прошло. И времени это занимает, у меня одна съемка занимает в районе 3-4 часов, мы стараемся делать серию в районе получаса, но всегда вылезаем, потому что нам хочется рассказать что-то интересное, потому что там всегда есть что-то интересное. Мы снимаем четко по концепции: мы рассказываем про бизнесы, которые работают в Казани, рассказываем про их собственников и пытаемся тоже разобрать их путь. В первую очередь, конечно, это больше такая мотивашка для людей, которые сомневаются в себе, чтобы они увидели, что проекты, которые сейчас действительно качают очень серьезные деньги, начинались с очень маленького-маленького дельца, когда там вдвоем встретились, что-то обсудили, бомбанули и у них все получилось. То есть чтобы ребята, которые сейчас находятся, может быть, в сложной ситуации, тоже для себя понимали, что не все так сладко и у тех ребят, которые сегодня являются героями наших влогов, на их жизненном бизнес-пути. И таких моментов там достаточно много. А ошибки… Мы вначале начали снимать, я вообще такой активный парень, я начал снимать про путешествия свои, то есть я такой денежный, много езжу и ездил, и буду ездить, дай Бог, то есть у меня 2 поездки за границу в месяц – мне есть, что снимать, есть, что показывать. Я начал вот это показывать. Нет, не зашло. Я думаю: «Давайте про компанию будем». 

 

Мария: Не зашло? 

 

Руслан: Нет, не зашло. Ну, неинтересно. Это как смотреть эротический фильм: кто-то занимается приятным делом, а ты смотришь и говоришь: «А мне-то что?» – не то получается. Потом начали снимать про компанию. Про компанию тоже как-то стало… Не тот формат уровня. Смотрите, чтобы достигнуть какого-то результата, нужен уровень, а уровень, он прямо с нуля, как бизнес, то есть не получается, никто не смотрит, никому не надо, ты тратишь время, опускаешь руки. Я себе говорил, что я больше это говно снимать не буду, раз пять железно. То есть я говорил: «Я все, я не буду снимать. Тратить 4 часа – никто не смотрит, никому не надо». Короче, там таких разговоров с самим собой было миллион. 

 

Мария: И как в итоге? Вы находили какую-то другую гипотезу, как можно снимать, и думали: «А, ладно, еще раз попробую»? 

 

Руслан: Нет, я потом себе давал пощечину и говорил: «Соберись, тряпка! Что ты, первый раз сталкиваешься с проблемой? Иди и реши ее». Я еще раз повторюсь, было бы очень странно, если бы все у всех получалось с первого раза. Мы бы уже все – предприниматели и все люди на Земле – планету спалили своими результатами и мегажеланиями, мегаидеями, вот этими амбициями. Слава Богу, ни у кого ничего не получается с первого раза, потому что процентов, наверно, 98 всяких действий ненужных, они исчезают, да? 

 

Мария: Да. 

 

Руслан: Ну, вот так и получилось, что мы начали снимать, потихоньку-потихоньку начали расти, команда начала расти. Мы снимали сначала с моим оператором Лехой, который фотографировал автомобили. У нас парень на площадке фотографировал автомобили, я начал с ним снимать. Я говорю: «Ты умеешь видео?». Он: «Ой, конечно, я люблю». Я его подтянул, и сейчас этот парень у нас прямо топит, но он уже руководитель съемочной группы: у нас уже есть операторы, есть световики, звуковики. Короче, мы приезжаем, я так со стороны смотрю, если отхожу по телефону разговаривать, иду обратно к месту съемки, там такой движ идет, как будто кино уже снимают. Все равно в это как-то втягиваешься, и когда еще есть результат, ты начинаешь понимать, все-таки как, на самом деле, можно делать. И начинаешь, конечно…

 

Мария: А вот это ощущение, что есть результат, это что? Это комментарии людей, это обращения в директ? Как вы поняли, что «да, сейчас я чувствую эту связку с аудиторией и с контентом»? Что это были за такие маячки, сигналы? 

 

Руслан: Маш, это везде происходит, на самом деле. Начиная от того, что ты поднимаешься по лестнице, а тебе сосед говорит: «Блин, классный влог просто, Руслан!». Я говорю: «Ты что, смотришь, что ли?!». Он говорит: «Да ты что, братуха?! Я вообще не пропускаю!». И уже заканчивая тем, что просто тебе сигналят на дороге, в магазинах подходят сделать селфи. 

 

Мария: Меня очень зацепило, я читала у вас пост про маму, и это такой уже совершенно другой уровень признания, когда мама читает, смотрит. Это прямо…

 

Руслан: Я, конечно, считаю по-другому, что мамы у всех сейчас смотрят. Мы же говорили на эту тему, что родители и старшее поколение, им пришлось прийти в Instagram и в TikTok не для того, чтобы пользоваться ими как площадкой, где можно размещать. Они не туда заливают, они оттуда потребляют, смотрят просто за нами, и им всем интересно, как наши дела. По телефону мы говорим «нормально», но, на самом деле, этого мало родителям, близким – они хотят понимать, как нормально. И это «нормально» все есть в наших сториз, как обычно. Тогда они говорят: «Нормально». Я выложил пост, машину купил спортивную, багги я занимаюсь. Она дорогая, на самом деле, очень дорогая: 3 000 000 машина плюс столько же и в нее нужно положить. Мама мне пишет в WhatsApp: «Сынок, поздравляю с очередной покупкой». Я думаю: «О, Instagram работает». Даже маме не надо рассказывать, что это за машина – она все знает.

 

Как один пост принес 35 000 000 рублей

 

Мария: Личный бренд и продажи. Я знаю, что у вас был пост, который принес вам, по факту, более 35 000 000 рублей. Один пост. Да? 

 

Руслан: Да. 

 

Мария: Просто, знаете, мне часто говорят такое возражение, что в Instagram продаются только тряпочки или платюшки, или курсы по тому, как печь пирожки. Это же, наверно, не разовая история? Есть какая-то статистика, сколько приносит Instagram с точки зрения именно монетизации? То есть сколько денег он реально приносит, реальных, «живых» денег в бизнесе? И как вы вообще продаете через Instagram? 

 

Руслан: Ну, на самом деле, у меня вообще первый раз был такой опыт. Я тоже не верил, давайте начнем с этого. 

 

Мария: Так…

 

Руслан: Наверно, года два назад, когда мне кто-то рассказывал, что через Instagram можно продавать грузовики, по-моему, там была история, или мне про вагоны кто-то что-то рассказывал, я говорил: «Ну, фигня, по-моему. Просто фигня, то есть это не та площадка, чтобы продавать серьезные вещи». Но время поменялось, ты поменялся, сознание поменялось. Тут же, как только переключится, сразу все становится понятно. И, видимо, тут у меня переключилось. В первый раз я, на самом деле, разместил недели три назад пост, у нас был сток, то есть у каждой автомобильной компании остаются автомобили, «красный склад» так называемый, которые перестояли, а мы финансируемся же за счет денег банков, то есть нам автомобили дают на консигнацию, то есть реализацией это называется там: 70, 90 дней. И все, что мы вышли за этот срок, там автоматически просто ставится на оплату процентов – поставщик переводит долг с тебя на банк. И, получается, ты должен банку, и там процент. Поэтому таких машин у каждой автомобильной компании всегда достаточно, почему и всякие распродажи по автомобилям или суперпредложения – это как раз связано с тем, что чистят склады. У нас была очередная чистка склада, там было, по-моему, порядка 40 машин, что-то такое, достаточно серьезный склад у нас там скопился, я сказал: «Ну, давайте попробуем. Просто разместим пост. Давайте попробуем». И я не ожидал, я просто пробовал. Помните, мы с вами вначале говорили про действия, срез результата, анализ, да? Здесь я просто думал, что мы получим какой-то результат, опять проведем анализ и опять перезапустимся, а здесь просто бабахнуло: 20 машин на 34 000 000 пришли и купили. Причем, смотрите, ресурса не было потрачено никакого вообще, нисколько. Даже если бы мы захотели потратить какие-то ресурсы, хоть куда – не важно, куда – нужно было сделать продакшн, нужно было договориться, оплатить это время, это было бы все не то. А тут я просто шлепнул пост, шлепнул сториз. Люди пришли и купили. Я удивился. Это для меня прямо какую-то новую плоскость открыло. Я понял, что надо еще больше в это вкладываться. И то, что я времени уже достаточно уделяю социальным сетям, но здесь я для себя, по крайней мере, увидел оправдание, что я это делал не просто так, не проводил я там время. Я специально убрал все подписки у себя, чтобы больше туда заливать, а не оттуда получать. 

 

Мария: Быть СМИ, а не потребителем контента, да. 

 

Руслан: Да-да. 

 

Мария: Вопрос, а что в своей работе над личным брендом вы делегируете? Потому что график-то у вас ого-го! И при этом и поездки, и увлечения, грани, которые вы показываете в том числе у себя в блоге. Какая команда вам помогает? Продакшн понятно на YouTube, но если мы возьмем Instagram, например? 

 

Руслан: Ну, нет, честно говоря, у меня каких-то таких ассистентов. Я директ сам разбираю. Блин, мне тяжело реально разбирать. Я упираюсь, зубами скреплю, но я понимаю, что так никто не делает. И у меня есть в жизни один такой секретик, я поделюсь им с вашими подписчиками: я всегда делаю то, что не делают конкуренты, то, что не делают люди, которые занимаются тем же самым, чтобы не называть их конкурентами. И я понимаю, что очень многие люди остаются без обратной связи, а мне нужна активная аудитория, они должны быть лояльными. Мне очень многие, на самом деле, не верят, что я сам отвечаю – просто сейчас стал голосом отвечать. Я не люблю голосовые сообщения, потому что это долго слушать, пока там человек «му», «хрю». Всегда же тяжело разговор, тем более мы, татары, очень сложно говорим, а некоторые люди еще сложнее говорят, тянут. Я не люблю голосовые, но отправляю голосовые, и человек мне говорит: «Блин, у меня голова закружилась от того, что вы прислали мне голосовое сообщение. Неужели это вы?! Я как будто с Киркоровым пообщался». Я думаю: «Е-мое, чувак, я просто тебе ответил на твой вопрос и все». То есть это настолько сильно, как выясняется, на людей воздействует. 

 

Мария: Настолько важно им. 

 

Руслан: Видимо, им настолько сильно не хватает вот этой обратной связи, когда блогеры, я не хочу говорить слово «зажрались», но они пересытились вот этими словами благодарности, может быть, какой-то обратной связью. Ну, странно, честно говоря, что они не дают обратную связь. На это можно посадить, может быть, какого-то ассистента, который бы их просто долбил. Мне сегодня с утра тоже парень пишет: «Давайте откроемся в Абакане, у нас салон, мы продаем автомобили». Я говорю: «Извините, мы не рассматриваем эту территорию для развития». Ну, я так ответил: «Извините, мы не рассматриваем эту территорию». Он мне пишет: «Бл**ь!» – извините, это я вам сейчас, чтобы вы запикали. Он мне прямо так и пишет, матерится и говорит: «Я думал, а ты написал, что ты отвечаешь в директ. Это не ты ответил, а твой smm-щик». Я думаю: «Ну ладно». Я ему записываю голосовое, я говорю: «Старик, а ты с чего вообще взял, что это делает smm-щик? Ты мне можешь логику объяснить?». Он тоже голосом отвечает, такой, видно, удивленный: «Слушайте, так приятно, спасибо! Это, оказывается, вы. Просто у вас такой холодный ответ». Я говорю: «Ну а что я должен написать тебе?»

 

Мария: Да, а почему он должен быть теплым? 

 

Руслан: Да, то есть что я должен написать тебе? Я тебя не знаю. Ты задаешь вопрос, я на него отвечаю. Я стараюсь сэкономить в том числе и твое время. Безусловно, я коротким ответом экономлю свое, но и твое – тебе меньше нужно читать. Я не знаю, какому количеству людей ты пишешь, в какой ситуации ты сейчас находишься. Если ты едешь за рулем, тебе ответ в одно предложение достаточно посмотреть, ты едешь дальше и думаешь: «Так, этот отказался. Теперь думаю о другой стратегии», правда? 

 

Мария: Да. 

 

Руслан: И вот таких, конечно, моментов очень много. Но это жизнь такая, социальная жизнь, она такая интересная, сейчас наполненная. 

 

Как перченые новости разогревают аудиторию

 

Мария: Да-да. Один, кстати, из элементов этой социальной жизни – это какие-то хейтеры. Слышали, да? Хейтеры, тролли…

 

Руслан: Да. 

 

Мария: Есть у вас? 

 

Руслан: Ну, очень мало. Очень редко вылезает кто-нибудь, и я стараюсь с ними в полемики не вступать, я им даже разрешаю оставлять их комментарии в постах, и я оставляю комментарии. 

 

Мария: Не стираете? 

 

Руслан: Я не стираю, если там нет прямого оскорбления меня либо кого-то, если нет мата. Вот он высказывается, он пишет, парень пишет… Давно уже не писали, честно говоря, я помню, парень один пишет: «От тебя все больше попахивает нарциссизмом, то есть самолюбованием». Возможно, это так. Возможно, это не так. Возможно, тебе это показалось. Возможно, я с этим согласен, возможно, я не согласен. Но самое главное, спасибо, что ты написал мнение. Ты обратил на это внимание, мое, в первую очередь. Я еще раз открыл ленту, всю плитку посмотрел, что я там любуюсь, где. Я вообще пользу там даю или я там показываю свои вот эти дорогие побрякушки в виде часов, либо еще что-то? Да, я смотрю, у меня там есть моменты, которые я специально сделал, такие вбросики – показываю артефакты, что у меня есть спортивный автомобиль желтого цвета за 12 000 000. Но это факт, это доказательство моих слов, что я чего-то в этой жизни добился и у меня есть какой-то жизненный опыт. Или часы на руках, которые стоят 1 500 000, они тоже, наверно, о чем-то говорят? Они золотые, да, но это куплено не для того, чтобы пыль кому-то в глаза пустить, быть капером и говорить: «Слушай, делай, как я, или дай мне деньги, я в ставки или еще что-то». Это какие-то элементы моей жизни, которые я могу показывать, а могу не показывать, но если уж мы занимаемся с вами такой вот игрой в открытую, то я вам это показываю в качестве артефактов. И кому-то это может казаться, что это самолюбование. 

 

Мария: Я здесь вставлю маленькую ремарку, потому что эти дискуссии «показывать или не показывать», они часто идут в пространстве социальных сетей, и даже у Евгения Гаврилина было ток-шоу, на котором, кстати, выступал известный вам Дмитрий Потапенко, сейчас про него будет вопрос. И я там выступала одним из экспертов с вопросом: «Показывать или нет?». Я просто скажу, друзья, всем, кто смотрит сейчас это интервью: если это часть вашей жизни, и это в том числе не про похвастаться… На самом-то деле, это же, по сути, показатель результативности. Если я результативен в бизнесе, у меня есть определенный образ жизни: путешествия, хобби, поездки, артефакты, атрибуты. И, если честно, большинство людей это вдохновляет, ведь все паблики, которые мотивационные, они же все как раз пропитаны именно: «Ты старайся, стремись, расти – и будет». Ну, как-то так. 

 

Руслан: Безусловно. Для меня вообще все открыто, то есть я стараюсь быть максимально открытым. Даже сейчас мы сидим в моем кабинете, я вам сейчас покажу: вот мой кабинет, смотрите, за мной стеклянная стена, если я подниму выше, там ребята, наверняка, вы видите, да? 

 

Мария: Да-да, работа кипит. 

 

Руслан: Вторая стена тоже стеклянная, там тоже офис, там люди работают. И вот люди ходят. Они ходят и видят, что я тоже здесь сижу и работаю, я не в носу ковыряюсь. Я, конечно, могу ноги задрать на стол, посидеть, то есть это для меня нормально, я не скрываю этого. Я могу снять ботинки, ноги задрать на стол кверху – мне так удобно – вот такой вот я здесь. И это все бьется у моих же сотрудников, все бьется в социальных сетях, если вернуться к удержанию своего персонала и к лояльности, и ко всему остальному. 

 

Мария: Хорошо, теперь по поводу остроты контента. Не так давно была у вас, получилось, что публичная переписка с Дмитрием Потапенко, когда ваш, я так понимаю, ассистент обратился с предложением коллаборации по рекомендации подписчиков, и тот достаточно жестко начал отвечать. И вот вы вынесли эту историю на поверхность. У меня вопрос. Есть люди, и я знаю таких людей в личном брендинге, которые специально нарываются на такие ситуации, чтобы обострить, чтобы создать, и выносят их, потому что это драйв, это жизнь, это интриги, скандалы, расследования. Я предполагаю, что вы этого не планировали.

 

Руслан: Нет, конечно. 

 

Мария: Да, но, тем не менее, это произошло. Какой эффект это оказало на вашу аудиторию? Что вам дала ситуация не пропустить эту ситуацию мимо, потому что действительно он очень жестко отвечает, там было матерных куча всяких определений, и совершенно ваша спокойная позиция предложения коллаборации, и его оценочная история. Что это дало? Стоило ли это того и повторили бы вы это еще раз, если бы надо было, возвращаясь к моменту? 

 

Руслан: Безусловно, такие перченые новости разогревают аудиторию, они разогревают твоих подписчиков, они тоже врубаются в этот процесс, но, конечно, надо отличать. Есть такие агрессивные герои нашего времени, скажем так, в виде каких-то разоблачителей, еще кого-то: они все время ищут какие-то вопросы, все время что-то разбирают, кого-то обсуждают – и это такая своя стратегия. У меня, конечно, я вообще не хочу никакие ни с кем отношения выяснять: у меня есть мой бизнес, у меня есть мои ребята, мои цели – и с кем-то что-то выяснять – мне вообще плевать. В ситуации с Потапенко надо быть еще внутренне готовым к этому. Видимо, я внутренне как-то был готов к какой-то такой ситуации, где все это вынести. Вообще, конечно, лучше экологичней делать, на мой счет. Чем больше экологии, тем более внятные будут подписчики. Если поливать с утра до вечера всех подряд, то, наверно, тоже будут подписчики, но они будут совершенно другого типа. Самое главное, чтобы они потом вас не сожрали.  

 

Мария: И вот эта ситуация, как она, что она дала в итоге? 

 

Руслан: Никак, Маша. Ничего не дала абсолютно.

 

Мария: То есть то, что ваша аудитория писала ему в директ или как-то поддерживала вас, это…

 

Руслан: Нет, ну, тут наши местные казанские СМИ эту тему подхватили, статьи написали о том, что у казанского предпринимателя-блогера произошел конфликт с таким вот… То есть какой-то элемент пиара отсюда, если сейчас говорить на языке, что от этого получили, какие плюсы, не плюсы даже, а… Я слово забыл, честно говоря. Татарин, извините. 

 

Мария: Последствия? Выгоды? 

 

Руслан: Нет. Сейчас, я вспомнил слово, извиняюсь. Если с призмой меркантилизма смотреть, то я здесь получил какой-то дополнительный охват, дополнительное упоминание в СМИ. СМИ, конечно же, приходится писать, какой блогер, где он блогер, что он блогер и какой его аккаунт. Наверно, вот тут получил каких-то новых подписчиков и какой-то еще дополнительный охват, а с точки зрения всего остального… А что там? Там больше нет ничего. Там какой-то очень странный мужчина очень странно себя вел. То есть надо понимать: из любой конфликтной ситуации победителем точно не выйдет никто. При любой конфликтной ситуации это негатив. Чем больше негатива в вашей жизни, тем меньше позитива – опять логика. То есть объем жизни вот такой. Если вы ее замещаете негативом и вот столько остается места для позитива, тогда и не говорите, что вы несчастный человек, е-мое. Просто сделайте себя счастливым – вот так отодвиньте негатив в сторону – и у вас в ограниченном пространстве будет гораздо больше позитива. Поэтому я размышляю таким образом, такими категориями, что чем меньше в жизни конфликтов, отвлечений на какие-то разборки, тем больше будет результатов и счастливой жизни. Это же очевидно, правда? 

 

Мария: Да, безусловно. Мне понравилась метафора про объем. Вопрос, чем мы заполняем этот объем. Да, это наглядно очень для визуалов показывает, собственно говоря, время. Время дня, чему оно посвящено. 

 

Руслан: Да, конечно. 

 

Мария: О’кей, и в завершении нашей встречи сегодня у меня еще один вопрос. И, друзья, как я не сказала вам вначале, у нас есть для вас подарок. Подарка будет, кстати, два, потому что пока мы разговаривали, я поняла, что я тоже хочу сделать определенный подарок. Первый подарок от Руслана. Мы говорим про личный бренд, это будет книга про человека-бренда, и это связано с автомобилями. И книга будет с автографом Руслана отправлена в ваш город, в вашу страну. Как она называется? «Феррари»? 

 

Руслан: Книга про человека-бренда. Есть такой человек, был – Энцо Феррари. Человек построил великую компанию, великий бренд, и он стал не просто очень узнаваемым, он стал богатым, он стал знаменитым, он стал влиятельным. И вот эта книга в дорогущем переплете, с таким золотым тиснением… Я ее сейчас подписываю. Ее открываешь – все дорого. Вот я прямо открываю: «Блин, и тут тоже золото». То есть прямо даже вот тут вот все. Очень круто сделанная штука, прямо маркетинг такой очень крутой. И его, Энцо, называют гением, на самом деле. Считается, что это один из самых лучших примеров человека-бренда, который смог сделать так, чтобы его фактически фамилия была настолько сильно распиарена и при этом увековечена, что пока мало кто добился таких результатов, потому что автомобили – это слабость мужская. Я сейчас подпишу, и потом уже по адресу, который вы мне скажете, я отправлю эту книгу за свой счет. 

 

Мария: Друзья, эту книгу мы будем разыгрывать по комментариям под этим видео на YouTube в течение недели после выхода этого интервью. Итак, если вы сейчас слушаете подкаст, то идите на YouTube, пишите ваш инсайт, что было для вас полезно, или задавайте любой вопрос герою, потому что, как вы видите, Руслан работает с аудиторией самостоятельно. Очень может быть, что ваш вопрос послужит для него вдохновением для какого-то эфира или поста. И, друзья, я предлагаю, чтобы героя, победителя… Руслан, как вам идея, если вы сами выберете победителя? 

 

Руслан: Без проблем. 

 

Мария: Или рандомно? Как мы выберем? 

 

Руслан: Я бы хотел, конечно, рандомно, потому что это все субъективно, потому что кто-то может обидеться. 

 

Мария: Хорошо. 

 

Руслан: Очень важно, чтобы этот человек был подписан на наши с вами социальные сети. 

 

Мария: Сейчас я дам вишенку, да. 

 

Руслан: Я подписал. 

 

Мария: Итак, друзья, эта книга, она подписана, да. 

 

Руслан: Я ее подписал. Здесь написано: «Спасибо, что прочитали». Книгу писал не я, ребята, но спасибо, что вы прочитали, и, возможно, она действительно вас вдохновит заниматься развитием личного бренда. 

 

Мария: Отлично! Итак, ваш инсайт под этим роликом на YouTube, и главное условие – быть подписанным на канал Руслана и быть подписанным на мой канал, и написать комментарий. Все ссылки будут под этим роликом. И у меня еще есть второй подарок, он совершенно из другой плоскости. Просто пока мы разговаривали, я поняла, что мне бы очень хотелось, чтобы если интервью для вас полезно, если вы нашли в нем мотивацию, пример, вдохновение, сделайте сториз про этот эфир, поделитесь впечатлением. Отметьте Руслана, отметьте меня и напишите, продублируйте ваш инсайт под постом, где я буду анонсировать это интервью. То есть у меня в Instagram будет анонс, под ним продублируйте ваш инсайт, ваш вопрос, сделайте сториз, и по этим комментариям при условии, что вы подписаны на Руслана – это я лично проверю – я рандомно разыграю экспресс-консультацию по личному брендингу. 

 

Руслан: Супер! 

 

Мария: Да, я напоминаю, что консультация со мной стоит 25 000 рублей в час. Я разыграю экспресс-вариант, он будет 30 минут, но, как говорят отзывы, этих 30 минут может быть достаточно, чтобы очень сильно скорректировать вашу стратегию или помочь вам в принципе направить фокус вашего внимания на какие-то ваши сильные аспекты, чтобы строить личный бренд или вывести его на новый уровень. Так что у нас два подарка: один – на YouTube, другой – в Instagram. Пишите ваши впечатления, под роликом есть все ссылки, выигрывайте подарки. И, Руслан, последнее, может быть, напутствие. Может быть, даже и для себя. Если мы вернемся в начало твоего бизнеса, в этот оранжевый гараж, в этот «апельсин», что бы ты себе тогда пожелал как начинающему предпринимателю, тому парню, который что-то там с карбюраторами или как они там произносятся? 

 

Руслан: Да-да, все правильно. Не знаю, Маша, это очень философский вопрос, на самом деле. И, мне кажется, я не смогу точно на него ответить. Не знаю, я хочу пожелать себе и каждому из вас, и вам, Мария, удачи. Предпринимателям удача вообще нужна, как кислород – это одна из составляющих успеха. Если вы видите человека с большими результатами, поверьте мне, у него нет столько компетенций, как вы можете себе представить. У него, может быть, где-то было чуть больше удачи, которой он обязательно воспользовался. А удача есть у каждого, просто не все ею пользуются, да? 

 

Мария: Я благодарю и за встречу, и за пожелание. И я согласна с этим. 

 

Руслан: Все, добро. 

Мария: Да, счастливо!