Ольга Смышляева - От мечты до дела

Выпуск # 96 | Ольга Смышляева


«Почему человеческий фактор является ключевым при построении нового бизнеса»

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

Ольга Смышляева

28 января 2021

Основатель и идейный вдохновитель Студии Путешествий Wanderlust. Проработав юристом 14 лет, Ольга в одночасье решила изменить свою профессиональную деятельность. И за последние 2 года с помощью туристической компании Wanderlust более 500 клиентов с чеком от 1 000 000₽ отправились в путешествия мечты. Сама Ольга называет себя “bridge person” – человек-мост, который соединяет людей с их истинными желаниями и раскрывает им то, о чем они даже не подозревали.

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Человек выбирает человека и может пойти за ним даже в новую сферу, если он ему доверяет;
  • Личные истории продают гораздо эффективнее откровенной рекламы;
  • В современных реалиях людям хочется больше "personal touch" - личных взаимодействий при организации путешествия;
  • Люди едут в поездки за эмоциями, а не просто за красивыми видами;
  • Когда ты продаешь услуги, для тебя самым ценным является человеческий ресурс;
  • Рекомендация предпринимателям: если заходишь как новичок в какую-то сферу, то нужно направленно привлекать опытных сотрудников для того, чтобы использовать их экспертизу для бизнеса;
  • Опытные сотрудники дают возможность сделать качественный скачок и помогают росту экспертности. Это выход на новый уровень;
  • Не бывает худа без добра. Почему карантин привел в туристический бизнес новых клиентов;
  • Синдром самозванца как кладбище нереализованных бизнесов.

Ближайшие события

МЫ СОЗДАДИМ, УПАКУЕМ И ПРОДВИНЕМ ВАШ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД

Старт 14 июня

ПРОЙДИТЕ ЭКСПРЕСС-ДИАГНОСТИКУ, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, НУЖЕН ЛИ ВАМ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД

Отправить ответ

avatar

ТЕКСТОВАЯ ВЕРСИЯ ПОДКАСТА:

Мария: Оля, привет! 

Ольга: Здравствуй, Мария! 

Мария: Я начну с Wanderlust’а. Что это значит? Почему Wanderlust? 

Ольга:  Wanderlust – это название нашей компании, дословно мы называемся студия путешествий Wanderlust. И «wanderlust» – это термин, который переводится с английского языка как «страсть к путешествиям». Собственно говоря, это то, что отражает нашу суть. Все вообще без исключения сотрудники нашей команды очень любят путешествовать, и само агентство

Мария: Оля, привет! 

Ольга: Здравствуй, Мария! 

Мария: Я начну с Wanderlust’а. Что это значит? Почему Wanderlust? 

Ольга:  Wanderlust – это название нашей компании, дословно мы называемся студия путешествий Wanderlust. И «wanderlust» – это термин, который переводится с английского языка как «страсть к путешествиям». Собственно говоря, это то, что отражает нашу суть. Все вообще без исключения сотрудники нашей команды очень любят путешествовать, и само агентство было рождено именно из любви к путешествиям, потому что это приоритет в жизни. Почему студия? Потому что у нас достаточно маленькое бутиковое туристическое агентство. В толковании словаря Ожегова студия – это мастерская живописца или скульптора. Так и мы с нашими менеджерами в нашей студии, в нашей мастерской творим индивидуальные персонализированные путешествия, каждое из которых прорабатывается вручную – это всегда индивидуальное, не пакетное решение, которое подобрано под конкретного клиента.

Мария: Я правильно понимаю, что ты в принципе всегда любила путешествовать, но раньше не рассматривала это для себя как какую-то сферу, в которой можно работать и зарабатывать, да? 

Ольга: Совершенно верно. Моя первая поездка за рубеж состоялась, когда мне было 11 лет, и это была как ни странно Южная Корея. Тогда был 1992 год, и с тех пор просто я заболела путешествиями. Понятно, что в детстве, в юности их было меньше, но во взрослой жизни я старалась просто каждую возможность использовать, чтобы куда-то выехать, увидеть что-то новое, и всегда это давало какой-то заряд счастья и прилив энергии, что это стало как наркотик – захотелось все больше и больше видеть этот мир и получать этих эмоций во время поездок. 

Мария: Смотри, я думаю, что я кого угодно могу спросить: «Любите ли вы путешествовать?» – все скажут: «Да, я люблю путешествовать». Но одно дело любить, а другое дело решиться оставить успешную карьеру, в корпорации, теплое насиженное место, где все знакомо и понятно, и предсказуемо, и хорошая зарплата, наверно, в корпорациях такого уровня, и сделать из этого бизнес. То есть что тебя побудило именно перейти в эту категорию предпринимателей в этой сфере, в которой у тебя на тот момент не было специального образования? 

Ольга: Знаешь, это решение пришло не сразу. Я закончила в свое время институт по части юриспруденции, юрист-международник по профессии, и много лет работала и в консалтинговых компаниях, и потом в большой корпорации юристом. Это занимало большую часть моей жизни, естественно, я работала с самого раннего утра до позднего вечера пять дней в неделю и с очень маленьким количеством отпуска в году, когда я могла принадлежать самой себе. И в какой-то момент, хотя все складывалось и финансово успешно и стабильно в моей жизни, я поняла, что мне нужно больше свободы, для того чтобы реализовывать свои мечты, и больше свободы, чтобы делать то, что я по-настоящему люблю, то, что мне действительно приносит удовлетворение в жизни. И в какой-то момент я решила, что я хочу заниматься собственным делом, и вопроса о том, чем заниматься, вообще не стояло. То есть я могла бы задуматься открыть салон красоты или фитнес-студию, или, может быть, какое-то кафе, винный бар, но мне захотелось именно открыть туристическое агентство и заниматься именно организацией путешествий и больше вникнуть в эту тему, узнать о ней, больше путешествовать самой и больше открывать мир людям, в том числе моей семье, моим детям, с которыми я хотела проводить больше времени, каждых каникул и куда-то отправляться, и быть такой более гибкой в своем графике. 

Мария: То есть можно сказать, что ты просто как мама придумала бизнес, в котором ты можешь в том числе усиливать вот эту связь семейную, традиции, поездки вместе с детьми, быть ближе?

Ольга: Думаю, да. В том числе это сыграло свою роль, потому что мне хотелось, когда я работала в корпорации, путешествовать и вдвоем вместе с мужем, и куда-то выехать с подружками, ну и, конечно, проводить больше времени со своими детьми. Когда наступают каникулы, а я должна работать, они сидят дома, они включают гаджеты, им нечем заняться, меня нет, я в офисе. А так мы практически каждые каникулы детские теперь проводим с ними вместе и вместе отправляемся в путешествие, потому что я могу себе это позволить теперь. 

Мария: Ты являешься одним из соавторов книги про синдром самозванца «Как творить и делать дело без страха и сомнений?». Давай честно, не имея образования, не имея практического опыта в туристической отрасли, был ли у тебя тот самый синдром самозванца при переходе? Вот ты работаешь в корпорации и думаешь: «Вот я открою агентство. Что?! Кто я такая?! Куда я лезу вообще?!» – вот это все было или как?

Ольга: Да, конечно, это было и достаточно ярко выражено, потому что когда я открыла туристическое агентство и начала работать, я поняла, что здесь огромная есть сфера, которую я не знаю, потому что когда ты турист, когда ты путешественник сам, ты не понимаешь, как это работает изнутри, как это строится с точки зрения того, кто оказывает эти туристические услуги. Но я привлекла себе в партнеры опытного человека – девушку, которая много лет работала в сфере премиального туризма и обслуживала поездки моих многих знакомых, в том числе друзей, в том числе бизнес моего супруга она обслуживала. И она зарекомендовала себя как очень хороший, четкий специалист и профессионал. Поэтому когда я задумалась о том, чтобы открыть свою компанию, я поняла, что мне нужен кто-то опытный, и привлекла ее, предложила ей стать партнерами. И мы открыли туристическое агентство 50 на 50, две Ольги. Одна внесла свои знания, наработки, опыт и хорошие партнерские отношения в сфере туристического бизнеса с разными партнерами из разных стран, я привнесла свой энтузиазм, финансовую сторону закрыла и начала нарабатывать взаимоотношения с клиентами. 

Мария: То есть ты в большей степени занималась клиентскими связями и так далее. Откуда пошли первые клиенты? Вот это первый момент: люди открывают бизнес, многие сразу заказывают логотип, снимают крутой офис, садятся и такие: «Так… Где взять клиентов?». Где ты взяла первых клиентов? Что сработало? Какая реклама? 

Ольга: Ну, конечно же, сработало сарафанное радио и сработало так сказать… Ну, первыми клиентами, конечно же, стали знакомые, которым мы стали что-то предлагать, и они стали к нам обращаться. 

Мария: Они не говорили из серии: «Оль, 2 дня этим занимаешься. Не рискованно ли тебе поручать наши суперпутешествия?»

Ольга: Они так не говорили. Безусловно, может быть, они так думали, но я всегда апеллировала к тому, что мой партнер – это очень опытный человек, который действительно имеет гигантский бэкграунд, связи, знания, и на нее можно полностью положиться. Она сейчас вам все посоветует, все расскажет, все организует, а я буду на подхвате – это во-первых. Как сейчас я помню, нашим первым клиентом стал друг моего мужа, которому мой муж рассказал про наш как раз таки семейный отдых во Франции. Это был велотур, когда мы на велосипедах ездили по Франции с детьми, и все было идеально организовано в этой поездке. И где-то в бане, рассказав своему другу, как он съездил в путешествие такое, он сказал: «Да? А что, так можно? Я тоже так хочу. Расскажите мне». И муж так сказал: «Слушай, у меня жена сейчас как раз занимается этими всякими вопросами. Хочешь, она тебе все расскажет, все организует?». И таким образом пришел наш первый клиент, которого мы отправили в велотур. Это была Австрия, он ездил вдоль Дуная со своей семьей и ему очень понравилось. Ну и потихоньку заработало сарафанное радио, социальные сети, ближний круг, потом подтянулся дальний круг – так оно и пошло. 

Мария: А почему ты выкристаллизовала именно как индивидуальные путешествия? Есть такое расхожее мнение, что туризм – это… Ну и вообще, кстати, зачем человеку нужно агентство или студия с учетом того, что вот он Booking, вот они рекомендации, вот он Tripadvisor? Ну, и ты же сама для себя делала эти индивидуальные путешествия, вот этот велотур ты же организовала полностью детализированный для своей семьи. Зачем человеку обращаться к тебе? И почему ты выбрала именно эту аудиторию, которая хочет индивидуально? 

Ольга: Ну, вообще туристы в нашей стране, путешественники подразделяются на, я бы сказала, условно две большие категории. Одна категория – это те, которые привыкли в туристических агентствах крупных таких, как Библиоглобус, Coral Travel покупать пакетные туры. Соответственно, им нужен турагент, который что-то посоветует, забронирует, там все сделает. И вторая категория путешественников – это путешественники самостоятельные, которые привыкли сами открывать Booking, изучать отели, сами простраивать маршруты. Я, скорее, относилась всегда как путешественник ко второй категории, но когда я начала работать в туризме, то я, во-первых, предложила людям делать это за них, и многие люди, у которых нет на это времени и они хотят более подробной информации, проработки, детализации маршрута, они обращаются теперь к нам. Во-вторых, мы можем предлагать такие услуги, для которых требуется принимающая сторона на месте – туда, где приезжает человек. То есть бывают, конечно, путешествия очень простые, когда тебе нужно просто забронировать отель, билет, приехать и там гулять, отдыхать – этого достаточно. А бывают путешествия очень сложные, например, когда человек прилетает в Африку, его должен встретить представитель на месте, отвезти в его лодж, организовать ему посещение Африканской деревни, где племя Тумба-Юмба будет перед ним танцевать. Туда он не попадет сам, он не знает, как туда проехать, его туда не примут просто без принимающей стороны, без какого-то представителя. Дальше его везут на реку Замбези, где его сажают на лодку на закате на круиз, ему организовываю сафари, где он смотрит крокодилов и бегемотов. После этого его отвозят и делают ему вертолетную экскурсию над водопадом Виктория, на который он смотрит сверху. Ему могут организовать какие-то прыжки на месте с тарзанкой. Ему могут сделать так, что после этого он отправится в путешествие по Африке на колониальном поезде, который имитирует обстановку 19 века, этот поезд идет через саванну, вы спите в роскошной постели с белыми одеялами в своем купе, завтракаете, обедаете роскошной едой, в окно у вас, когда вы смотрите, там пробегают какие-то животные. По дороге поезд останавливается, вас везут на какие-то интересные экскурсии, на бриллиантовую фабрику, на какие-то заброшенные города. Дальше вы приезжаете и на лодке отправляетесь смотреть на пингвинов и на морских котиков… То есть бывают такие сложносочиненные туры, где вам нужно, чтобы кто-то на месте оказывал вам услуги, организовывал вам разные интересные активности, рассказывал об этом месте, показывал его. И в том числе на этапе планирования вам об этом может рассказать ваш турагент, что вот это можно построить вот так, что вот здесь нужно увидеть это, вот здесь нужно испытать это. Почему? Потому что он это знает, потому что это его работа – знать все о том, как можно построить свой отдых в разных странах, и организовать так, что надежные партнеры все это делают ему на местах. 

Мария: То есть можно сказать, что это история про такое сложносочиненное путешествие, в котором вы несете ответственность от точки А до точки Б, и внутри все эти вот элементы особенной программы будут просчитаны? 

Ольга: Совершенно верно. 

Мария: То есть человек получает не из серии что-то простое, а реально чтобы все было учтено: для детей, если нужно, пикник, какие-то вещи… Правильно?

Ольга: Совершенно верно. 

Мария: И поэтому это более премиальная аудитория, я правильно понимаю? 

Ольга: Ну, можно сказать, что да. Такие путешествия требуют, конечно, вложений. И аудитория, которая к нам приходит, она хочет увидеть что-то большее, чем просто интересный пляж или просто какой-то город погулять. Она хочет испытать какие-то эмоции, поучаствовать в каких-то активностях, которые ей помогут организовать на местах. Но и не только это. Если мы берем какую-то абсолютно простую поездку, когда поехать на Мальдивы, грубо говоря, ничего не нужно, кроме как выбрать себе отель, оплатить его и купить билет на самолет. Зачем нужен турагент? Во-первых, Мальдивы – очень разные острова, очень друг от друга отличаются. И когда к нам приходит клиент, мы в первую очередь стараемся построить с ним такую доверительную беседу и спросить у него все, что он ожидает получить от отдыха, рассказать ему, чем отличается отдых на одном острове от отдыха на другом: с кем он едет, любит ли он больше лежать на пляже или ему нужно обязательно, чтобы был хороший, красивый домашний риф, где он сможет снорклить, или ему нужно непременно, чтобы был хороший тренажерный зал, потому что он спортсмен и ему нужно, не прекращая, заниматься? Нужно ли ему, чтобы остров был очень большой, потому что он любит бегать или ездить на велосипеде, или достаточно, чтобы это была вилла, из которой он даже не будет выходить? Нужен ли ему детский клуб? Должны ли быть в этом детском клубе обязательно русскоговорящий персонал? То есть мы опрашиваем все-все вот эти нюансы и исходя из его предпочтений и пожеланий, и исходя из того бюджета, который он хочет потратить на поездку, мы подбираем ему именно тот отель, несколько вариантов, которые ему больше всего подойдут, больше всего понравятся. Ну и плюс мы ему рассказываем такие нюансы, например, как то, что самолеты из Мале на остров летают только лишь в светлое время суток, поэтому его международный рейс должен прилететь во столько, чтобы он успел на свой переправиться остров. Если же, например, он прилетает слишком поздно, ему придется либо заночевать в Мале, что не очень удобно, либо ему придется выбирать отели, в которые он должен добраться именно на катере, а не на гидросамолете, потому что он уже не сможет. То есть есть множество таких нюансов. Сейчас на Мальдивы, например, летает компания «Турецкие авиалинии», но их международный перелет из Мале в Москву совершается очень поздней ночью, в 12 ночи практически самолет вылетает. Таким образом мы предупреждаем туристов, что когда вы будете отправляться из вашего отеля на гидросамолете в Мале, вы сможете прилететь не позднее, чем в 3 часа дня, потому что они после 3 часов уже не летают, гидросамолеты. Соответственно, вам придется просидеть в аэропорту 6 или 7 часов. Вы понимаете, что это может быть не очень комфортно с детьми, поэтому какое может быть решение? Либо мы выбираем такой отель, куда можно добраться на катере, чтобы вы тогда допоздна могли сидеть в отеле и уже приехать к вашему перелету непосредственно, либо мы бронируем там какой-то специальный вип-лаундж, либо мы выбираем другую авиакомпанию, чтобы вам не сидеть эти 7 часов. То есть вот эти все нюансы, понимаете, мы работаем с ними каждый день, мы их знаем, мы их заранее за клиента продумываем и ему рисуем, обрисовываем разную картину и помогаем ему не столкнуться с какими-то такими нюансами, которые он, может быть, не учел самостоятельно. 

Мария: Я, кстати, могу сказать про свой персональный опыт здесь, потому что у меня есть такая традиция – ездить на День рождения в какие-то особенные места, и как раз в прошлом году я уже, можно сказать, за неделю до Дня рождения спохватилась: «Ой, у меня же не выбрано мое место!». И то, что вы подобрали, тот отель – у меня был запрос: определенное уединение, горы, природа, высокий сервис, спа, желательно, немного людей, что-нибудь такое, экотема – здесь было прямо идеально! То есть я была настолько в восторге от этого места! Я не буду говорить, какое, потому что, во-первых, там сейчас закрыто, а во-вторых, это действительно очень уединенное место, в котором очень такое, знаете, соединение эко и роскоши такой очень какой-то естественной, какой-то такой, как прямо дышать – как-то так. И очень вкусно! Кофе в 5 утра, я просто же еще работала, всякие писала планы. Я очень вам благодарна, то есть это было прямо очень-очень классно! То есть я понимаю, почему. У меня вопрос: тогда, если брать твой путь, сейчас агентству, студии уже 4 года, да? На протяжении этого пути какие у тебя были такие особенные точки, когда ты понимала, например, трансформационные, когда тебе казалось, выживем мы или не выживем, что в этой истории было такое, что сформировало тебя или укрепило тебя на этом пути?

Ольга: Ну, во-первых, у нас где-то через, наверно, год после того, как мы открыли, или полтора, как мы открыли агентство, произошло такое изменение, что мы разошлись с моим партнером Ольгой, и у нас было немножко разное видение того, куда мы хотим идти. Я хотела развивать агентство, я хотела набирать персонал, менеджеров, обучать их или привлекать уже опытных менеджеров, для того чтобы они приносили больше бизнеса, больше работы. Ольга больше была сконцентрирована на том, чтобы заниматься самостоятельно клиентами и не распылять средства полученные, доходы на дополнительные…

Мария: То есть ей больше нравилась такая индивидуальная работа, да? А ты хотела именно масштабирования, чтобы…

Ольга: Я хотела команду, да. И мы с ней мирно разошлись, я стала единственным собственником компании. У нас на тот момент было, по-моему, две сотрудницы. Соответственно, осталась я и еще две сотрудницы, и вместо Ольги я взяла третьего человека к нам в команду. Мы потихоньку работали, привлекали много клиентов уже, достаточно хорошая появилась база. А потом произошла очень интересная история: мне в один день позвонила девушка, которую я не знала, и сказала, что ей порекомендовали меня, и не ищу ли я новых сотрудников на работу. Я в тот момент времени никого не искала, у меня был небольшой офис на 4 человека, мы там сидели, работали. Но я всегда, как говорится, открыта новым предложениям, новым интересным знакомствам, поэтому мы встретились. Оказалось, что этой девушке меня порекомендовала сотрудница другого туристического агентства, с которой мы познакомились в одной из поездок по работе, в одном из рекламных туров. И эта девушка хотела сменить работу, она пришла ко мне и она была очень опытным человеком в сфере туризма, которая много лет работала и имела большое количество знаний по всем направлениям, имела большое количество наработок с разными партнерами, которых она знала, где и с кем лучше работать. Мы взяли ее в команду и открыли второй офис на тот момент времени. Через какое-то время к нам присоединилась еще одна коллега. И таким образом мы достаточно быстро выросли в новый коллектив. 

Мария: А что за эти 4 года еще было таким, знаешь, моментом, который действительно трансформировал бизнес качественно? Какие-то качественные элементы перехода на новый уровень? То есть понятно, первый элемент – это ты нашла партнера опытного, но вы потом разошлись. Дальше в течение этих лет что влияло на то, что вы выросли, ты осталась в нише, ты преуспеваешь? 

Ольга: Одним из таких моментов было то, что я пошла и закончила специальное образование. Я получила образование туристического менеджера в организации, которая называется «Travel School», получила диплом. Это дало мне тоже дополнительное понимание того, как устроен туристический бизнес, как он работает, а также общение с более опытными коллегами. Вообще наша работа постоянно предполагает обучение. Для туристических агентств организуется огромное количество семинаров, вебинаров. Партнеры из разных стран мира приезжают в Москву, презентуют свои программы, свои отели, свои направления отдыха, рассказывают, как можно построить программу отдыха в той или иной стране. Иногда приезжают представители туристических офисов и министерств по туризму разных стран – тоже презентуют свои места для отдыха о том, как можно там провести прекрасно время. Все это находится постоянно в динамике, то есть мы с менеджерами постоянно учимся, посещаем такие мероприятия, к нам офис приходят представители и презентуют все это, рассказывают. Кроме того, я стала ездить лично, и сейчас я отправляю своих менеджеров постоянно в так называемые рекламные туры, когда мы едем в какую-то страну и там непосредственно на месте изучаем: и отельную базу смотрим, и развлекательную программу, и экскурсионную программу – чтобы мы клиентам могли непосредственно рассказать о том, что делать в Исландии, в Гренландии, в Америке, в Нью-Йорке…

Мария: То есть фактически менеджер, который сделает индивидуальное предложение, должен сам прожить это, прочувствовать и знать, о чем он рассказывает? 

Ольга: Да, безусловно. 

Мария: Ну, я предполагаю, что эта практика есть во многих агентствах, ты как думаешь? 

Ольга: Я думаю, что да. Это к вопросу о том, зачем нужен турагент. И здесь в моем агентстве я вкладываю большое количество ресурсов в то, чтобы сотрудники обучались. Во-первых, они, как и я, являются большими энтузиастами, им это просто интересно. Во-вторых, я действительно трачу на это и средства, и их время на обучение, на такие поездки – для нас это является приоритетом. Кроме того, в какой-то момент к нам в компанию присоединились работать очень опытные сотрудники, которые работают в туризме уже более 17 лет, и у них такой опыт и знания наработаны годами, то есть они очень хорошо знают отельную базу разных направлений, знают экскурсионные программы, знают ключевые точки, которые стоит посмотреть. Конечно же, знают партнеров на местах, которые все могут организовать, которым они доверяют. И приход таких сотрудников дал качественный тоже скачок нашему росту, нашей экспертности как агентства. Мы, так сказать, вышли с этого момента на новый уровень. 

Мария: То есть получается, что можно, образно говоря, необязательно продавать свою долю опытному партнеру, можно просто действительно либо направленно… Это как рекомендация предпринимателям: если заходишь как новичок в какую-то сферу, то можно направленно привлечь сотрудников с опытом, для того чтобы уже их экспертизу использовать для бизнеса, создав для них какие-то условия привлекательные? 

Ольга: Да, безусловно. Это тот самый человеческий ресурс, который является наиболее ценным, когда ты продаешь услуги. 

Мария: А у тебя вот этот переход в предпринимательство… Одно дело – ты работаешь юристом, у тебя есть определенный набор действий, привычных для тебя, образование в этой сфере. А стать предпринимателем – это что? Не было ли у тебя синдрома самозванца из серии: «Как я буду управлять людьми? Все эти налоги, законы, вся эта история» – вот в этом месте не было вот этого мандража? Одно дело – туризм, ты его любила, а другое дело – другая роль вообще, другой социальный статус, можно сказать. 

Ольга: Безусловно, было немножко страшно, потому что когда начинаешь работать руководителем компании, то на тебя сыплются все вопросы. Если раньше ты был юристом и за тебя все остальные вопросы решали, грубо говоря, тот же пример с IT: если у тебя не работает почта или компьютер, ты поднял телефон, позвонил в службу поддержки, тебе пришли и все сделали. А здесь ты должен сам найти и организовать себе эту службу поддержки, чтобы у тебя работали компьютеры, чтобы у тебя была почта корпоративная, чтобы у тебя не вис твой сайт, который ты сделал. 

Мария: Я как «блондинка» очень хорошо понимаю: «Вася, не работает что-то. Письма не отправляются. Ужас!».

Ольга: Да. Соответственно, то же самое с бухгалтерией, с юриспруденцией, с юридической частью, со всеми остальными вопросами. Ну, пришлось в этом, конечно, разбираться самой и нанимать те компании, тех людей, которым ты доверяешь, для того чтобы они оказывали тебе эти услуги. 

Мария: Как ты думаешь, что должен владелец в России, предприниматель, человек, который переходит в предпринимательство, в чем он должен разбираться или разобраться? Как ты видишь? 

Ольга: Он, конечно, должен очень много информации уметь переварить, пропустить через себя, понять, конечно же, в первую очередь какую-то юридическую часть, чтобы все строго соответствовало закону. Отчетность, какие документы он должен готовить, то есть бухгалтерия, налоги…

Мария: То есть финансовая, да? 

Ольга: Да, безусловно. Ну и, наверно, такие вещи, как управление людьми, тоже являются крайне важным, когда ты должен понимать, как выстраивать с ними отношения, для того чтобы было всем комфортно работать в коллективе, чтобы это была эффективная работа.

Мария: А личный бренд? Твой личный бренд влияет на результаты, на сделки, на конверсию? 

Ольга: Я думаю, что да. Я думаю, что это очень важно. Более того, я сейчас уже считаю, что у меня был уже, наверно, какой-то личный бренд еще до того, как я открыла компанию, потому что я была достаточно публичным, открытым человеком просто по своей сути и много людей меня знали, читали какие-то вещи, которые я пишу. И когда я открыла свой бизнес, они смогли мне доверять просто потому, что они меня по-человечески уже так или иначе знали. Они и стали первыми нашими клиентами и большинство из них, кто стал, клиентами по сей день и остаются. 

Мария: То есть как раз то, с чего мы начинали. То есть люди пошли к тебе, потому что они доверяли твоим человеческим качествам, они тебя уже знали как человека, который любит поездки. Ты писала об этом в личном блоге? О путешествиях, о чем-то или нет? 

Ольга: Да, конечно. Я писала очень много и личного в личном блоге, ну и кроме того они меня знали как человека, который работает в корпорации, является ответственным, имеет какие-то знания, навыки в целом, то есть как сотрудника, который умеет разобраться, умеет понять что-то. То есть изначально какое-то доверие как к человеку, который обладает какими-то знаниями, навыками профессиональными, такими достаточно важными, то есть это тоже, я думаю, играло свою роль. 

Мария: А не было ли у них такого, знаешь, когда, бывает, окружение говорит: «Она сошла с ума! Она уходит с такого места в собственный бизнес!» – такого не было в вашем окружении?

Ольга: Может быть, кто-то это и думал, но, наверно, вслух не говорили. В основном то, что говорили вслух, – это то, что там: «Вау! Как ты решилась?» – и были, скорее, слова поддержки – «Молодец! Наверно, это правильно». Сейчас, конечно, когда уже прошло 4 почти года, люди видят, что я это не бросила, что это не был какой-то такой временный порыв попробовать и бросить, что я продолжаю этим заниматься, заниматься с удовольствием несмотря на кризис. Все это преодолевается просто потому, что это очень нравится – это реально какое-то такое дело жизни и любви. 

Мария: Кстати, мы с Ольгой познакомились в рамках личного консалтинга по личному брендингу, поэтому я знаю немножко закулисье какой-то истории, но мне интересно, как думаешь… Я просто хочу, чтобы дать лайфхак предпринимателям, которые думают про личный бренд, строить, не строить, делать, не делать. Ты сейчас уже подтвердила тот факт, что человек выбирает человека и можно пойти даже в новую сферу за ним, если он ему доверяет. То есть, по сути, твое окружение поддержало тебя, купив у тебя, убедившись в качестве и оставшись с тобой. А если мы говорим на внешнюю аудиторию? Ты видишь разницу в вовлечении в твой персональный блог и, например, в блог компании? У тебя в Инстаграме есть личный блог открытый и есть блог компании тоже открытый. Чем они отличаются с точки зрения эффективности, вовлеченности и так далее? Видишь ли ты разницу? 

Ольга: Я думаю, что да, потому что в нашем блоге компании мы пишем в основном только на одну тему – это про путешествия, а в своем личном блоге я пишу как про путешествия, про работу, так и про всякие разные другие аспекты жизнедеятельности моей, и тем людям, которые не всегда зациклены только на поездках и путешествиях, им интересно в целом почитать о человеке, о семье, как он живет. Например, когда я заболела коронавирусом, я детально писала о том, как это все происходит. Очень много людей мне писали комментарии и в личные сообщения, и даже звонили посоветоваться или посочувствовать, или предложить помощь.

Мария: У меня была мысль позвонить ей, когда у меня тоже были симптомы. Я открывала ее пост и такая: «Так, у меня вот это было? Так, подожди, у меня отрицательное, у нее тоже отрицательное». У тебя же неподтвержденный был в итоге? 

Ольга: У меня да. Ну, у меня была пневмония, которая была подтверждена на КТ, но при этом сам ПЦР-тест был отрицательный. 

Мария: Вот это та история про то, что как бы тесты – это большой вопрос, да. 

Ольга: Да, но, возвращаясь к блогу, я думаю, что такие вещи тоже привлекают к тебе людей, потому что они видят, что ты очень открытый, что тебе можно доверять, что ты готов делиться абсолютно безвозмездно какой-то информацией, готов помогать, потому что когда мне просто звонили люди сказать: «Ой, а ты знаешь, какие анализы ты сдавала? А что тебе назначили? Ты не могла бы подсказать, у тебя было так или так? А что ты можешь посоветовать? А, может быть, ты дашь контакт какой-то медсестры, которая приходит на дом делать капельницы?» – и я все это абсолютно чужим людям рассказывала, тратила на это свое время абсолютно искренне просто потому, что я хотела поделиться этим. Наверно, это тоже вызывает какое-то доверие, и у меня это происходит легко и естественно, потому что я такой человек в принципе сама по себе. 

Мария: То есть тебе это органично и легко. Кстати, по поводу Мальдив. Олю я буквально поймала между Мальдивами и Стамбулом записать интервью, можно сказать. В тот момент, когда ты выложила пост, они отдыхали сейчас там, и ты рассказывала, что вы там делали, и там был один из последних постов про то, что: «А теперь вы ждете от меня инспекцию по отелю? А теперь я готовлю, все сегодня смотрела, прошла и так далее». У меня сразу возникла мысль, что когда соберусь ехать, надо написать и спросить. То есть, знаешь, как это работает? Потому что одно дело: «Приезжайте в наш прекрасный отель!» – знаешь, вот эта история рекламная, а другое дело – человек реально там все проверил. И даже если он работает в туризме, вернее, даже тем более потому, что он работает в туризме, он сам это попробовал, он, собственно говоря, и скажет, подходит это тебе или нет. То есть у меня так цепочка прямо сработала. Я еще отследила это и думаю: «Прикольно!».

Ольга: Совершенно верно, да. И я стараюсь быть очень объективной в своих оценках, то есть то, что я была в каком-то отеле – это не значит, что я всем порекомендую туда ехать. Я, скорее, их изучаю, стараюсь изучить объективно, складываю какую-то свою картинку, потому что везде есть какие-то особенности, нюансы. И моя задача – клиенту эти особенности, нюансы рассказать, чтобы он знал, например, почему вот здесь так, а вот здесь так, чтобы он мог выбрать из этого, потому что здесь какие-то плюсы одни, здесь какие-то плюсы другие. И мой пост даже про тот отель, где я отдыхала, он будет максимально объективным. Я сразу скажу, что там не все мне понравилось, что там были особенности, с которыми мне приходилось мириться, но были и свои плюсы, которые мне доставляли большое удовлетворение. 

Мария: Как раз мы заговорили про ковид, самоизоляцию, закрытые границы – туда же и ваша отрасль, которая одна из самых пострадавших. Как для тебя это время прошло? 

Ольга: Ой, ну, конечно, нам очень тяжело было, особенно когда мы все сидели, не знали, чего ждать. Но не бывает худа без добра. Я, например, считаю, что в принципе были определенные плюсы этого времени. Например, как ни странно, но у нас появилось гораздо больше новых клиентов за это время, чем было раньше, то есть к нам начали за время этого карантина приходить новые люди. Почему это было? Наверно, потому что мы не теряли активности, мы сохранили всю команду, у нас никто никуда не ушел, не уволился, мы постоянно были на связи и мы старались быть на связи со своей аудиторией. И как только что-то становилось возможным, мы тут же начинали это предлагать, сами смотреть. И люди, которые нас читали – а понятно, что во время ковида все стали читать гораздо больше, потому что было больше свободного времени, больше сидения дома – стали обращаться новые, новые и новые люди. Сначала стали обращаться люди за тем, чтобы мы им порекомендовали в Подмосковье отдых. Всем чего хотелось? Хотелось куда-то выехать наконец, но хотелось быть в изолированности, поэтому люди начали спрашивать: «А куда поехать, чтобы там было безопасно, чтобы там был отдельный коттедж, отдельный вход с улицы, чтобы мы были не в корпусе с людьми? Но чтобы было Подмосковье, чтобы можно было добраться на машине?». И, соответственно, людям потребовались эти советы. Мы начали их давать и к нам начали приходить новые люди. Как только открылась Турция, тут же пошли новые запросы на Турцию. И все хотели узнать: «А как будет, если я заболею? А что нужно сделать?» – то есть потребовались какие-то новые знания и навыки от нас. И пришло много новых людей, которые, я надеюсь, останутся с нами и на будущее. Сейчас, конечно, до сих пор еще нам тоже, конечно, сложно, потому что очень мало направлений открыто, очень выросла средняя цена на путешествия, в первую очередь из-за стоимости авиаперелетов, которые очень высокие. Но мы ждем, что больше и больше будут открываться границы и та работа, которая была проведена во время этого сложного периода, она все равно даст о себе знать отложенным спросом и большей клиентской базой, которая действительно выросла за это время. 

Мария: Получается, что твоя ниша – это более премиальные, под ключ, индивидуальные туры, она сама в принципе привлекает более респектабельную аудиторию, которая больше может себе позволить путешествия, и предполагает вот эту индивидуальную работу. То есть получается, что сейчас людям хочется какое-то вот это personal взаимодействие, personal touch, как говорят. Потому что ты говоришь: «А как врач? А как там то? Что делать, если?» Ведь когда ты едешь непонятно от какой компании, которая потом… Знаешь, вот этот страх оказаться в незнакомой стране, и ты не можешь дозвониться до компании, которая тебя, собственно говоря, туда тебя привезла. 

Ольга: Безусловно. Так это очень часто бывает с клиентами, которые едут от туроператорских компаний-массовиков, у них в нерабочее время никто не берет трубку, ничего не знают: Почему тебя не заселили? А что тебе делать, у тебя сосед по трансферу оказался больным ковидом? А что теперь будет с тобой? – то есть никто тебе не дает ответы на эти вопросы. У нас, конечно, все не так – мы со своими клиентами полностью на связи всегда, даем контакты как минимум двух менеджеров, если вдруг кто-то где-то не на связи или еще где-то, второй менеджер всегда ответит. Сейчас да, наша работа, мы прямо чувствуем, насколько мы нужны людям, потому что для того чтобы улететь в те же Мальдивы или Дубай, во-первых, тебе нужно купить билет от авиакомпании, которая реально полетит, потому что на нашем рынке была сейчас такая парадоксальная ситуация, что ты можешь открыть Skyscanner, купить билет на самолет, который никуда не полетит, потому что в продаже они есть, а на самом деле эти рейсы не имеют допусков к полетам. 

Мария: Серьезно?! 

Ольга: Абсолютно. Во-вторых, конечно, все эти требования, которые ты должен выполнить. Ты должен иметь страховку, на которой обязательно будет крупными буквами написано, что она покрывает ковид, где ее купить, ты должен обязательно сдать эти ПЦР-тесты, где их сдать, за сколько часов, как их загрузить на специальный сайт, чтобы тебя выпустили, какие-то QR-коды. То есть многим людям это, во-первых, сложно, а во-вторых, требуется какая-то поддержка. У нас буквально пару недель назад была ситуация, когда вылетал клиент в Дубай, мы ему все-все сделали, все обрисовали, и он летел с друзьями. И на посадке в аэропорту у него попросили предъявить страховку медицинскую для выезжающих за рубеж. Сейчас, для того чтобы поехать в Дубай, это является одним из требований, что у тебя должна быть на руках эта страховка. Мы ему делали эти страховки, естественно, он их предъявил, показал, ему сказали: «Да, о’кей». А его друг, который летел, у него тоже была страховка, но у него была страховка какая-то другая, которая была дополнительно к банковским услугам ему предоставлена, и там не было написано, что она покрывает ковид, отдельной строкой. И его не посадили на рейс, ему сказали: «У вас нет страховки, которая покрывает ковид, мы вас на рейс не сажаем». То есть даже с такими нюансами, вы понимаете, человек может столкнуться. Естественно, мы все их знаем, эти нюансы, поэтому мы все эти вопросы предусматриваем заранее. 

Мария: Слушай, вот теперь становится понятно, зачем нужна студия, индивидуальный подход и так далее. Скажи, еще такой меркантильный вопрос тебе задам. А кто оплачивает ваши услуги? Ну, у вас же нет: «За то, что мы вам все это сделали, плюс 20% к чеку». Потому что я такого не видела. Это же не так? Или как?

Ольга: Это не так. Тогда я очень рада, что этот вопрос был задан, потому что сама тоже хотела об этом рассказать, что наша работа, наши услуги, они не оплачиваются клиентами. Мы не берем с клиента никогда сверх того, сколько стоит отель, сколько стоит тур, сколько стоит трансфер. Нам платят комиссию наши партнеры. Поэтому когда к нам приходит клиент и говорит: «Я хочу поехать в Турцию, например, в отель или на Мальдивы, например, в отель» – то мы, во-первых, можем дать ему хорошую интересную цену зачастую, которая будет ниже, чем та цена, которую он может сам себе забронировать на Booking или на сайте отеля. Почему так получается? Потому что у нас есть прямые контракты партнерские с разными отелями, с разными принимающими компаниями в разных странах, которые за счет того, что мы у них покупаем много для разных клиентов, они дают нам специальные цены либо они дают нам скидки, либо они дают какие-то контракты, интересные условия, которые мы можем предложить нашим клиентам. То есть мы стараемся им дать более выгодную цену для них и ничего сверх мы никаких своих сервисных платежей не запрашиваем, то есть нам наши партнеры выплачивают комиссию за то, что мы к ним отправляем наших клиентов. 

Мария: То есть смотрите, получается парадокс такой. Это получается тур под ключ с гарантией, с менеджером, который тебя ведет, но при этом это может оказаться даже дешевле с точки зрения вот таких базовых вещей типа отеля, потому что, конечно, если там будут внутри различные пикники, поезда, жирафы, акулы и так далее, то это совокупно будет большой тур, но в итоге получается… Это для меня важный был вопрос, потому что мне, например, это было непонятно. Мне казалось, что где-то ведь вы должны на нас зарабатывать? Как вы на нас зарабатываете? Где-то что-то… 

Ольга: Мы зарабатываем за счет вознаграждения от наших партнеров, чьи продукты мы продаем нашим туристам. 

Мария: Расскажи какой-нибудь проект или пару примеров, какой-нибудь тур, которым ты прямо гордишься, который тебя саму из серии: «Вау! Мы вот это сделали!». Что-то такое яркое, необычное, чтобы ты сказала, что прямо вот…

Ольга: Ну, на самом деле, сразу приходит в голову очень много таких интересных примеров. Это и какие-то очень многогранные путешествия по Исландии со спусками в кратер вулкана, с плаванием с ледниками, с айсбергами на лодках, с какими-то пикниками в диких абсолютно местах, где не ступала нога человека – такое было. И сейчас мы делаем достаточно много туров в Танзанию, понятно, что она открыта, и каждый раз мы тоже придумываем очень интересные программы. Более того, когда к нам обращались люди, они вообще не понимали, что делать в этой Танзании, как построить там путешествие. Мы взяли и сделали такую клиентскую встречу, написали в соцсетях, что мы приглашаем всех наших клиентов на бранч, сняли лофт, заказали кейтеринг, шампанское, пригласили эксперта от принимающей стороны в Африке, которая много лет занимается именно путешествиями в Африке. Она приехала к нам и на большом проекторе рассказала с презентацией, с картой этой Африки о том, как построить путешествие в Танзанию. То есть представьте себе: вы прилетаете сначала в аэропорт Килиманджаро…

Мария: Танзания открыта, я напоминаю. 

Ольга: Вас встречают на специальных сафари-джипах и везут сначала в парк, который называется озеро Маньяра – это парк, в котором проходит первая часть нашего путешествия – там мы смотрим разных животных, мы селимся в очень красивом лодже с бассейнами, мы смотрим большое озеро просто с огромным множеством розовых фламинго. После этого мы переезжаем или перелетаем на маленьком самолете в национальный парк Серенгети, где сосредоточено огромное количество самых интересных животных – это львы, буйволы, носороги, жирафы, зебры. 

Мария: Я была в этом парке, я помню, мы там смеялись: «Это Пумба, а это Тимон». Мы просто видели там этих бородавочников, вообще всех, кого там только не было! Я с удивлением узнала, что, оказывается, бегемот – одно из самых опасных животных Африки. Для меня это было открытие. Добрые бегемоты…

Ольга: Да, и слон. Казалось бы… Да, в Серенгети у нас очень интересная программа, мы там селим людей в красивые очень отели видовые с инфинити-бассейнами, которые открываются на саванну. Можно поселиться в отеле, в котором у тебя будет вид на водопой, то есть прямо ты будешь сидеть на террасе, у тебя животные под окнами будут приходить пить воду в большом количестве. Также в Серенгети мы делаем такую маленькую красивую фишечку – это полет на воздушных шарах на рассвете, то есть вы просыпаетесь рано утром до того, как взошло солнце, вас везут в определенную точку, где надуваются воздушные шары. Я не знаю, ты не летала? 

Мария: Нет. 

Ольга: И, значит, они взмывают в воздух. В это время восходит солнце и вы летите над саванной и смотрите, как под вашими ногами буквально вышагивают грациозно жирафы проснувшиеся, бегут там стада зебр. Потом мы переезжаем в национальный парк Нгоронгоро, который находится на кратере вулкана, то есть там есть вот этот вулкан Нгоронгоро, у которого очень-очень большой кратер, и в этом кратере находится саванна, в которой живут животные. Мы выбираем отель, мы рекомендуем клиентам выбирать отель, который находится на вершине, на кромке этого кратера, потому что оттуда открывается потрясающий вид на этот кратер. Когда там восходит солнце, это тоже что-то такое незабываемое! Проводим время там и затем приезжаем в Арушу, где находится кофейные плантации. Оттуда мы рекомендуем совершить сценический полет на вертолетах или на маленьких самолетах Cessna над горой Килиманджаро, то есть мы можем ее облететь, увидеть ее шапку, снега, посмотреть самую высокую точку Африки. Вот такие путешествия мы составляем, и когда из них возвращаются люди, они, конечно, делятся своими впечатлениями и рассказывают, как это было им интересно и потрясающе! И большинство из них на начальном этапе не очень себе представляют, как правильно организовать такую поездку, кто тебя там встретит, где этот джип, куда сесть, зачем и что посмотреть, где шар. Мы этим всем делимся, составляем такие проекты. 

Мария: Слушай, классно! Мне так нравится говорить про путешествия! Я была в Танзании, но когда ты рассказываешь, например, я не летала на вертолете и что-то еще из того, что ты говорила. А, и я не жила в отеле с видом на водопой. То есть ты такие штрихи дала, я думаю: «М-м-м… Интересно!». 

Ольга: Да, везде есть какие-то свои нюансы. Ну, еще из проектов сейчас могу рассказать, что в такой сложный период у нас есть возможность настолько индивидуального подхода, что мы, например, отправляли сейчас людей в Италию. Это был очень сложный для нас проект, люди должны были поехать в Италию по работе, и нам удалось там, запросив контракт у итальянской компании, обратившись специально в консульство, подобрав все документы, подав прошение, отправить-таки людей в это сложное время, когда закрыты границы в Италию, для того чтобы исполнить обязательства перед итальянской стороной, их поселить там, выполнить все карантинные требования и нормы, они были с нами на связи постоянно. Это компания, юридическое лицо, которое к нам обращалось. Такого рода услуги тоже мы оказываем. Медицинский туризм, то есть люди, которые у нас ездят в Швейцарию лечиться, мы тоже помогаем им организовать въезд в страну, получить все необходимые справки, для того чтобы их пустили в Швейцарию, и тому подобные вещи. 

Мария: Слушай, так как мы в большей степени говорим именно про самозванца, про историю входа в какую-то новую сферу, скажи свой самый главный антисамозванческий рецепт. Вот это внутреннее состояние, когда там: «А могу ли я? А получится ли у меня? А стоит ли мне пробовать?» – внутренний самозванец, который мешает двигаться в новую сферу. Если наши зрители смотрят сейчас и думают, у них… Знаешь, ковид же как-то так встряхнул нас всех, заставив задуматься, исходя из того, что я вижу: «А то ли я делаю? А там ли я работаю? А туда ли я иду?». И я знаю, что сейчас очень многие люди реально меняют сферу деятельности. И что бы ты сказала как рецепт, который тебе помог прийти к жизни мечты в профессиональной сфере? Потому что ты любишь, мы зашли сюда, ты сидишь и все рассказываешь про какие-то штуки туристические

Ольга: Открылась ЮАР!  

Мария: Да-да, про Кейптаун. Я так думаю: «О! Я тоже хочу в Кейптаун!». Посидела, 5 минут послушала – уже хочу в Кейптаун. Ну, понимаешь, потому что это такие эмоции, впечатления… Что бы ты порекомендовала? 

Ольга: Мне кажется, самое главное – это выбрать то дело, которое будет тебе на самом деле по душе, которое ты будешь искренне любить, потому что, во-первых, это будет считываться твоей аудиторией – вот эти горящие глаза, когда ты продаешь что-то не потому, что ты должен прийти, продать, сделать, а потому, что тебе прямо реально это нравится. То есть ты будешь рассказывать про тот же Кейптаун не потому, что тебе надо закрыть план продаж в этом месяце и наконец-то Кейптаун открылся, а потому, что ты там была или хотела побывать и все про него узнала, и тебе действительно это так нравится, что ты готов этим делиться с миром. То есть это первое – некая такая искренность в том, что ты делаешь, в том, что ты любишь, что ты предлагаешь. И второе – конечно, если ты любишь то, чем ты занимаешься, ты будешь постоянно в этом учиться, образовываться, тебе будет просто из твоего личного интереса интересней узнать как можно больше, погрузиться в эту тему. И ты будешь становиться экспертом в этом вопросе сам по себе – это будет такой плавный, автоматический, я бы сказала, процесс, неотделимый от того, чем ты занимаешься. 

Мария: Твоя семья не ревнует тебя к туризму? 

Ольга: Ревнует. 

Мария: Ревнует? То есть ты делаешь для них суперпутешествия на каждые каникулы, а они такие: «Мам, ну хватит тут уже в Африку свою загонять». 

Ольга: И такой момент есть, да. Буквально сейчас на Мальдивах мои дети такие: «Мама, а можно мы на Новый год останемся дома?». Я говорю: «А зачем вам на Новый год сидеть дома? Давайте куда-нибудь поедем». Они такие: «Ну, мы вообще-то уже устали ездить, мы хотим просто поиграть в компьютеры». Я говорю: «Хорошо, давайте вы поиграете в компьютеры в последнюю неделю декабря и на Новый год, а 1-го января и в следующую неделю мы куда-нибудь съездим. Они: «Ну ладно». 

Мария: Вот она особенность, когда твоя мама любит туризм и работает в этой сфере: «Мама, можно мы дома останемся на каникулах?». 

Ольга: Да, и, конечно, они, так сказать, скучают, ревнуют, когда я езжу в поездки, которых у меня было много до ковида, потом я долго-долго сидела дома, все к этому привыкли, и вот сейчас потихонечку опять начинаются бизнес-поездки. Буквально в понедельник я улетаю в Стамбул и затем в Каппадокию, чтобы, опять же, на своих личных эмоциях рассказывать потом об этом нашим клиентам, делиться, какие там разные пещерные отели есть, где лучше и что посмотреть, как построить программу, где остановиться, посмотреть лучших гидов. 

Мария: Друзья, подарок, кстати, который мы сегодня подарим всем, кто посмотрит это интервью?

Ольга: Да. На самом деле у нас 2 подарка: один такой нематериальный, один материальный. Нематериальный подарок – это мы сделали специально к этому интервью подборку отелей на Мальдивах, в которых самые интересные и самые красивые домашние рифы, где много красивых кораллов, рыбок, скатов, даже маленьких акул. То есть в каком отеле стоит остановиться из разных бюджетных категорий, для того чтобы именно увидеть красивый подводный мир. А вторая подборка наша – это просто разные интересные программы и в России, и за рубежом, которые доступны уже сейчас, которые будут доступны и в ближайшие полгода, и на Новый год, и на майские праздники, которые можно для себя выбрать, потому что многие люди сейчас не видят сейчас возможностей для путешествий, а на самом деле они есть. Такую подборку мы сделали. И наш материальный подарок – мы хотели бы для всех наших новых клиентов, которые к нам придут, предложить скидку 5% от стоимости наших стандартных туров, от стоимости того, сколько это обычно стоит, на их первый заказ. Ну и бутылка игристого в подарок, без этого никак, потому что у нас скоро Новый год. 

Мария: Друзья, под этим видео будет 2 ссылки, вы можете скачать, получить отели для того, чтобы представить себе, как может быть классно на Мальдивах и, может быть, запланировать свою поездку. А второй – те путешествия, которые доступны даже с учетом самоизоляции. Ну и в крайнем случае вы всегда можете обратиться к команде Ольги, для того чтобы вам подобрали, посчитали и сделали. Тем более теперь вы уже знаете, что их услуги в итоге оплачиваете не вы. 

Ольга: Совершенно верно. 

Мария: Да, и еще и бутылка игристого в подарок, если вы станете их клиентами, я правильно понимаю? 

Ольга: Да. За бронирование первых туров с нами бутылка игристого в подарок. 

Мария: В общем, первый тур скидка 5% и бутылка игристого. В общем, вот так у нас сегодня, друзья. Ольга, огромная тебе благодарность! Я с твоего позволения разыграю еще один специальный подарок от нас, так как мы с тобой соавторы одной книги, где более 20 историй людей из разных ниш. Я благодарю тебя за то, что ты поддержала эту книгу, этот проект, потому что вот эта тема самозванца, она же очень болючая. И когда человек находится в этом процессе один, ему бывает сложно принять правильное решение. Как много бизнесов не случилось, потому что человек подумал: «Да куда я лезу?!». 

Ольга: Точно. 

Мария: Понимаешь? То есть, если так поговорить, это, знаешь, есть такое, как кладбище несбывшихся мечт, кладбище нереализованных бизнесов, которые не реализовались просто потому, что человек подумал: «Опыта нет, образования нет, связей нет. Да, мне это нравится, но тут же вот зарплата, работа…». Ты сегодня своим примером развенчиваешь этот стереотип о том, что нужно держаться за то, что есть, и если нет опыта, подождать, пока ты там… Ты же могла подумать: «Я сначала обучусь, я сначала вот это все сделаю» – но ты пошла и начала делать. Поэтому я благодарю тебя за то, что ты герой книги. И, друзья, я от себя разыграю живой экземпляр книги с автографами. И вам нужно будет написать в комментариях, для того чтобы выиграть эту книгу. Нужно будет написать, в какой стране вы бы мечтали побывать и почему. Давайте помечтайте и напишите, какая для вас страна является страной такой, что вы думаете о ней и мурашки. Я, например, хочу в Исландию и в Норвегию. Я бы написала Исландия или Норвегия. Пишите ваши ответы и рандомно мы выберем победителя, который получит у нас книгу про синдром самозванца, которая поможет вам справиться с этим состоянием, выйти в какие-то новые горизонты и путешествовать в те страны, которые вам нравятся, вместе с Wanderlust. 

Ольга: Спасибо! 

Мария: Ставьте лайк, пишите комментарии и увидимся в следующих выпусках. Это был подкаст «От мечты до дела» с Марией Азаренок.