Выпуск # 72 | Ксения Безуглова


"Тяжелая жизненная ситуация -
ключ к новым дверям"

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

Ксения Безуглова

04 января 2019

Глава благотворительного фонда «Возможно Всё», общественно-политический деятель, обладательница титула «Мисс мира».

Ксения —  человек, ломающий стереотипы о людях с  ОВЗ, многодетная мама, чемпионка по прыжкам с парашютом и первая колясочница в России, которая села на горные лыжи.

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Переломный момент - активатор персональной миссии.
  • Вспышки для солнца или что делать с хейтерскими атаками.
  • Право выбора: позиция жертвы vs проводник добра.
  • Главный секрет успешного личного бренда.
  • Отказ от «мандариновой благотворительности».
  • Основная задача фонда «Возможно все».

Ближайшие события

МЫ СОЗДАДИМ, УПАКУЕМ И ПРОДВИНЕМ ВАШ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД

Старт 14 июня

ПРОЙДИТЕ ЭКСПРЕСС-ДИАГНОСТИКУ, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, НУЖЕН ЛИ ВАМ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД

Отправить ответ

avatar

ТЕКСТОВАЯ ВЕРСИЯ ПОДКАСТА:

Переломный момент - активатор персональной миссии.

Мария: Я благодарю тебя, что ты нашла время в своем безумном графике, потому что завтра ты куда улетаешь?

Ксения: В Салехард.

Мария: В Салехард. Я когда готовилась к интервью, с удивлением прочитала, что ты, вместо того чтобы проходить реабилитации, ходить, как принято…

Ксения: Как все нормальные инвалиды…

Мария: Как все нормальные инвалиды ходить на в

Переломный момент - активатор персональной миссии.

Мария: Я благодарю тебя, что ты нашла время в своем безумном графике, потому что завтра ты куда улетаешь?

Ксения: В Салехард.

Мария: В Салехард. Я когда готовилась к интервью, с удивлением прочитала, что ты, вместо того чтобы проходить реабилитации, ходить, как принято…

Ксения: Как все нормальные инвалиды…

Мария: Как все нормальные инвалиды ходить на все эти процедуры,

Ксения: А люди, может быть, там не видят. Надо же продемонстрировать, что я на колясочке. Я шучу, на самом деле.

Мария: И ты занимаешься вместо этого общественной деятельностью – путешествуешь, летаешь, действуешь. Что вообще такое общественная деятельность? Введи нас в курс дела.

Ксения: Я думаю, что, в первую очередь, это гражданская позиция человека, когда он свою жизнь посвящает жизни общества. Соответственно, это человек, который вкладывает свои силы, ресурсы в развитие социальной истории в своей стране. Пусть это будет не обязательно на государственном уровне, как происходит у меня, а в твоем дворе, в твоем подъезде. Если ты несешь активную гражданскую позицию и живешь с установкой: «Я хочу сделать наше общество лучше», ты делаешь что-то полезное для этого общества. Соответственно, необязательно быть Ксенией Безугловой или Тони Роббинсом. Не обязательно быть человеком, который уже создал свой бренд. Можно быть просто человеком с активной позицией и верить в то, что, выйдя из своей сансары, из своей зоны комфорта, из своих четырех стен, имея цель сделать мир лучше, ты уже делаешь личный бренд элементами своего отношения к жизни, к миру и вообще к тому, что происходит вокруг тебя. Мы сейчас будем об этом говорить.

Мария: Да. Давай сразу коснемся такого понятия, как «персональная миссия», потому что, мне кажется, что если есть общественная деятельность, она делается во имя чего-то. Есть люди, у которых есть внутренний отклик на то, чтобы что-то изменить, что-то сделать. Давай так, все-таки твоя жизнь действительно была в какой-то момент разделена на две части. Трагедия или как ты это называешь?

Ксения: Я называю это переломный момент.

Мария: Переломный момент. Давай так, твоя персональная миссия изменилась после этой ситуации? И была ли она раньше?

Ксения: Да. Очень важно, что каждый человек должен обязательно разобраться со своей персональной миссией как можно раньше. Я, может быть, ее не осознавала так четко, как после переломного момента, но до этого я всегда стремилась к тому, чтобы сделать мир лучше, делать добрые дела, то есть я чувствовала в этом свое счастье. У меня был такой неосознанный посыл и я понимала, что там где-то зарыто счастье, и каждый раз с разных сторон к этому подбиралась – разными моментами в жизни, испытаниями, духовными практиками. Но как раз именно тот самый переломный момент показал мне, что делать мир лучше и помогать другим людям, быть добрым и творить добро – это самое лучшее, что можно в жизни придумать. И то, что написано где-то заумно и просто описывается в разных религиях, на самом деле, есть тот ключик к безусловному счастью, к постоянному позитиву, к моменту, когда ты вдруг становишься брендом.

Мы тоже к этому подойдем, потому что все-таки наш эмоциональный интеллект эволюционирует, и мы все вместе – кто-то неосознанно, кто-то осознанно эволюционируя – тянемся к тому, чтобы в итоге стать добрыми, хотя уже рождаемся такими. И когда мы начинаем делать добрые дела, мы понимаем, что становимся независимы от физики, от материальных благ.

Когда ты становишься независимым, ты можешь сказать: «Да, они классные. Да, с ними проще». Да, я тоже люблю деньги, на самом деле, и люблю красиво одеваться, люблю хорошо выглядеть и это невозможно без денег. Но я от этого не завишу, потому что в моей жизни есть важный элемент моего личного бренда – это делать добрые дела каждый день. Независимо от того, тяжело ли мне, как я себя чувствую, где я нахожусь. Каждый мой день посвящен этому и я не завишу от всей этой мишуры, потому что в моей жизни самый большой кайф. Я знаю, что снова что-то преодолев, я делаю себе кайф. Я по-настоящему кайфую, радуюсь и испытываю безусловное счастье, когда вижу благодарные глаза подопечных моего фонда, тех людей, которые стали вдруг моими слушателями. Я понимаю, что их жизнь кардинально меняется. И вот этот эффект 360дорогого стоит.

Каждый день мне пишут сотни сообщений: «Как вы так позитивно живете? Боже мой, у меня депрессия просто от того, что наступила осень, у меня депрессия от того, что я тюкнула свою машину вчера на парковке. Как вы можете не обращать на это внимания?». Я говорю: «Слушайте, да потому что у меня другие категории». И этому можно научиться. Очень многие люди думают, что я такая родилась и образ святой вокруг меня. Но это, на самом деле, навыки, которым можно научиться, если перед тобой стоит цель.

Я считаю, что человек не может сейчас развить свой бренд, если он только про деньги, если он только про подписчиков, если он только про то, чтобы сделать свой продукт, а дальше «я хочу стать известным» – все, ноль. На сегодняшний день точно не сработает, потому что сейчас уже мы на таком уровне живем, когда про деньги уже никому неинтересно. Просто зарабатывать деньги неинтересно, если в твоей жизни нет миссии, о которой ты говоришь. Личная, индивидуальная миссия должна быть обязательно. Она должна так или иначе отражать какую-то часть нашего социума, она должна ее улучшать.

Мария: То есть она должна быть направлена не только на себя, но еще и вовне, что-то отдать в мир?

Ксения: Обязательно, конечно. Я сейчас вам секретную информацию выдам – мы сейчас прописываем стратегию гуманистического общества для нашей страны, одним словом «добровольчество России». Сейчас год добровольчества, вы знаете, наверно, он подходит к концу и по итогам будет проводиться всероссийский добровольческий форум в Москве.

Мы прописываем стратегию нового государства для нашей власти, все это мы будем презентовать президенту. И в этой стратегии нет понятия «социально ответственный бизнес». Я его исключила сама лично, потому что не может быть бизнес другим. В новом гуманистическом государстве, в новом мире вообще, к которому мы все уже доросли, эволюционно пришли, не может быть понятия социально ответственный бизнес. Потому что каждый человек, который зарабатывает деньги или делает что-то – три булавки он продает или тридцать три, или три миллиона булавок – он должен понимать, что человек должен всегда нести ответственность за то, что происходит вокруг.

Мария: И давать некую ценность.

Ксения: Да и что-то полезное делать. За последние годы ко мне все чаще приходят бизнесмены с разным капиталом, которые говорят: «Слушай, неинтересно про деньги. Давай делать что-то вместе». И здесь уже, конечно же, я выбираю, действительно ли человек имеет намерение менять этот мир к лучшему или он хочет просто себя обелить, свой имидж, свою историю. Но все чаще и чаще я вижу молодежь, которая создает бренд и понимает, что просто про деньги неинтересно, уже не работает. И, наверно, все со мной согласятся сейчас, что когда мы приходим на встречу, мы видим на человеке маску. Если в девяностые и нулевые эти маски работали, то сейчас они не работают. Тебе человек рассказывает и ты видишь, про что он. Все в глазах. И это не потому что кто-то классный, а человек плохо умеет врать, а потому что в целом у человека сейчас вырос эмоциональный интеллект. Мы считываем эти маски.

Мария: Ты как раз говорила об этом в одном из интервью, назвала это словом «эволюция», то есть мир эволюционировал так, что сейчас это уже невозможно скрыть. Все тайное становится явным и мы считываем.

Ксения: Да, мы считываем маски, потому что у нас высокий эмоциональный интеллект. Эмоциональный интеллект говорит о чем? Почему сейчас тренд на добрые дела? Почему сейчас мы говорим здесь с этой позиции? Почему мой личный бренд так популярен? Почему он интересен людям в мире? Я представляю сейчас мировые марки, лучшие люксовые бренды, являюсь лицом и в бьюти индустрии, и в машинах? это лучшая машина и концерн, и я являюсь их лицом. Почему? Потому что в моем образе сочетается, в моем личном бренде, у меня очень маленькая аудитория, на самом деле, если так посмотреть. Не в этом дело. Дело в личном бренде, когда общая картинка вызывает восхищение у каждого человека. У каждого человека, каким бы он ни был. И это способен сделать каждый. Не обязательно сидеть в коляске, быть Ксюшей Безугловой. Не обязательно иметь свой фонд и каждый день творить добрые дела. Но достаточно быть человеком, который имеет добрые намерения. И как раз в этом интервью, если ты смотрела, я говорила, что мы все рождаемся добрыми. То есть, на самом деле, когда я веду лекции, я говорю: «Ребята, творить добрые дела и быть добрым – это фактически быть собой. Это не значит стать каким-то таким нереальным». На самом деле, это быть собой, потому что мы такими рождаемся, такими сюда приходим. Это потом, со временем мы обрастаем стереотипами, разными паттерными установками поведения – и все, и уже где я? Мы не знаем. Соответственно, вернуться к своей сути, на самом деле, большой кайф. Кроме того что ты развиваешь свой бренд, ты еще и кайфуешь, потому что я не знаю, на самом деле, как живут хейтеры, как им живется. Мы к этому подойдем, я надеюсь.

 

Вспышки для солнца или что делать с хейтерскимим атаками.

Мария: Ну, я не могу это не спросить, потому что я знаю, что хейт сейчас останавливает многих людей от проявления себя. А давай сейчас сразу и поговорим, потому что ты, казалось бы, человек, который излучает столько добра, света, жизни, интереса к жизни, но, тем не менее, мы видим, что есть люди, которые на тебя делают целенаправленные хейтерские атаки. Мало того, что придумываются какие-то небылицы, запускаются утки, так еще и целенаправленно тебя очерняют. Давай разделим этот вопрос на две части. Первое – было ли у тебя недовольство или какие чувства ты испытывала, когда это начало происходить? Это первое, а второе – как можно конструктивно выйти из страха быть подвергнутым таким вещам, чтобы не бояться проявляться?

Ксения: Ты знаешь, это мой очередной крест, на самом деле, и я, наверно, подозревала, что это случится, но я не знала, какой будет моя реакция. Вроде бы я такой подготовленный человек, пережив вдруг такую в своей жизни инвалидность, ты думаешь, что тебе, в принципе, уже ничего не страшно. Но это было интересно, потому что, оказывается, сейчас почти год прошел после такой серьезной атаки и я…

Мария: А давай, кстати, скажем зрителям, что это было, потому что они не в курсе. Как это выглядело?

Ксения: Вышли какие-то публикации о том, что я притворяюсь. Первая история была, что я притворяюсь, вторая история, что вообще как человек с инвалидностью может быть таким гламурным и изображать крутую жизнь, когда все инвалиды вокруг страдают, то есть вот такая история вывернутая. Третья как-то была повернута сторона, что я многодетная мама, и как это вообще противно, ужасно, и вообще зачем инвалидам быть родителями. Можно это найти, если кому-то интересно. На самом деле, даже можно поржать. Мы действительно с мужем забавлялись сначала, но как тут сказать? Я не думала, что люди могут быть настолько жалкими, настолько духовно немощными, чтобы так себя вести. Я не думала. У меня все-таки есть, видимо, некий мир в моих очках, который существует, в который я верю. Я знаю и верю, и у меня миссия – уверена, что я в этой жизни изменю этот мир. У меня уже многое получилось за эти десять лет, и я понимаю, что моей жизни, в принципе, хватит, чтобы сделать многое.

Но когда я увидела комментарии под этой хейтерской историей, подключаются другие фишки, и начинается транжирование этой истории. Я была удивлена, что люди подключаются к этому маятнику. Они действительно начинают в это верить, рассуждают на эту тему – вот это было для меня загадкой. Но все-таки большим испытанием было, когда я поняла, что те люди, сотни и уже тысячи людей, которых я вытащила когда-то, помогла своей деятельностью, они не подключились к этой истории. Да, мои подписчики, конечно же, защищали меня, но конкретные люди, которым я точно знаю, что помогла и в их жизни очень многое изменилось, они не сделали ничего. С одной стороны, я думаю, что они, наверно, подключились как раз к моей жизненной позиции, потому что я не реагировала вообще никак, то есть мы не давали комментариев ни одному телеканалу, не делали публикаций, но я думаю, что, может быть, все-таки мне нужна была поддержка на тот момент. Могли бы выступить какие-то публичные люди, которые бы сказали: «Слушай, сейчас тут просто все вообще не правда. Посмотрите на меня, я с ней дружу, этого не было». Можно было, не оговаривая имен хейтеров, это красиво сделать, но никто этого не сделал. Хотя, конечно, мне звонил Андрюша и говорил: «Хочешь, я сейчас уничтожу просто этих людей? Уничтожу». Конечно, я сказала нет. Я сказала нет, потому что они тоже должны быть жалкими, люди, которые где-то к кому-то и к друг другу притягиваются и месят это болото. К сожалению, пока так, хотя я уверена, что наша эволюция ведет к тому, что людей завистливых, злых, мерзких и вот таких из болота, их скоро просто как человеческого вида не станет – они просто вымрут.

Мария: Я правильно понимаю, что для тебя выход из этой ситуации был как раз таки продолжать приумножать добро?

Ксения: Конечно! Абсолютно точно. Я сначала думала: «Да пошли вы все вообще!», а потом: «Нет, из-за чего же? Кучка каких-то несуразных людей пусть живут в своем мире. Это же их выбор». Прекрасно, что у нас есть выбор – жить жабой в болоте, либо тянуться к солнышку и быть послом мира, менять этот мир к лучшему. Я всегда говорю, даже если у тебя, условно, двигаются только глаза и вообще ты лежишь пластом в своей квартире, то в XXI веке ты имеешь возможность менять этот мир, потому что мы живем во времена технического прогресса, мы живем во времена интернет-технологий, когда ты можешь менять мир, просто имея дома компьютер и интернет.

Господи, у нас пример есть – Стивен Хокинг, у нас есть Ник Вуйчич, у нас есть я. У нас вообще огромное количество инвалидов, которые меняют этот мир. Не только инвалидов, а просто людей, которые намерением меняют очень многое, которые добиваются своей цели. Я абсолютно self-made. Никто никогда меня не сделал. И как хейтеры тоже писали:«Почему бы не быть гламурной инвалидкой, если у тебя муж олигарх». Ребята, я познакомилась со своим мужем, когда ему было 18 лет, когда он был студентом и я была такой же студенткой. Мы были нищебродами, которые приехали в Москву после свадьбы, учились в «Плешке» на своих повторных высших образованиях и никто никогда нам не сделал, не принес, а в 25 лет случилась моя инвалидность. Это говорит о чем? Что у меня был выбор. Я могла жить в позиции жертвы и стать инвалидом, который сидит дома и думает, что все ему должны, но я выбрала другую историю. Поэтому я здесь сейчас.

 

Право выбора: позиция жертвы vs проводник добра.

Мария: А где был этот момент принятия решения? Он был вообще или для тебя это было как-то естественно?

Ксения: Да, конечно. Он был, и я как раз таки поймала себя в моменте, когда в моем голосе появилась претензия к кому-то из домашних типа: «Что так долго? Я лежу и жду чай». В этот момент я поняла, что я не хочу быть человеком, который отталкивает от себя людей, который овощ и все ему что-то там несут и помогают. Цели были всегда такие: «Я сейчас как можно быстрее сажусь в коляску, как можно быстрее сама учусь все делать. Меня никто не должен носить мыть, кормить. Я должна делать все сама. Я должна кормить свою семью сама, потому что я хозяйка в этом доме, сама должна делать элементарные вещи».

Я ставила перед собой такие маленькие цели и каждый раз они мне казались нереальными. Когда я приезжала на реабилитацию и рассказывала, что я сама принимаю душ и мою дома пол – для меня это было нормально, два раза в день, утром и вечером – на это была реакция: «Как это может быть?! Я уже пять лет в коляске и до сих пор меня папа в душ носит» – говорила мне девушка. Я ей говорю: «Ну, это твой выбор». Поэтому сейчас я знаю точно, что невозможного нет, поэтому фонд называется «Возможно все». Поэтому я чемпионка по прыжкам с парашютом и еще огромное количество спорта в моей жизни.

Мария: Мы про это еще поговорим. Давай пока сразу не раскрывать все карты.Друзья, вас ждет очень много открытий что делает эта хрупкая девушка, про это поговорим.

Но в тот момент ты приезжала на реабилитацию, я знаю, что ты начала там проводить уроки красоты.

Ксения: Да. Вот это, кстати, очень хороший момент, спасибо тебе за вопрос, потому что сейчас люди сидят и думают: «Что она рассказывает вообще про свою вот эту благотворительность?! Зачем мне это надо?! Я хочу стать известным блогером».

Мария: Например. Или я хочу просто больше зарабатывать в своем бизнесе, например.

Ксения: Да. Я это рассказываю, потому что на тот момент, когда со мной это случилось, у меня было вообще все классно. Я длинноногая, красивая, мы год как с Андрюшей Малаховым запустили журнал «Star Hit» – это прекрасный многообещающий проект, звезды каждый день, тусовки, бренды – все очень интересно. Все было так, как я хотела, и тут вдруг я беременна, я тоже об этом мечтала.

И вот у меня личный бренд растет, я продаю, но тут случается что-то, что идет не по твоему плану. Как правило, это случается со всеми. Ну, не обязательно, чтобы это было, как у меня, но что-то происходит. И тут человек такой – раз! – немного теряется. Здесь есть одна фишка – очень важно понимать, для чего ты это делаешь. Потому что если ты зациклен просто на деньгах, на прибыли, просто на увеличении подписчиков, то все, что происходит, тебя очень сильно выбивает, так же, как могло меня выбить с хейтерами. Если у тебя есть большая миссия и цель, то ты всегда, в любой ситуации, что бы ни происходило в жизни, будешь находить для себя дверь выхода. Дверь выхода в лучшем свете, чем сейчас есть.

Любая тяжелая жизненная ситуация для тебя всегда становится ключом к новой дверце, и это очень круто! Когда ты воспринимаешь все трудности, как квест, у тебя жизнь становится просто офигительно интересной! И твой бизнес становится другим, у тебя люди, которые сложные, приятные, разные – каких только их не бывает вокруг, это со всеми случается – ты моментально видишь все по-другому, ты видишь ключи к дверям, к новым дверям.

Так вот, когда я села в коляску, я каждый день задавала себе вопрос: «Для чего мне это?», потому что у меня же есть глобальная цель. Я не понимала, для чего же мне вот эта фигня с инвалидностью. Почему я вдруг увидела новый мир, новые возможности? И это уникально раскрывает твои потенциалы, о которых ты не подозреваешь. Сейчас каждый сидит – домохозяйка, беременная девушка с тазиком еды и думает: «Офигенно! Как же мне это может быть полезно?». Раскрыть свои потенциалы может каждый. Как раз вот эти жизненные проблемы он начнет видеть для себя как задачи.

Передо мной стояла задача - как моя инвалидность может стать полезной мне и людям? Это реально прямо процесс – посмотреть на все глобально. Можно было уйти в себя и вообще никогда мы с вами не увиделись бы здесь и никто бы обо мне не узнал, а случилось наоборот. Я все превращаю в возможности.

Соответственно, я думала, что же полезного я могу дать тем людям, которых я вижу каждый день – в трениках, с пучками, этих безликих людей. И я подумала: «Экономика, менеджмент – у меня два высших образования. Это прекрасно, но я еще могу быть стилистом». Это было мое хобби всегда и я собрала какие-то мастер-классы, сделала презентации. Мы делали очень крутые, интересные штуки. Накупила косметики и мы красились, учились быть красивыми, и это было замечательно. Это был мой первый шаг к тому, чтобы сделать мир лучше, к тому, чтобы сделать что-то полезное для других людей.

 

Главный секрет успешного личного бренда.

Мария: Это повлиять там, где ты можешь сейчас повлиять.

Ксения: Конечно. Можешь – влияй. Думаешь, что не можешь – значит, жалеешь себя. Мое главное первое правило – никогда себя не жалеть. Никогда. Температура 40, через три минуты выход на сцену – о’кей. Выпиваю обезболивающее, жаропонижающее и вперед на сцену. Никогда никакой жалости к себе. Да, я себя очень люблю. Я себя балую, я люблю себя порадовать чем-то, я люблю себя беречь, но жалость – никогда. В момент, когда тебе хреново, когда ты сидишь и думаешь: «Ну да, вы там такие сидите классные в Москве, такие красивые и рассказываете нам, как быть успешными», на самом деле, каждый это может. Только перестать себя жалеть и относиться к себе, как к какой-то немощной особе.

Как только я это поняла, у меня все проекты начали умножаться, умножаться и все эти ключики приводили к новым дверям, которые приводили к какому-то новому заоблачному уровню. Это как в игре. Если ты свою жизнь воспринимаешь как проект и игру, все время так и происходит. Новый ключик – погнали. Я страшно боялась высоты, это был мой самый большой страх. Все, что выше табуретки, было страшно, а сейчас я золотая медалистка, прыгаю. Это проект моего фонда и люди прыгают по всей стране, по всему миру.

Мария: Друзья, с парашютом.

Ксения: Да, и впервые в России мы провели чемпионат мира по прыжкам с парашютом, этого спорта вообще не было. Я первая колясочница в России, которая села на mono ski – горные лыжи – и начала кататься. Сейчас это проект моего фонда, в этом году мы уже запускаем в Розе Хутор гонки. Это же так круто! Это очень страшно, на самом деле, но когда ты ломаешь свой маленький страх, ты себе просто такие двери открываешь, на которые и не надеялся.

Это все элементы личного бренда и, заметьте, они все направлены на то, чтобы сделать кому-то пользу. Получается, фишка в том, что когда ты кому-то делаешь пользу, ты каждый раз инвестируешь в свой личный бренд – такой вот секрет.

Когда я стала Мисс мира, приехала в Москву, и тут просто разрывался мой телефон. Тогда я как раз узнала, что у тебя должен быть агент, потому что просто тебя рвут на части и СМИ, и все-все-все. Когда меня спрашивали: «А что ты хочешь? Давай какое-нибудь желание твое вспомни», какой-то человек с властью, я говорила: «Я хочу реализовать проект, который делает доступной среду», с пляжами все, наверно, слышали, «я хочу сделать новое образование в Москве и в России». Когда ты говоришь не о себе, а о том, что преобразует мир, это запускает очень важный механизм притягивания к тебе новых возможностей. К тебе элементарно притягиваются люди, которые говорят: «О, класс! А я знаю вот этого. Сейчас, подожди, познакомлю». И тут вчера у тебя было 3 друга, а завтра у тебя их 33, потому что просто ты не о себе подумал.

Мария: Это как, знаешь, ты создаешь пространство, в которое могут войти больше людей, которые могут тоже сделать свой вклад.

Ксения: Да. Ты могла бы сама лично постоянно расти, самосовершенствоваться, учиться, бесконечно учиться и учиться, но ты сделала такую площадку, на которой и ты сама учишься, а еще и другие. Это сотни, тысячи других людей, которые имеют возможность расти – вот в чем разница. Ты могла бы расти сама и, возможно, вообще не тужила бы никогда, просто бы росла и как-то, где-то даже лично консультировала и что-то бы там делала для себя, но ты сделала большое пространство, и это делает мир лучше. И сейчас те люди, тысячи людей, которые нас услышат, они почувствуют в себе силы, они изменятся, у многих поменяется на 360 их жизнь и толчком для них будешь ты. Но при этом ты ничего не теряешь – ты получаешь новые знакомства, ты приобретаешь. Мы познакомились, у нас сегодня, возможно, родится какой-нибудь совместный проект. Я сюда пришла и получила для себя ключики. Да, я потратила свое время, силы, я не заработала. Для многих это важно: «Куда я поеду, если я не заработаю?». Я зарабатываю – я инвестирую в свои инструменты, а инструменты – это не деньги. Деньги – тоже инструмент, но первый главный инструмент, который не способно ничто разрушить, – это личные отношения, а личные отношения не решают деньги.

Недавно мы говорили с одним высокопоставленным человеком, то есть это прямо уже все, наверху совсем. Как раз ехали вместе на мероприятие в машине, у нас мигалки спереди, сзади – вообще в этой жизни все решено уже, все классно. Но мы говорили о том, что в одну секунду ты понимаешь, что деньги вообще не решают, что решить могут, даже на самом высоком уровне, только отношения. И как раз, как говорят про медные трубы, что хочешь посмотреть, какой человек на самом деле, дай ему власть. И вот здесь момент, когда даже власть может не решить, а личные отношения решают все.

И почему такой интерес ко мне? Почему так интересно всем? Почему хочется стремиться стать лучше, добрее? Почему сотни тысяч писем мне поступает с вопросом: «А как мне к вам присоединиться? А как мне тоже научиться стать таким солнышком?». Потому что людям хочется стать лучше, людям нравится такая благостная позиция, потому что это, как нектар. Потому что есть Солнце – светило наше, без которого жить никто здесь не сможет, ничто здесь не сможет. В одну секунду все умрет. И абсолютно каждое живое существо на Земле тянется к Солнцу. Поэтому ко мне тянутся люди, поэтому ко мне тянется успех. Все, что с этим связано – с позитивом, с добром – ко мне тянется, потому что я солнышко, и мы каждый являемся прототипом этого солнышка. Либо с этим, либо нет. Либо отталкиваем от себя и деньги, и успех, и удачу, классных людей. И можем наоборот иметь выбор – притягивать к себе приятных людей, приятные ситуации.

 

Отказ от «мандариновой благотворительности».

Мария: Наша конференция посвящена личному бренду, но ключевые слова – это как раз таки mind set – некая философия мышления. То, что ты сейчас передаешь, это и есть. Ты передаешь ту философию, которая, прорастая сквозь тебя, проявляется через твой личный бренд в мир.

Ксения: Да.

Мария: Я благодарю тебя, просто это… Друзья, у нас вообще не запланировано идет интервью.

Ксения: Ты меня останавливай, потому что я спикер, у меня все уже есть. Человек, который горит своей миссией, – это все, это самое страшное. Нужно останавливать, тормозить: «Тш-ш-ш, подожди, у меня вопросы». Что там у тебя?

Мария: Я хочу акцентировать внимание на одном вопросе, потому что есть стереотип, что благотворительность – это про то, чтобы чем-то поделиться. Обычно делятся чем? Деньгами, да? Есть даже такая фраза про благотворительность, например, в детских домах, называется «мандариновая благотворительность», когда люди под Новый год привозят мандарины и подарки, а потом они уезжают…

Ксения: И все.

Мария: Да, и дети остаются с конфетами и мандаринами. Они заканчиваются и ничего в жизни не меняется. Понятное дело, что для осознанного, думающего человека «мандариновая благотворительность» – это зло, на самом деле.

Ксения: Да.

Мария: У тебя фонд необычный, потому что ты не даришь инвалидам деньги. Я бы хотела, чтобы ты поделилась философией твоего фонда, потому что я знаю, что у тебя есть мечта, и я хочу, чтобы те, кто услышит, могли приобщиться к этой мечте, потому что мне кажется, идея фонда важна не только для инвалидов, она важна вообще для всех людей. Расскажи, пожалуйста, про то, что вы меняете. Если вы не деньги раздаете, что вы раздаете тогда?

Ксения: Да, философия родилась только по личному примеру. Я вообще все делаю только тогда, когда у меня есть наитие и я четко знаю, что этот опыт сработал. Я получила титул и поняла, что социальный лифт реально меняет жизнь. Я поняла, что сколько бы мне денег не дали, если бы я не приняла себя в том состоянии, которое есть, если бы я не чувствовала постоянную мотивацию и желание менять этот мир, ничего бы не произошло. Дали денег – молодцы, спасибо. Дайте еще, пожалуйста. И это иждивенческая позиция, к сожалению, 99% людей инвалидов с этой позицией живут.

Соответственно, когда я с этим столкнулась, меня это очень тронуло и с этого момента я поняла, что иждивенческую позицию я буду менять, я буду ее искоренять своей активностью. Что еще делать? Только примером. Бесполезно рассказывать людям: «Инвалиды, перестаньте жить как иждивенцы, перестаньте постоянно просить и ждать. Нужно просто брать и делать». Конечно, я беру и делаю. Конечно, я расту. Конечно, теперь люди говорят: «А, ну понятно, Безуглова делает. У нее же муж олигарх и она сама богатая. Почему бы не делать?». Хотя я думаю: «Господи, покажите, где? Когда появятся уже чемоданы с деньгами?». Но цели такой не стоит – я же про мир, про добро – другая ситуация.

Мария: То есть деньги приходят на реализацию проектов, под задачу?

Ксения: Да, конечно. Поэтому всегда нужно четко формулировать и понимать, чего ты хочешь. Мой фонд делает главное – он дарит людям удочку, мотивацию для жизни. Да, бывает, мы покупаем коляски кому-то. Да, бывает, мы покупаем какие-то гаджеты, например.

Я расскажу одну историю, что мы подарили одному парню. Он написал мне письмо, что он вернулся из армии с инвалидностью, и он на каком-то острове, на севере, в бараке живет. Ну, представьте себе остров на севере, то есть это, наверно, как фильм «Остров», смотрели про монахов? Вот это такая история. Он живет в этом своем бараке, у него ничего нет и он говорит: «Я всему научусь, я сам проживу, я знаю точно. Мне нужен только ноутбук хороший». Вот это дело, вот это мотивация у человека.

А еще мне пишут мужики с инвалидностью: «У тебя так все классно. Пришли мне денег на лечение. Я хочу в Саки поехать, в Крым на лечение. Пришли, пожалуйста, денег». Я думаю: «Чувак, а ты спросил, когда я была последний раз на лечении? Вообще у меня бывает в жизни лечение? Почему ты считаешь, что я должна это сделать? Почему ты вообще живешь с позиции попросить у кого-то на лечение?». Как это возможно?! Объясните мне эту механику мышления людей. Как жалко, что он тратит на это время!

И при этом я знаю парней в колясках, например, один, это мой кумир. Он юрист, но освоил сварку и делает потрясающие качели, мангалы такие крученые, ворота людям делает руками. В коляске. У него люди со всей России заказывают, он стал развивать Instagram, фигачит кованые штуки. Я говорю: «Когда у меня появится дача, ты обязательно сделаешь для меня мангал, качели, потому что это просто невероятная гордость сидеть в качелях твоего производства», потому что это руки другого разряда. Это руки, которые действительно золотые, они вообще про такое преодоление, которое немыслимо для обычного человека. Вот сила мотивации, сила твоего намерения. Он говорит: «Я не заработаю юристом, я просто научился».

Другой парень в Краснодаре, недавно его видела, тоже теперь мой фанат. Он понял, что он никак не заработает своим образованием и стал плести мебель красивую. Я забыла, как называется материал, но она просто потрясающая. Кресла, диваны, знаете, для террас уличных такие делают. Выглядит очень круто. У меня мама уехала жить в Крым и мне говорит: «Я буду все у него покупать», потому что это просто красота. Это человек другой категории, он делает руками несмотря ни на что. А кто-то мне пишет: «Я бы хотел в Крым слетать, полечиться. Пришли мне денег, пожалуйста».

Мария: Растрогалась.

Ксения: Отлично. Понимаете теперь о чем фонд «Возможно все»? Захотелось пойти сломать горы? Невозможного нет. И наш фонд об этом. Мы проводим такие мероприятия, которые ломают стереотипы. Мы вводим новые виды спорта, которых раньше не было. Мы учим людей быть самодостаточными не смотря ни на что, потому что проще простого дать денег. Ничего нет проще, чем найти мне какого-нибудь мецената, богатого дяденьку или тетеньку – для меня сейчас это вообще не проблема, я могу решить по звонку эти вопросы. Но я не делаю этого и не стану делать. Нет ничего хуже, чем подкармливать человеческую жадность, человеческую жалость к себе, а когда ты даешь деньги человеку, ты подкармливаешь его жалость к себе. Это значит, что ты подкармливаешь его гордыню, эго: «Ну, я же больна, помогите мне».

Мария: Знаешь, почему я так реагирую? На самом деле, потому что мне очень сильно отзывается история, если говорить про ценности бренда. Мы часто на обучении, когда работаем с предпринимателями, делаем формулу бренда – и там есть ценности. И одна из ценностей, которая у меня вписана в мой персональный бренд, – это проактивность. И когда ты рассказываешь эти примеры, это как раз про очень сильно проявленную проактивность. В какую бы ситуацию они ни попал, она прорастает. Действительно это выбор. Мне хочется приумножать эту ценность, когда ты рассказываешь про это с другой стороны, потому что я обычно работаю с предпринимателями, бизнес, перспективы, а это вообще другой ракурс. Проявленное мастерство, потому что проактивность как почва. И поэтому мне очень близка идея фонда.

Ксения: Да, я поняла тебя. Идея фонда как раз в том и заключается. Моя миссия и моя цель заключается в том, чтобы не существовало людей с инвалидностью с этой иждивенческой позицией. Мы говорим о мире равных возможностей и не важно, кто что может. Например, моя подруга Анна Тихомирова, солистка Большого театра, балерина. И по отношению к ней мы все здесь с вами инвалиды – не важно, в коляске или нет – потому что она солистка Большого театра. Вот сидит качок передо мной. Как бы мы с тобой ни хотели, но мы с тобой просто инвалиды, потому что мы не жмем столько, сколько жмет он в спортзале, понимаешь?

И сидит мама семерых или десятерых детей, и как бы я ни была мамой троих детей, какой бы пафос я ни чувствовала, но я по отношению к ней инвалид, и не потому что я в коляске, а потому что я просто не представляю, как это возможно. И любой спортсмен имеет тоже другую позицию – мы все разные. Я об этом, что мы все, в любой ситуации должны просто проявлять свою проактивность, потому что жизненная трудная ситуация для всех разная.

Для кого-то сломать каблук или порвать колготки – это все, или мужик изменил, или ушел, представляешь? Это для огромного количества женщин конец света. Они же мне пишут сотнями с суицидальными своими порывами: «Я стояла в окне, потому что муж изменил мне. Я стояла в окне, шло интервью, сделать погромче, детей в комнату. Ты понимаешь? Просто у человека конец света. А кто-то сейчас сидит и думает: «Да, реально конец света. Я его любила, вся жизнь моя  на нем была завернута».

Так вот в чем смысл – мы сами себя заворачиваем на вот эти штуки: на деньги, на мужиков, на каблуки, на колготки. Мы сами для себя важность выстраиваем, приоритеты, а потом от этого страдаем, естественно. Ты так любишь свой блестящий Porsche Cayenne, ты его бахнула сегодня, поцарапала чуть-чуть на парковке, ты сидишь и убиваешься – сама себе создала несчастье. Сама его придумала, сама теперь страдаешь.

Мария: Все сама.

Ксения: Все. Никто в этом не виноват кроме тебя. Поставь себе другие приоритетности в жизни, пойми, что бесконечно – это то, что внутри, это душа, и что от тебя потом останется? Для меня в какой-то момент стало реально страшно важно, что так можно прожить просто и умереть, и тебя никто и не вспомнит. Никогда. Ну, когда проживут твои внуки жизнь, они тоже будут что-то знать, но если ты не оставил шлейф полезности в этом мире, тебя никто никогда не вспомнит. А тогда в чем вообще смысл?

Я понимаю, что бесценно то, что ты сделал. Даже не про то, что про тебя должны вспомнить, а то, что ты оставил в своей жизни – это важно. Я понимаю, что если меня сейчас не станет, я свою жизнь прожила не зря, я это знаю уже. И я так думаю, я уверена, что каждый человек может так прожить жизнь, каждый может сделать это в рамках своего сообщества.

Я сейчас пока посол года добровольчества и очень много городов России объехала как посол, встречаясь с волонтерами, с добровольцами – это очень интересно, это другая категория людей. Они говорят: «Вот у меня проект, я не знаю, как его развивать». Да как? Начни о нем везде говорить. Соцсети решают. Начни о нем трубить во всеуслышание. К тебе начнут притягиваться люди, которые тоже разделяют твою позицию. Потому что соцсети – это же матрица, четкая матрица. Всех поделили  на квадратики: эти – блогеры, эти – мамы-блогеры, эти – фитоняшки, эти – еще кто-то… Как они там? Фуд?

Мария: Фуд-блогеры, да.

Ксения: Да, тревел и так далее. Всех поделили на матрицу. Пожалуйста – сделай свою ячейку, притягивай туда людей и твой проект обязательно кто-то услышит. Твой социально-ответственный бизнес обязательно кто-то поддержит, потому что сейчас люди к этому тянутся, это тренд.

Мария: Я благодарю тебя. У нас осталось буквально пять минут. Друзья, давайте буквально два вопроса. Пишут: «Мама восьми детей – это Юлька Волынец, скайдайв». Ты ее знаешь?

Ксения: Нет.

Мария: Нет? Просто ты занимаешься, я ее знаю, у нее компания «Skydive» и она действительно мама восьми детей. Она парашютистка и муж у нее парашютист.

Ксения: Как круто! А вы шьете костюмы?

Мария: Они шьют. Слушай, я тебе скину ссылку.

Ксения: Мне нужен костюм новый. У нас чемпионат, мне нужен классный костюм.

Мария: Вот хороший вопрос: «Чем можно быть полезным вашим проектам?».

Ксения: На такой вопрос я всегда говорю: «А что умеете делать?».

Мария: Тебе писать лучше всего, да?

Ксения: Напишите мне в директ на мой личный Instagram, где я точно никого не пускаю – @ksenia_bezuglova. Пишите, я все всегда проверяю. У нас таким образом получилось уже огромное количество волонтеров.

 

Основная задача фонда.

Мария: Давай приведем несколько примеров в завершении, что делает фонд, потому что я знаю, что вы делаете fashion-показы, интеграции в спорт…

Ксения: Мы рушим стереотипы.

Мария: Везде?

Ксения: Да. Все, что с этим связано. Fashion-индустрия не про инвалидов. Пятьдесят два человека у меня на Fashion Week в этом году вышли на подиум, сделали потрясающей красоты показ. Если интересно, зайдите – у меня в кружочке есть Fashion Week.

Мария: В актуальных stories?

Ксения: Да, в актуальных stories. Это очень красиво, действительно это модно, и у нас был переполненный зал, просто звезды все пришли. Я захожу в те разные истории, где нужно разрушить стереотипы. Fashion-индустрия же вообще из другой истории.

Мария: Да, там гламурно.

Ксения: Там гламурно, там все про другое, а тут какие-то гламурные, красивые инвалиды. Сидели девчонки-звезды потом мне говорили: «Слушай, а вот такой парень красивый, это что, правда, у него что, инвалидность есть?». Я говорю: «Да». У нас все красивые парни, паралимпийцы ходили по подиуму и никто не увидел, никто не понял, а где инвалидность-то? У нас девочка шла потрясающей азиатской внешности, многократная чемпионка по плаванию. Она шла в крутой косухе, которая была у нее на плечах, и никто не понял, что с ней не так. У девочки нет рук, но этого никто не понял. Она просто шла очень красивая, модная девушка по подиуму. Когда я ее спросила: «Слушай, ты бы в этой косухе походила так? Так пошла бы?». Она ответила мне: «Конечно!». То есть мы про другое, мы про то, что fashion-индустрия, конечно, здорово, мы показали инвалидов таких красивых, модных, но мы именно с той позиции сделали проект, I-INCLUSIVE теперь будет каждый сезон на Неделе моды. Этот показ будет притягивать дизайнеров, притягивать за ту ниточку: «А ты делаешь инклюзивную линейку? А в твою одежду оденутся мои модели и вообще люди?. Я пойду и куплю? У тебя, не знаю, Терехов, я пойду и оденусь?». То есть это должно быть не специально сшитые какие-то вещи, несколько линеек для показа, это должен просто мозг работать так: «О, я сейчас делаю новый костюм. Интересно, а Безуглова его наденет?», я сейчас условно под Безуглову подвожу всех с инвалидностью. Интересно? Круто! Я сейчас делаю такую линейку инклюзивную и она попадет на I-INCLUSIVE в рамках Fashion Week. То есть мы меняем мышление дизайнеров, это была такая моя задумка.

Мария: Друзья, я отвечу на вопрос заданный. Если Ксения про разрушение стереотипов, если у вас есть идеи, как фонд может разрушить стереотипы в какой-то отрасли, то welcome.

Ксения: Да.

Мария: Кто знает, какие идеи будут у вас, какие идеи найдут отклик и будут реализованы благодаря нашей сегодняшней встрече?

Ксения: Конечно!

Мария: Друзья, подумайте, остановитесь. Вполне возможно, у вас родится какая-то уникальная идея, и это будет вести к «голубым океанам».

Ксения: Да, это правда. И никогда не стесняйтесь писать, на самом деле, о своих идеях или просто с желанием познакомиться. Я никому никогда не отказываю, и если человек хочет поглощать, впитывать, я уже четко, конечно, эти манипуляции выявляю, это видно.

«Вот хочу научиться». О’кей, а что ты готов дать? Потому что моя  главная жизненная позиция – это отдавать. Я человек, который бесконечно служит, отдавая, отдавая и отдавая. Поэтому я так много и получаю, здесь такой момент. Но я не зациклена на том, чтобы только получать, я как раз отдаю. И ошибка людей в том, что они настраиваются на то, чтобы получать: «Вот я сейчас сделаю, а где вот эти все бонусы? Ну-ка давайте». Их может не быть. Они могут вообще в другой где-то…

Мария: В другой форме они могут быть.

Ксения: В другой форме прийти, и это нужно понимать, нужно трансформировать свое сознание.

Мария: Друзья, я благодарю вас. Я отпускаю Ксению, потому что в семь утра у нее самолет.

Ксения: В Салехард.

Мария: Да, в Салехард. До встречи.