Выпуск # 85 | Иван Хмелевской


Предприниматель ищет,
что в этом мире не так,
и чинит.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

Иван Хмелевской

27 апреля 2020

сооснователь INMYROOM и один из создателей компании RealWeb – крупнейшего в России агентства digital- и performance-маркетинга. Компания RealWeb работает с 1998 года, в штате более 400 сотрудников, только за прошлый месяц проведено более 900 кампаний, около 500 компаний пользуются их услугами ежедневно.

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Как рождаются бизнес-идеи?
  • Роль предпринимателя – чинить то, что не так в этом мире
  • Личная эволюция и поиск счастья
  • Публичность и 185 подписчиков в Инстаграм
  • Новое хобби - happiness explorer

Ближайшие события

МЫ СОЗДАДИМ, УПАКУЕМ И ПРОДВИНЕМ ВАШ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД

Старт 14 июня

ПРОЙДИТЕ ЭКСПРЕСС-ДИАГНОСТИКУ, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, НУЖЕН ЛИ ВАМ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД

Отправить ответ

avatar

ТЕКСТОВАЯ ВЕРСИЯ ПОДКАСТА:

Мария: Всем привет! В эфире авторский подкаст «От мечты до дела» и Мария Азаренок. Сегодня у меня необычный гость. В первую очередь я познакомилась с ним через один из его продуктов. То пространство, где я нахожусь, – INMYROOM – это контентный маркетплейс дизайнерской мебели и товаров для ремонта. Сначала я пришла как клиент, я сказала «Вау!», а потом познакомилась с Иваном и оказалось, что для него актуальна тема личного бренда, выхода в публичное пространство, и мы встретились на личной консультации. И именно там я узнала, что, оказывается, Иван – создатель не только этого бизнеса. 

 

Мария: Всем привет! В эфире авторский подкаст «От мечты до дела» и Мария Азаренок. Сегодня у меня необычный гость. В первую очередь я познакомилась с ним через один из его продуктов. То пространство, где я нахожусь, – INMYROOM – это контентный маркетплейс дизайнерской мебели и товаров для ремонта. Сначала я пришла как клиент, я сказала «Вау!», а потом познакомилась с Иваном и оказалось, что для него актуальна тема личного бренда, выхода в публичное пространство, и мы встретились на личной консультации. И именно там я узнала, что, оказывается, Иван – создатель не только этого бизнеса. 

 

Итак, сегодня у меня в гостях Иван Хмелевской – сооснователь INMYROOM и один из создателей компании RealWeb – крупнейшего в России агентства digital- и performance-маркетинга. Несколько фактов про RealWeb: работают с 1998 года, в штате более 400 сотрудников, только за прошлый месяц проведено более 900 кампаний, около 500 компаний пользуются их услугами ежедневно. И, что немаловажно, 95% компаний, которые с ними работают, каждый год снова и снова к ним приходят и возобновляют партнерство. 

 

Чуть не забыла: в конце вас ждет особенный подарок от нашего гостя, но в этот раз непростой вопрос, потому что в процессе этого интервью, а вот эту подводку я пишу уже после нашего интервью, у нас спонтанно с ним получилось некое пари, некая договоренность, некий вызов, который Иван принял, и нам будет нужна ваша помощь, для того чтобы он начал работу в этом направлении. И один из вас получит специальный приз от Ивана по итогам этого интервью. Я жду вашей включенности и поехали! 

 

Ваня, привет! 

 

Иван: Привет, Маша!

 

Мария: Привет. Слушай, начну с комплиментов. Нет, я даже начну с признания в любви. Знаете, почему? Потому что вот этот вот… Как ты правильно это называешь? 

 

Иван: Контентный маркетплейс. 

 

Мария: Контентный маркетплейс дизайнерской красивой мебели и…

 

Иван: И услуг. 

 

Мария: И услуг. Вот это вот пространство сэкономило мне кучу нервов и времени, потому что в одном месте можно найти все, и все настолько структурировано, вкусно, понятно! Знаете, ты начинаешь искать одно, потом… Короче, я обожаю ваш сервис просто! 

 

Иван: Спасибо большое!

 

Мария: Да. Более того, знакомство мое с Ваней началось со знакомства с сервисом. Я сначала стала фанатом сервиса, а потом мы уже познакомились лично. 

 

Иван: Все так. 

 

Как рождаются бизнес-идеи?

 

Мария: Вопрос: как родилась идея именно этого пространства? 

 

Иван: Началось все с того, что мы решили сделать интернет-магазин. Мы решили сделать интернет-магазин, который успешно меньше чем через год закрыли. После этого мы посмотрели, какие модели по миру есть, в частности в Штатах, примерили их на российский рынок, поняли, что ничего не будет работать в чистом виде, в котором это существует, и придумали некую такую гибридную модель, начав с медиа. То есть мы начали делать журнал про дизайн интерьеров, потому что это был 2011-2012 год, медиа можно было сделать в то время очень интересные, красивые, прибыльные, а ниша была не занята. В ней игрались в основном олдскульные офлайновые игроки и ничего такого серьезного, красивого не делали. И мы буквально за год-полтора сделали самый большой в нише медиа по аудитории. А потом случился 2014 год, кризис. Все медиа в этот момент почувствовали на себе (ну, почти все… да нет, в России все) результат этого кризиса, потому что рекламные бюджеты очень быстро сжались и медиа попали как раз первые под раздачу. Нам надо было искать новые бизнес-модели. На тот момент у нас был организован каталог товаров, в котором нельзя было купить. Можно было посмотреть, а потом нажать кнопку, перейти на сайт и посмотреть, где это продается. Но бизнес-модель не работала в России так, чтобы превратиться в настоящий бизнес, потому что мы думали, что бизнес будет медиа, а это будет такой upside – все, что заработаем, будет хорошо. Но стало понятно, что медиа не может быть основным бизнесом. 

 

Мария: То есть суровые российские реалии внесли свои корректировки? 

 

Иван: Да, суровые российские или просто новые интернет-реалии. Маркетплейс как бизнес-модель – это такая достаточно универсальная штука, они в разных нишах есть, появляются: Яндекс.Еда, Uber – это все маркетплейсы. В данном случае где-то услуг, где-то еды или доставки – да как ее ни назови. Мы просто маркетплейс, красивыми не были. И в тот момент мы приняли решение, что мы будем заниматься полностью всем циклом, включая доставку покупателю, и весь цикл гарантийного обслуживания, ответственности, скажем так. То есть, если что, можно купить у нас в одном месте товары от 10 разных продавцов, но если будут какие-то проблемы, то мы будем единственной точкой, куда можно будет обратиться со всеми этими проблемами. 

 

Мария: По всем этим 10 вещам. Хорошо, давай так: откроем карты – ты же не фанат всяких этих интерьерных штук? 

 

Иван: Ну, я не фанат на уровне того, что это не мой интерес. То есть, в принципе, медиа про интерьеры достаточно популярно как вертикаль. В телевидении, например. Журналы, которые про интерьер, они десятилетиями популярны. Популярны, потому что это отдельный special interest. В основном девушек, 80% женской аудитории. Как мальчики любят читать про машины, вы знаете, что они постоянно не покупают себе машины, но машины они любят. Девочки точно так же, не обязательно они находятся всегда в ремонте, но интерьеры они любят, они просто проводят время в них. 

 

Мария: Я хочу вам сказать, что я подтверждаю, что ты просто даже смотришь красивые картинки и думаешь: «А хорошо было бы…». Как-то вот такое вот…

 

Иван: Ну, наверняка. Или просто: «Ой, как красиво!». 

 

Мария: Да-да. 

 

Иван: То есть наши конкуренты – это вообще сериал по телевидению, потому что мы конкурируем фактически за время аудитории. Наша аудитория – это девушка от 25 до 45 лет в городах-миллионниках с доходом средним и выше. Она либо развлечется каким-нибудь сериалом, возможно, не российским, а, может быть, она посмотрит и почитает про какие-то интерьеры у нас. Но со временем наши читатели начинают двигаться и становятся соответственно нашими покупателями. 

 

Мария: Давай я по-другому задам вопрос. У тебя был успешный работающий бизнес – RealWeb. Он уже тогда был ого-го, все хорошо. Зачем еще? Зачем вот эта новая ниша? Зачем интернет-магазин? Зачем медиа? Зачем? 

 

Иван: Сейчас отвечу, подожди. Я же нудный, я тебе говорил. Дай закончу. 

 

Мария: Теперь все люди знают, что ты нудный. Так…

 

Иван: Это не секрет, это общеизвестный и доступный факт. Я говорил, что для девочек есть интерес. В таком смысле мне это неинтересно. Это не значит, что мне не нравятся красивые интерьеры, красивые пространства. Я визуал и вообще по профессии – ну, не в том смысле, что у меня образование, но я начинал как веб-дизайнер – и говорю с точки зрения дизайна. Делал я сам, своими руками, потому что я в этом понимаю, как устроен продукт, с одной стороны. С другой стороны, я получаю удовольствие просто от такого крафта. Поэтому да, мне нравится, но, безусловно, я не изучаю: «Ой, какие у нас новые кресла подвезли!». С этим Адель прекрасно справляется, ей это интересно. Адель – это моя жена и сооснователь INMYROOM. Поэтому мы пошли сюда. Плюс ко всему для меня важно, когда я занимаюсь каким-то бизнесом, это рынок, который характеризуется рядом характеристик, одна из которых – это люди. Люди, которые участвуют в бизнесе про красивые интерьеры, и ценности, которые пронизывают этот бизнес, мне это все близко и мне это нравится. 

 

Приоритеты компании INMYROOM

 

Мария: Давай про ценности. Есть такая фраза, что бизнес является отражением в той или иной степени именно создателя. Ты сооснователь. Что этот бизнес с точки зрения, может быть, ценностей взял от тебя? 

 

Иван: Ну, во-первых, мы эффективны, потому что я, как мне кажется или хочет казаться, достаточно рациональный человек и принимаю много рациональных решений. Для того чтобы принимать решения, нужны как минимум данные. И в INMYROOM то, что можно увидеть на сайте или в приложении, это вершина айсберга, потому что это то, что фактически видно всем. Но за этим стоит большой программный продукт, который представляет из себя исполнение очень длинной и очень сложной цепочки заказов. И мы бы сегодня были бы не только неэффективны, мы бы в принципе не могли бы существовать на том количестве заказов, сколько мы обрабатываем, если бы не этот программный продукт. С точки зрения ценностей можно, наверно, сказать про команду, которая работает, потому что у нас собралась очень классная команда людей, с которыми приятно и просто хочется проводить время. Ну и, наверно, про красоту. Несмотря на то, что я не интересуюсь данным конкретным достаточно красивым красным креслом, но с точки зрения того, что мы делаем, для меня ценно не продавать некрасивое, потому что эстетика – это все-таки элитарная штука. Есть какой-то узкий класс носителей эстетики, который ее популяризирует. Такие opinion-лидеры, не иначе. В начале века начали, в середине закончили с этой историей, и потом мы имеем в архитектуре все, что было после 1950-х. Понятно, что если архитектура такая, то внутри в интерьерах еще все сложнее. Мы имеем такую драматическую, достаточно плачевную ситуацию с красотой. Но есть ощущение, что, на самом деле, у народа в России все-таки большой достаточно запрос на эстетику. И в этом смысле, когда мы делали проект, мы сразу для себя определили, что мы будем продавать красивую. По совместительству, к сожалению, в большинстве случаев в России это еще и не дешевая мебель. Мы сейчас активно ломаем голову на тему того, как хакнуть систему, чтобы сделать недорогую и красивую мебель. Но если мы не найдем, то, к сожалению, у нас дешевой мебели так и не появится, потому что делать и продавать красивые вещи – это одна из наших ценностей. 

 

Мария: То есть по факту результатом масштабирования, роста популярности INMYROOM – это рост количества красивых действительно вещей, которые формируют такую правильную эстетику в домах людей?

 

Иван: Мы считаем, что да. Для того чтобы в стране стало в целом красиво, нужно, чтобы стало красиво дома, потом должно стать красиво в подъезде, а потом уже и улица, и город должны подтянуться. 

 

Мария: Знаете, когда мы общались на личной консультации, меня как-то зацепила фраза Вани. Ты сказал: «Мне в Смоленске было некрасиво». И ты поэтому переехал. Это по поводу эстетики. 

 

Иван: Да, я родился и до 19 лет жил в Смоленске. Нет, там, безусловно, есть конкретные картинки, на которые ты смотришь, и красиво. В основном это картинки, которые до революции были где-то созданы, либо, наверно, в начале советского периода. Но, в общем и целом, Смоленск очень похож на все маленькие, относительно небольшие городки, которые, может быть, где-то местами сохранили какие-то исторические центры, а потом обросли либо пятиэтажками, либо девятиэтажками, а сейчас еще обрастают чудовищными какими-то аляпистыми торговыми центрами, на которых одна стена обязательно должна остаться без окон, потому что на нее повесят 3-4 рекламных щита. И вот так, примерно каждые 300 метров, сейчас новые торговые центры. Конечно, это кровь из глаз, но asis. Когда я уехал, ничего этого еще не было. Было просто некрасиво, но без торговых центров.

 

Чинить то, что в мире не так

 

Мария: Давай тогда сейчас резюмируем. Какая твоя роль именно в этом бизнесе? Ты как предприниматель какую роль ты выполняешь внутри? 

 

Иван: Ну, во-первых, моя роль – предприниматель. 

 

Мария: Что это такое? Что делает предприниматель вообще? 

 

Иван: Предприниматель ищет, что в этом мире не так, и чинит. Чинить мир – это такой Тиккун Олам. 

 

Мария: Кстати, а когда вы создавали INMYROOM, у тебя тогда уже было понимание вот этой роли – чинить мир с точки зрения эстетики, начиная с квартиры? Что у бизнеса может быть такая миссия? 

 

Иван: Да, безусловно. Потому что есть разные типы медиа, и если говорить про медиа, про дизайн интерьера, это частично образовательное медиа, то есть мы несем функцию образования, потому что эстетика часто проникает к нам через визуальную часть. Можно сколько угодно рассказывать, но важно смотреть, важно видеть, видеть картинку, и именно она создает со временем представление о том, что такое красиво. 

 

Мария: Это есть такая штука, есть такая фраза: – Как научиться красиво одеваться? – Насмотренность.

 

Иван: Безусловно, конечно. 

 

Мария: То есть, по сути, медиа о дизайне дает возможность людям иметь хорошую насмотренность в этом смысле и уже понимать, что есть хорошо, а что есть плохо?

 

Иван: Да, безусловно. Ты смотришь, долго-долго-долго смотришь, у тебя начинает глаз привыкать. Ты, может быть, не знаешь, что такое цветовой круг да Винчи, но начинаешь уже интуитивно чувствовать, почему этот цвет вот с этим цветом сочетается, а этот с этим нет. Что такое эклектика, а что такое просто некрасиво и так далее. 

 

Мария: Слушай, очень крутая роль. То есть чинить то, что в мире не так, – это предпринимательская роль?

 

Иван: Да, универсальная. 

 

Мария: Хорошо. Можно тогда мы перепрыгнем на RealWeb? В RealWeb как ты чинишь мир? От чего ты чинишь мир? 

 

Иван: Ой, ну это вообще прекрасно. Во-первых, RealWeb тоже имеет определенную миссию, если угодно. RealWeb чинит мир тем, что он работает с максимально продвинутыми и продуктивными, скорее, я бы сказал современными бизнесами, потому что это В2В бизнес. Клиентами RealWeb являются… 

 

Мария: Компании. 

 

Иван: Другие крупные достаточно компании, да. И особенно на ранних этапах к performance-маркетингу RealWeb, а это, прежде всего, performance marketing agency…

 

Мария: А можешь сразу объяснить, что есть performance-маркетинг?

 

Иван: Performance-маркетинг – это маркетинг, заточенный на результат. То есть ты запускаешь рекламную кампанию и твои ожидания, что у тебя будут звонки, заказы, заявки и так далее – все, что можно померить в штуках и в деньгах – просто рекламные кампании заканчиваются понятиями «знания», «контакты с аудиторией», «время с аудиторией» и так далее. То есть сначала идет создание знания – какой-нибудь BMW тратит обильно деньги на то, чтобы человек пришел потом в Яндекс и написал «Купить BMW», а задача автосалона, чтобы этот покупатель пришел именно в этот салон BMW. 

 

Мария: То есть вы решаете задачу автосалона? 

 

Иван: Автосалона. Ну, это было так 5 лет назад. Сейчас мы уже решаем всю длинную цепочку, потому что все становится потихоньку performance, все становится диджитализированным. И особенно на ранних этапах только самые прогрессивные такие, качественные компании приходили к пониманию, что им нужно простраивать эффективные онлайн-кампании. Они занимались аналитикой и так далее, и мы вместе с ними делали тот маркетинг, который был такой прорывной, я бы сказал. Мы в 2011 году с ритейлерами онлайн делали… Тогда еще пока не было каких-то боксовых, готовых решений, и мы это делали командой фактически программистов и специалистов. Автоматизированные рекламные кампании, где объявления управлялись по стратегиям. Это были миллионы объявлений на всю страну, они автоматически включались, выключались в зависимости от того, есть товар на складе, нет товара на складе, разные ставки включались в зависимости от того, на каком складе, долго или близко подвести товар. Короче, это такой умный, хороший маркетинг, которым я, по крайней мере, и тогда гордился, да и сейчас, мне кажется, немного есть тех, кто дошел. 

 

Мария: То есть это означает, что в компании RealWeb чинят мир через призму эффективного контакта рекламодателя с аудиторией, правильно? 

 

Иван: Во-первых, мы не совсем рекламодателями работаем. Если к нам придут игры азартные какие-нибудь, скорее всего, RealWeb откажется с ними работать. Один из критериев – это в первую очередь этика, то есть мы работаем с тем бизнесом, который какой-то созидательный, он меняет мир к лучшему, меняет жизнь людей к лучшему. А дальше вместе с ними мы строим такую кампанию рекламную, когда этот бизнес может быть более эффективен и тем самым делать людей более счастливыми – не важно, обладателей IPhone, обладателей BMW, обладателей квартир – потому что RealWeb один из крупнейших игроков на рынке недвижимости в Москве и России, наверно. Как-то так. 

 

Мария: Смотри, когда мы познакомились, я же зашла через идею: «О! Классно! INMYROOM! Мне тут все надо». 

 

Иван: Я помню, да. И попросила скидку сразу. 

 

Мария: Ну да, я попросила скидку. Потом я узнаю про RealWeb. Вот сейчас я вижу, что эти два бизнеса объединяются твоей ролью чинить мир от чего-то, что в нем неправильно. Есть что-то еще, что их объединяет? 

 

Иван: Очень просто. RealWeb делал цикл услуг, который приводил к тому, что покупатель звонит или делает заказ у клиента RealWeb. И дальше, чтобы можно было как-то развиваться, потому что в этом цикле, как мне казалось, плюс-минус мне как специалисту – человеку, который понимает в маркетинге – мне было все понятно. И задача была пойти дальше. А дальше – это заниматься тем, что происходит после покупки. Вот INMYROOM – это все, что происходит после покупки. Дальше придется, видимо, прийти к тому, что происходит до появления этого дивана. Я думаю, что INMYROOM закончится тем, что будет еще и свое производство. 

 

Мария: Кстати, нотки эти уже прозвучали, даже в начале интервью. 

 

Иван: Ну, это отчасти особенность современного мира технологий. Технологии стали массово доступны, то есть 20 лет назад открыть мебельное производство это было что-то… Открыть мебельное производство! А сегодня это не rocket science. Лидеры рынка часто консолидируют всю цепочку от производства и до доставки. Конечно же, мы не сможем держать какой-то ассортимент, но определенные модели… Например, одна из проблем нашего проекта – это то, что, как я говорил, у нас нет по доступным, условно, массовым ценам товаров. Их нет не потому, что INMYROOM так хочет придумать, а просто нет компании, которая может нам поставить эти товары в ассортимент. Кстати, если нас смотрят производители, которые считают, что они делают современную мебель по доступным ценам, пожалуйста, напишите мне – я буду только счастлив. Но мы пока не нашли. И единственный выход – это, вероятно, сделать самим. 

 

Мария: Интересно. А можно предположить, что в будущем появятся еще бизнес-проекты, которые отвечают этим аспектам?

 

Иван: Их уже полно, да. 

 

Мария: Я имею в виду в твоем лице. Ты как совладелец, соавтор и так далее. 

 

Иван: Да. Я даже уже делаю первые шаги. 

 

Мария: Хорошо. Сейчас, смотри, когда мы работаем над личным брендом с моими клиентами, мы всегда начинаем построение личного бренда из будущего. Допустим, есть мечта или точка мастерства это называется. 

 

Иван: Да. 

 

В поисках своего счастья

 

Мария: А я сейчас хочу перенестись в твое прошлое, когда ты по Ленинградке на девятке вишневой…

 

Иван: С включенной печкой, просто она перегревалась, да. 

 

Мария: С включенной печкой, да. Или можно даже глубже…

 

Иван: Лето, а у меня включена печка, потому что двигатель почти кипит, да. Прекрасные воспоминания! 

 

Мария: Hard! 

 

Иван: А Ленинградка еще вся зеленая такая, в деревьях. Это сейчас ее укатали в асфальт. 

 

Мария: Ну да. Смотри, какая картинка будущего у тебя была тогда? Я сейчас хочу спросить примитивно. Мечта. Что тобой двигало? 

 

Иван: Ну, это мы копнули совсем далеко, я не могу сказать. Тогда я мечтал, наверно, о машине подороже, в которой есть кондиционер. Примерно, наверно, такая мечта у меня была тогда. Ну и, наверно, абстрактная – это собственный бизнес. То есть у меня всегда было чувство и ожидание и желание сделать свое. 

 

Мария: Хорошо, как это трансформировалось? Машина с кондиционером, собственные какие-то шаги, собственный бизнес-проект… Как менялась, как трансформировалась твоя мечта? Куда и как она шла? Я сейчас объясню, почему я спрашиваю этот вопрос. Потому что, знаешь,  многие люди находятся в поиске такого счастья. 

 

Иван: Я тоже. 

 

Мария: Да. И на каждом этапе жизни у каждого это счастье свое. Кому-то машину подороже, чтобы condition был, кому-то вообще, чтобы была какая-нибудь машина, кому-то что-то дальше. Как шла эта эволюция тебя в твоей осознанности, в поиске твоего счастья? Я вот что хочу спросить. 

 

Иван: Осознанность, мне кажется, пришла ко мне первыми своими шагами не так давно. Может быть, года 3-4 назад, я бы так сказал. Я недавно, может быть, год назад наткнулся на спиральную динамику Грейвза, которая достаточно неплохо все объясняет, как мы эволюционируем с точки зрения нашего сознания. И все у меня было ровно примерно так, как в этой динамике и прописано. Да, хотелось машину, хотелось каких-то понятных, внятных материальных радостей: одежда, машина, красивых ресторанов, путешествий, потом путешествий красивых. Путешествовал я всегда, мне это нравилось, но если в 2005 году я выезжал на какие-нибудь автобусные экскурсии по Европе, то потом, конечно, стало нравиться просто прилетать, брать машину и кататься. Но со временем это все, конечно, приелось. Но потом, конечно, недвижимости как-то хотелось – вот это обладание всем – несколько машин хотелось. А потом так – чик! – и все – я наелся. Как это всегда легко говорить, когда ты уже это имеешь. Условно, я мечтал, помню, часы Panerai. Я прямо увидел первый раз Panerai и они мне так понравились! А мне было, наверно, 23. Может быть, 22. И я в 25 лет купил Panerai за 5 000$. Это была квинтэссенция моего счастья! У меня сейчас такая коробка этих часов, я их вообще не ношу. Я хожу с Apple. Ну, я иногда их надеваю. У меня есть приятель, Денис Каргаев. Вот, кстати, рекомендую с ним пообщаться. Бесконечно интересный человек, который бросил бизнес и открыл школу подготовки катания на велосипедах. Как правильно сказать? Велошколу для детей, вот. «Красный насос» называется, «Red Pump». Он один из лучших экспертов по Panerai. Мы так и познакомились. И он мне сказал шикарный термин про часы – «функциональное искусство». То есть ты можешь надеть часы и посмотреть на них просто, как на картину. В них смысла уже нет как в часах, но в эстетике, безусловно, есть. И легко с этой позиции, оглядываясь назад, говорить, что мне уже всего этого не хочется. Я не знаю, можно ли прийти к этому, не пожив, не съев, не прочувствовав все это. Но потом как-то это все отвалилось, и сейчас я уже, конечно, как-то больше про счастье, чем про… Я, наверно, и раньше был про счастье, но атрибуты счастья у меня сильно поменялись. 

 

Мария: Хорошо. Давай тогда по-другому задам вопрос. Сегодня что есть счастье? 

 

Иван: Ну, во-первых, оно сильно эволюционирует. И если я тебе сейчас скажу, нам придется через 5 лет еще раз записать этот вопрос, потому что, я думаю, я отвечу по-другому. 

 

Мария: Я не сомневаюсь. Но я тебя сейчас еще спрошу про счастье сегодня. Здесь и сейчас. Эволюция, да?

 

Иван: О’кей. Счастье… Мне какое-то время назад очень нравилась цитата Сахарова, что счастье – это экспансия. Счастье – это смысл жизни. Ну, а это одно за другим. Хотя, наверно, оно до сих пор частично есть. Счастье – это, по-моему… Не важно, не помню, кто сказал. Короче, это баланс составляющих в жизни. Он фактически состоит из двух частей: это работа и это личная жизнь. Работа – это, во-первых, найти себя, потому что нельзя быт счастливым на работе, если это не работа твоей мечты. Я уже где-то в интервью говорил, что нужно серьезно потратить время, проинвестировать, для того чтобы разобраться, а что такое работа твоей мечты? Не важно, это такой дурацкий термин. Должна быть работа, когда ты не замечаешь, как идет время – вот это вот признак. Это работа, на которой ты не устаешь, или это приятная усталость. Это работа, о которой ты думаешь после работы не с чувством боли, что тебе что-то предстоит или ты забыл, а которой тебе хочется заниматься. 

 

Мария: А можно мы сейчас вернемся к счастью?

 

Иван: Да. 

 

Мария: Я хочу по поводу работы. Смотри, ты же начинал с позиции, что ты был дизайнером. Это было дело на тот момент твоей мечты, назовем это так? Ты горел этим? 

 

Иван: Ну, нет. Я все равно всегда, конечно же, чувствовал, что с этим не так, и я был не о’кей. 

 

Мария: Так… Знаешь, мне интересен путь трансформации. Вот я дизайнер, я делаю… А как в предпринимателя дизайнер превращается? И как он себя в этом находит? 

 

Иван: Неплохо вполне. Во-первых, я был не самый лучший дизайнер на рынке. По моим ощущениям были ребята намного более профессиональные и прокачанные. Ну, они были и старше меня заметно. Мне тогда было 20 лет или 19. И я это признавал, в принципе. Нет, может быть, тогда я и не признавал, но со временем уж точно. 

 

Мария: Пришлось со временем. 

 

Иван: Да. Во-вторых, проблема была даже больше не в конкуренции, а в заказчиках, потому что сделать правильно не получалось, потому что заказчики… Дизайн, особенно веб-дизайн – это такая профессия, где у человека, условно, есть бизнес какой-то, и какую покупают бумагу в его офис, его не очень волнует, но в сайте он будет участвовать. Он вдруг станет экспертом и расскажет, как тут должно быть. И, короче, когда достигался, условно, какой-то компромисс, то на выходе получался продукт, которым лично ты не очень-то доволен, потому что правильно сделать не так. И мне в принципе не очень нравилось, когда мне рассказывали, как мне надо жить. Поэтому это один из таких важных факторов, которые двигали. Я должен сам стать заказчиком, чтобы делать то, как мне нравится. 

 

Мария: Хорошо. Ты можешь сказать сейчас, что в предпринимательстве ты нашел вот это счастье? 

 

Иван: Однозначно. 

 

Мария: Если проводить параллель, ко мне на консультации по личному брендингу часто приходят предприниматели, у которых, знаешь, такой эффект потухших глаз. То есть все нормально, прибыль есть, бизнес растет, он понятный, он предсказуемый, но при этом нет какого-то такого драйва. И часто люди приходят, знаешь, зачем они приходят строить личный бренд? «Ну, надо», «кто-то сказал», «я слышал, что это прикольно». Но при этом они хотят, знаешь, из серии: «Ну, давайте Инстаграмчик прокачайте мне». А то, о чем ты сейчас говоришь, как одно из условий счастья, – это проблема, которую ты решаешь с группой единомышленников.

 

Иван: Решаемая. 

 

Мария: Решаемая. Тактически и стратегически она может быть двух типов. Прикол в том, что мы иногда как раз придумываем для таки-предпринимателей – простите, предприниматели – проблему, которую… По сути, это вызов. Придумываем вызов, который он может перед собой поставить, и, соприкасаясь с этим вызовом, они объединяют новых людей или старых, и в работе над этим у них строится личный бренд и появляется эта энергия, огонь и азарт, понимаешь?

 

Иван: Да. 

 

Мария: То есть, на самом деле, я не подходила к этому с категории «как сделать этих людей счастливыми?», но по факту ты сейчас дал мне, по сути, определение, что через правильный вызов, через соприкосновение с этим вызовом человек в решении этих задач действительно становится счастливым. 

 

Иван: Ну, борьба, конечно. Это же естественное состояние у человека. Люди без борьбы умирают. Есть известный эксперимент, «мышиный» или «крысиный рай», по-моему, он называется, когда создали абсолютно идеальные условия для жизни крыс и запустили парочку туда, в 1967, по-моему, году. И крысы стали моментально размножаться. У них там было все: вода, еда и всякие колесики, чтобы можно было играться. Играться, есть, пить и размножаться. Короче, они года через два дошли до популяции 2 000, сошли с ума, начали пожирать друг друга, самки перестали размножаться, и в 1971 или 1972 году, по-моему, последняя крыса сдохла. Люди без вызова, без проблемы, которую можно решать ежедневно, он не может быть счастливым – у него просто не будет тех гормонов внутри организма, которые делают его счастливым. 

 

Мария: А ты знаешь, какие гормоны делают человека счастливым? 

 

Иван: Ну, их четыре там. Я сейчас могу ошибаться, точно буду ошибаться на память, но если посмотрю в телефон, в свой записной блокнотик, то могу сразу.  

 

Мария: В общем, взаимодействие с темой счастья – для тебя это важная категория? 

 

Иван: Однозначно, конечно. 

 

Мария: Можно сказать, что ты его исследуешь?

 

Иван: Да. 

 

Мария: А как? 

 

Иван: Книжки и эксперименты. 

 

Мария: Эксперименты? 

 

Иван: Ну да. С собой, конечно. 

 

Мария: Давай пример конкретно.

 

Иван: Ну, я смотрю, например, как действует на меня медитация. Я, наверно, уже года три каждый день занимаюсь медитацией, и у меня самые лучшие выводы и самые большие рекомендации с точки зрения этой практики, потому что она не творит чудеса, но она задает нужный тренд к изменениям, она делает тебя более осознанным. И, как следствие, она делает тебя более счастливым. Я ставлю эксперименты. Например, я не пью вообще алкоголь. У меня был года три назад эксперимент длиной в год, потом у меня был эксперимент опять вернуться, и я сделал вывод, что мне лучше нет. Я вообще это никому не пропагандирую и сам могу рассказать, какой виноград какого года и в какой винодельне можно, но я сделал вывод, что есть общепринятая социумом картинка, и нарратив про алкоголь – не важно, какой – за ним стоит простой этиловый спирт на основе этого, который концептуально делает человека несчастливым. В моменте – да, а потом – нет. В моменте – да, а потом – нет. А любые вот эти горки медиану сталкивают ниже, ниже и ниже. 

 

Мария: Я тоже ничего не пропагандирую, но у нас антиалкогольное сегодня получается интервью, потому что я тоже уже не пью лет, наверно, пять вообще. 

 

Иван: А я не знал, кстати. Вообще? 

 

Мария: Вообще. Вообще не пью алкоголь просто. 

 

Иван: Коллега. 

 

Мария: Да. Причем, знаешь, даже когда ты приходишь на вечеринку, где знакомые, смотришь: ну, просто вино, просто чуть-чуть, но, тем не менее, через полтора-два часа все равно меняются люди. Они чуть-чуть и так далее, но меняются темы, меняется контекст, и ты такой…

 

Иван: Можно уходить.

 

Мария: Да.

 

Иван: Правильно. А на утро лучше прийти, и вот этот момент, когда ты чувствуешь – вот она где, мощь – когда смотришь на всех, тебе хорошо, а они такие…

 

Мария: Ты с утра помедитировал…

 

Иван: Выспался…

 

Мария: Выспался, да. Написал дневник благодарностей… Вот такое, вот так вот. Но мы ничего не пропагандируем – это выбор каждого. То есть, получается, что это самонаблюдение. Главный эксперимент – это самонаблюдение? 

 

Иван: Безусловно. 

 

Мария: Ты пробуешь…

 

Иван: Вот ты упомянула дневник. Я тоже пробовал дневник вести, но мне не заходит. 

 

Мария: Ой, а я вообще просто…

 

Иван: Может быть, я просто как-то быстро забежал и агрессивно, и ответственно начал его вести? Надо полегче? 

 

Мария: Может быть, просто по-мужски? 

 

Иван: Может быть.

 

Мария: Знаете, мужчина говорит: «Надо делать так, так, так».

 

Иван: Да, я же такой. У меня все по галочке, везде чекбоксы. Но что-то я решил, что как-то нет. В следующий раз, может быть, еще попробую. Просто я и так, наверно, очень благодарен и мне не нужно для этого дополнительно что-то вести. Мне так легче объяснять, что я забил. 

 

Мария: У тебя бывают периоды, когда тебе, давай так, откровенно плохо? 

 

Иван: Ну, без зимы не бывает весны. 

 

Мария: То есть это тоже элемент счастливой жизни? 

 

Иван: Счастье – это не константа. В смысле, это психическое расстройство, наверно, или регулярная доза наркотиков. Но если не то и не то, то, конечно, это туда-сюда.

 

Мария: Вот что касается дневников, я просто своим лайфхаком поделюсь. Мне иногда дневники помогают именно в периоды, когда я нахожусь осенью. Когда осень внутри или зима, все такое там замерзшее, этот внутренний лед, ты смотришь и меня это поддерживает. 

 

Иван: У меня есть уникальная особенность – я люблю осень. Осень мое любимое время года. Когда наступает 1 сентября, я самый счастливый человек. 

 

Мария: Вообще-то я говорила образно. 

 

Иван: Я чувствую запах осени в воздухе и он мне нравится. 

 

Мария: Хорошо. Личный бренд. 

 

Иван: С точки зрения дневников… Подожди, я договорю.

 

Мария: Не позволил. Не позволил мне сменить тему. 

 

Иван: С точки зрения дневников, когда наступает осень, если уж ты иносказательно говоришь, 

 

Мария: Метафорически. Я просто тоже осень обожаю. У меня день рождения осенью. 

 

Иван: Я помню, кстати. Теперь. 

 

Мария: Дневник осенью? 

 

Иван: Не дневник. Я просто пишу. Просто если есть какая-то проблема, можно написать рассказ на тему: «Что будет в худшем случае, если это случится?». Вот прямо на бумажках пишешь, потом разрываешь и выкидываешь все. 

 

Мария: Серьезно? Это помогает?

 

Иван: Бомба вообще! 

 

Мария: То есть самые худшие гипотезы, что могут быть, разрываешь и выкидываешь?  

 

Иван: Что будет и что будет после этого, да. На самом деле, наш мозг работает как? Мы создаем какую-то картинку у себя в голове, не докручивая ее до конца в том числе, то есть мы останавливаемся на пике самом страшном. Более того, он выглядит очень жизненно, потому что мы, условно, когда смотрим фильм, когда читаем книжку и фантазируем, и когда проживаем реальную жизнь, у нас набор гормонов абсолютно одинаковый. То есть наш мозг не различает реальность или нереальность. Поэтому когда кажется, что случится вот это самое плохое, эмоции те же, как когда случилось это самое плохое. Мозг циклится и все – у тебя гормоны шкалят и ты чувствуешь это все: безысходность, несчастье и так далее. Но когда ты пишешь, там другой набор участков головного мозга задействован, потому что за письмо отвечает не та же часть мозга, что и фантазия. И она не дает тебе циклиться и бегать по кругу. Во-первых, когда ты пишешь, у тебя мышление происходит гораздо медленнее, чем когда ты думаешь. И когда замедляешься, у тебя, в принципе, пульс начинает уходить. Во-вторых, у тебя нет выбора. Будет проблема – дальше остановиться и пойти страдать. То есть ты пройдешь дальше, до конца, распишешь самые плохие сценарии и поймешь, что ничего страшного в этом на самом деле и нет. Но дневника у меня нет. 

 

Когда появилось желание стать публичным?

 

Мария: Интересно. Благодарю тебя за технику. Я такого никогда не использовала, не пробовала. У меня вопрос такой… Я эксперт по теме личного бренда. Ты человек, который не строил до какого-то момента личный бренд от слова, я так понимаю, совсем. Есть интересные, успешные, крутые бизнес-проекты. Почему за бизнес-проектами ты не показывал себя? Почему? У тебя не было такой потребности в признании или просто было не до того?  

 

Иван: Нет, у меня есть потребность, в том числе в признании, но просто как-то не ставил никогда перед собой цель. Плюс ко всему стремновато еще. Я из того поколения, когда запилить селфи – это не то чтобы такая простая для меня вещь. Смотри, когда я приехал в Москву, первые социальные сети, которые были, это был ЖЖ – Life Journal. В ЖЖ считалось дурным тоном размещать свою фотографию аватарки – нужно было придумать что-то такое прикольное. И мне было очень комфортно. Мне кажется, у меня до сих пор есть какая-то такая история. Я тут насильно пару недель эксперименты ставил на предмет попробовать снять историю с собой. При том, что 17-20-летние это делают так же, как я дышу, то для меня это прямо… Как это?! Есть и какое-то такое сопротивление, ну и главное – конечно, оно не настолько сильное, чтобы не преодолеть его, если задаться целью. Но я просто никогда не задавался.

 

Мария: Хорошо. Но, тем не менее, мы же познакомились с тобой в этом контексте. Что изменилось? Почему ты решил стать более публичным и найти какой-то свой способ взаимодействия с миром от лица себя? 

 

Иван: Мне, в принципе, стала тема создания контента и контента, в том числе, через личный бренд любопытна как…

 

Мария: Эксперимент? 

 

Иван: Special interest такой. Как тебе интерьеры. Для тебя бренды, человеки-бренды – это работа, и тебе интересны интерьеры, а мне…

 

Мария: Слушайте, это невозможно! Пока я здесь хожу, я уже отказалась от идеи купить один матрас, потом я уже выбрала себе кружки, потом я посмотрела консоль, посидела на четырех диванах… Меня невозможно сюда запускать! 

 

Иван: Ну, вот у меня примерно то же, то есть я занимаюсь бизнесом, и мне эта предметная область как хобби, условно, неинтересна. А эта часть меня на каком-то этапе заинтересовала. Наверно, потому что появились инструменты какие-то, которые есть, в принципе. YouTube в том виде, в котором он сейчас есть, его раньше не было, видеоконтент, который можно создавать сейчас, раньше такой возможности и с таким качеством не было. Мы в INMYROOM запустили канал – весной, по-моему, этого года – я смотрю, что с ним происходит, и у меня прямо такой восторг! 

 

Мария: А что с ним происходит? Расскажи. 

 

Иван: Ну, во-первых, мы добились определенного… Ну как «мы»… Я ничего не делал, это моя жена занимается. И она с командой добилась того качества, когда я смотрю и мне… Ну, мне неинтересно, потому что мне интересно про интерьеры, но мне нравится картинка, мне нравится сюжет, как все построено. Мне не стыдно. 

 

Мария: Я скажу как поклонник, что мне очень нравятся room-туры, например. Так называется, да? 

 

Иван: Room-туры – это один из главных сюжетов, да. 

 

Мария: Когда человек проводит по квартире, рассказывает всякие штуки. Особенно, когда там еще расписано, где какие бренды, потому что ты смотришь и: «О! Хочу такой стол», – например. 

 

Иван: Там еще много чего можно экспериментировать и расширять, и мы будем все это делать. Но, тем не менее, мы сделали. На мой вкус мы делаем один из самых качественных сейчас в российском Интернете видеоконтент, и у нас динамика роста и охват канала… То есть мы пока по количеству подписчиков пока не лидеры, но, я думаю, в топе лидеров. 

 

Мария: Давай динамику роста покажем, чтобы понимали. От старта до сейчас сколько прошло? 

 

Иван: Фактически нормальный старт у нас случился в июне. Мы в марте сделали первый шаг, пару раз споткнулись, потом мы стали что-то более-менее снимать в апреле, но в основном уже в мае, и в июне, можно сказать, мы более-менее вышли на какой-то продакшн. 

 

Мария: Регулярность. 

 

Иван: Да. Вот 70 000 группа это буквально за полгода. 

 

Мария: Это органика? 

 

Иван: А? 75 000?

 

Мария: 75 000! Нам уже тут подсказывают доверенные лица, что 75 000.

 

Иван: Безусловно, у нас просто огромное комьюнити: у нас под 400 000 в Instagram группе, у нас в Facebook тоже примерно столько же, понятное дело, сайт 5 000 000 посещаемость – это все помогает, безусловно, развивать. Но все равно я ожидал, что будет сильно хуже, поэтому я думаю, мы в этом году, к новому году плюс-минус где-то 100 000 пробьем и выпишем на YouTube себе…

 

Мария: «Серебряную кнопочку». 

 

Иван: «Серебряную кнопочку». Поэтому я, глядя на все это, а я всегда был такой персонаж, обжитый камерами какими-то – я гаджеты люблю. Вот что я люблю, так это гаджеты. Я когда-то еще машины любил, а сейчас прямо остыл. У меня старенькая машина и я ее люблю. Мне больше ничего не надо. И ее скоро продам. У меня было две – одну продал, вторую позже. А гаджеты как любил, так и люблю, и фототехника в том числе. Поэтому я как-то так все смотрю, смотрю, облизываюсь и думаю, но что-то никак. 

 

Мария: А о чем бы ты хотел говорить? У меня почему-то нет ощущения, что ты хотел бы рассказывать про то, как строить бизнес или что-то такое. 

 

Иван: Ой, вообще нет. Во-первых, мне не нравится рассказывать про то, как строить бизнес, потому что это персональная очень, личная такая история, и ее в большинстве подают как универсальные советы, которые вообще не могут быть универсальными по своему определению. Универсальными могут быть: «Не отчаивайтесь», «Когда падаете, вставайте», «Делайте попытки: три попытки сделали, не получается – зайдите с другой стороны – не надо четвертую такую же». 

 

Мария: У меня в конце конкретно приготовлены вопросы типа вот таких, да :) Твои секреты успеха – что это такое? 

 

Иван: Да? Нормально сейчас :) Нет, ну я про свои могу рассказать секреты успеха. Я фантазировал на эту тему последний месяц-другой, наверно. Вот у нас на бочке написано «счастье», и я бы как раз на эту тему хотел бы сделать блог. Блог или не важно – я пока не знаю, что я хочу сделать. Когда у меня начинается идея, она начинается с каких-то базовых представлений, а потом какие-то идут неосторожные попытки, но такой agile-процесс, waterfall, а потом мы приходим к чему-то, что, я вижу, начинает работать. Я просто считаю, что есть поколение нас и людей предыдущего поколения, кому, условно, 50, – это поколение, которое выросло на нарративе успеха. То есть успех равно твоя вертикальная реализация, то есть ты должен быть либо самый главный, либо самый богатый, либо самый известный, либо что-то еще. Отсюда эти совершенно лютые 90-е годы были. Потом 2000-е уже не лютые, они гламурные, но гламур – это то же, просто без стрельбы. Но гламур – это такое альфа-доминирование. 

 

Мария: Ну, самый модный, самый…

 

Иван: Да-да. 

 

Мария: Понты, короче. В том числе. 

 

Иван: Вот 2020-й год плюс: успех равно счастье. Сколько у тебя счастья, это будет такой же ценностью, сколько у тебя денег было 10-20 лет назад. И если ребята, которым сегодня 20-15-10 лет, мне кажется, они с этим будут органически расти и для них это будет какая-то понятная очень история, то даже 25-летние, в принципе, я сейчас общаюсь и вижу – они другие, у них по-другому мозг устроен. Наше поколение может, на мой вкус, часто теряться в этих историях. И эта тема такая живенькая – я вижу, как на нее реагируют, когда я общаюсь от каких-то коллег, с которыми я работаю, до ребят, у которых денег на десять жизней вперед. Тема счастья актуальна для всех, потому что, я бы сказал, что 9 из 10 людей, которые заработали на десять жизней вперед, не сказать, что они от этого стали счастливыми. Пелевин очень, в принципе, на мой вкус, чувствует такой пульс жизни, и его «Тайные виды на гору Фудзи» ровно про это. Она про этот контекст, когда яхты случились, а счастья не случилось, и что с этим делать. Эта тема мне интересна. Я ее года три копаю, смотрю, и прямо у меня там те выводы, про которые я рассказывал… Я тебе, кстати, не дорассказал, что такое счастье. 

 

Happiness explorer

 

Мария: Второе, да. Мы про работу, а и про личное еще. 

 

Иван: Да. В разных прямо контекстах я как-то встречаю, замечаю, соединяю, и мне, в принципе, хотелось бы это даже побольше копать. Я даже фантазирую на тему того, что это могло бы быть моим хобби, потому что мне иногда… Ну, не стыдно, конечно – мне никогда не стыдно – но какие-то такие моменты неловкие: – А у тебя есть хобби? – А у меня хобби – моя работа. Это могло бы быть моим хобби. 

 

Мария: – Молодой человек, какое у вас хобби? – Я исследую счастье. 

 

Иван: А почему нет? По-моему, это круто. 

 

Мария: По-моему, это круто. 

 

Иван: Такой happiness explorer. 

 

Мария: Happiness explorer. 

 

Иван: Ну, был Internet Explorer, а я буду Happiness Explorer. 

 

Мария: Знаешь, если объединить исследование счастья и эти ментальные модели или вызовы, которые берут люди, и, реализуя которые, они становятся счастливее, например, мне было бы интересно узнать примеры, кейсы людей, ситуаций, которые сделали их счастливыми. 

 

Иван: А тебе не были бы интересны просто счастливые? 

 

Мария: Просто счастливые что? 

 

Иван: А что они должны были бы сделать? Они могут быть необязательно очень известны, или они должны быть богаты или успешны? 

Мария: Нет. 

 

Иван: Неинтересны? 

 

Мария: Интересны разные модели. Счастье бы посмотреть. 

 

Иван: Статистически считается, вроде как, что самые счастливые люди – это парикмахеры. 

 

Мария: Да?! 

 

Иван: У них есть контакт с людьми – это важно – человек социальное существо, ему важно общение. У них есть быстрый результат в отличие от меня. Вот INMYROOM уже 8 лет, а сколько еще делать, пока он станет компанией, которая будет стоить сотни миллионов долларов. Я пока не знаю, но, мне кажется, меньше, чем мы ее делаем. Но все равно это не подстричь кого-то. Значит, быстрый результат и благодарность. То есть вот эти три компонента, которые ты так – раз! – и получил. И ты несколько раз в день можешь испытывать чувство этого триумфа, если ты занимаешься, конечно же, своим делом, то есть ты любишь свою профессию и делаешь ее хорошо, потому что тебе человек искренне благодарен. И у тебя вот этот вот триумф, который у предпринимателя может быть, не знаю, раз в жизни. 

 

Мария: У меня есть к тебе предложение. 

 

Иван: Ну? 

 

Мария: Я предлагаю, не отходя далеко от обсуждения, перейти к хобби. Смотри, у тебя действительно нет хобби. Happiness explorer. Мне было бы интересно действительно увидеть разные модели счастья. Более того, так как я нетворкер, есть аудитория людей, кого зрители считают счастливым человеком, например? Почему они считают его счастливым человеком? Как тебе идея исследовать разные модели счастья и рассказать нам об этом? Ты делаешь это для себя. Сделай это для нас. 

 

Иван: В виде чего? 

 

Мария: Не знаю, в виде статьи, интервью, документального фильма. Какое тебе хобби больше нравится? 

 

Иван: Документальный фильм мне больше нравится. Статья мне меньше всего нравится. 

 

Мария: Знаете, хобби, которое… Прошло 5 лет: студия съемки документального кино, выпущено 35 серий в год…

 

Иван: Да ладно, сейчас можно на телефон фильмы снимать. 

 

Мария: Да я шучу. Но тем не менее…

 

Иван: Нет, но идея ничего. Наверно, интересно. 

 

Мария: Когда я тебе говорю «счастливый человек», у тебя есть люди, которые приходят тебе в голову? 

 

Иван: Ой, да. 

 

Мария: Люди, у которых ты хотел бы узнать, в чем их key of happiness? Их ключ к счастью, этих людей?  

 

Иван: Которых я не знаю? 

 

Мария: Которых ты знаешь, например. 

 

Иван: Ну, которых я знаю, у меня как минимум есть гипотезы. 

 

Мария: Изучил? 

 

Иван: Да. Может быть, я не спрашивал их так в лоб: «От чего ты счастлив?». Более того, я не то чтобы уверен, что и они об этом знают. Это же надо как? Я люблю структурно все разобрать и в табличку положить, а многие люди вообще таблички не любят, но это не отменяет того, что они счастливы. Поэтому я могу со стороны наблюдать и делать какие-то выводы. Но, безусловно, конечно же, мне любопытно было бы. Мне даже более любопытно было бы пообщаться с теми, с кем я не знаком. Но я имею гипотезу о том, что такую жизнь, наверно, стоит прожить. 

 

Мария: Хорошо. Друзья, у меня сейчас вырисовывается такая штука: помните, я вначале говорила, что у нас с вами будет приз? Я хочу, чтобы вы написали в комментариях к этому ролику тех людей, чье счастье вы хотели бы, чтобы было исследовано. Ну, секрет счастья, который бы вы хотели… Кто вам интересен? Какие люди, в каких сферах, чем они занимаются? Не важно, популярны они или не очень. Прямо со ссылками конкретные люди, которые вам интересны. А с тобой я предлагаю пари. Тебе я предлагаю пари. 

 

Иван: Смотри, я могу выиграть. 

 

Мария: 10 человек, 10 историй, абсолютно разные сферы, не близкие тебе, чтобы не было такого. Знаешь, подобное притягивается к подобному – это понятно, когда мы исследуем людей, которые нам понятны. Разных абсолютно людей. Разных моделей счастья. Как исследование. Если роль – исследователь – как исследователь. 

 

Иван: Ну? 

 

Мария: Мы посмотрим, кто напишет варианты, ты посмотришь сам, обсудим в закулисье… 10 исследований, 10 роликов на YouTube, 10 мини-документальных фильмов, не важно, 10, 15, 30 минут, сколько тебе нужно. И запуск твоего персонального канала. Пари. Мы с тобой договариваемся, что ты это сделаешь. Я не знаю, что я сделаю, если ты это сделаешь. Я не знаю, на что может быть пари. Предлагайте, друзья, на что можно поспорить. Принято 500 000, 1 000 000 и так далее, но, мне кажется, что если мы говорим, что счастье не в деньгах, тогда это как-то странно спорить на деньги. 

 

Иван: Да, но часы я все равно не отдам. А на что тогда спорить? 

 

Мария: Ну, вот здесь можно докрутить. Но сама идея. 

 

Иван: Пожмем руки. 

 

Мария: Давай. То есть ты сделаешь 10 документальных фильмов, да? 

 

Иван: Ну, выбора у меня нет – я тут под тремя камерами. 

 

Мария: Нет, у тебя выбор есть сказать: «Нет-нет, мне надо подумать» или еще что-то такое. 

 

Иван: Нет, а что? Идея интересная вполне себе. 

 

Мария: Нет, сейчас мы еще раз пожмем руки. Можно мы сейчас призовем тебя? Это Адель. Она сейчас войдет в кадр аккуратно. Это, собственно говоря, жена и муза, и она сейчас запротоколирует эту историю. Тадам! Такого у нас еще ни разу не было, но так как «От мечты до дела»… Подкаст же называется «От мечты до дела». 

 

Иван: Смотри, если я возьмусь, я сделаю что-нибудь интересное. Поэтому десять десятью – это все хорошо, но посмотрим. 

 

Мария: О’кей. 

 

Иван: Давай так: я сделаю 10 чего-то интересного. 

 

Мария: 10 чего-то интересного про счастье. 

 

Иван: Потому что герой может быть не обязательно… Это я сейчас, пока вы меня тут разбивали, сидел и думал. Это же не обязательно может быть человек? 

 

Мария: Нет. Это может быть способ, метод…

 

Иван: Кофе…

 

Мария: Кофе как квинтэссенция счастья? Хм… Хорошо. 

 

Иван: Я даже знаю, с кем бы я поговорил на эту тему. 

 

Мария: Давай тогда 10 серий про счастье. Это может быть герой, это может быть инструмент. Тогда мы даже докручиваем. Напишите либо людей, либо какие-то атрибуты счастья, которые вы считаете важными, которые можно исследовать.  И приз получит тот из вас, чью идею первую он возьмет. Мы все идеи посмотрим, выберем одну из них. Если ты ее берешь в свою разработку, человек, который первый предложил эту идею, получает тогда тот приз, который мы приготовили. Идет? 

 

Иван: Я сижу просто и думаю: «Вот я подписался…». Да. Выбора нет. 

 

Мария: На самом деле, это же сделает и тебя счастливее исходя из твоей же теории.  

 

Иван: Это, видимо, мы сделаем 11-й выпуск: «Сделало ли это меня счастливее?». 

 

Мария: Или добавило какого-то головняка и так далее. Слушай, и я хочу в завершении интервью спросить такой момент… Знаешь, я недавно смотрела статистику… Ты успешный предприниматель с бизнесами, которые существуют, работают. Но по статистике лишь 3% малого бизнеса – это люди, которые пережили порог трехлетия. То есть бизнес открывается и через три года…

 

Иван: Слушай, ты меня обидела. У нас не малый бизнес, а уже средний. 

 

Мария: Это понятно, но среди моих подписчиков много предпринимателей, у которых микро-, малый, средний бизнес. Понятно, что у тебя не малый бизнес, но ведь люди даже не доходят до малого бизнеса, понимаешь? То есть они делают бизнес три года, и 3% компаний на рынке остается. Остальные компании умирают. То есть они переживают какой-то кризис…

 

Иван: Это русская статистика? 

 

Мария: Это русская статистика. Причем закрываются по причине нерентабельности 40%. 

 

Иван: Это нормально. 

 

Мария: Вопрос: были ли у тебя в любом из бизнесов ситуации, когда ты понимал, что вы на грани, что вы не выплываете?

 

Иван: Постоянно. 

 

Мария: Давай пару примеров, что было, и как вы это преодолели, потому что иногда ведь это момент не сдаться. Или нет? Или иногда надо сдаться? 

 

Иван: Целый набор. Я не отвечу на этот вопрос, потому что это будет одна из этих идиотских рекомендаций. 

 

Мария: Так…

 

Иван: Потому что common sense. Нужно серьезно все взвешивать. Есть бизнесы и кейсы из жизни, когда все говорило о том, что нужно сдаться, а тот факт, что не сдался, превратило его в какого-нибудь лидера рынка, например. Есть бизнесы, когда не сдаются и заканчиваются просто еще большей потерей денег. Есть, по крайней мере, раньше концепция в Америке была, говорят fail fast. То есть не нужно тянуть. Если не летит, надо просто бросать и начинать что-то новое. Но нет какого-то универсального правила – каждый бизнес где-то как-то уникален. 

 

Мария: Согласна. Давай из твоей практики историю. Любой пример. То, чему тебя бизнес в этом плане научил. 

 

Иван: Ну, у меня не было бросать или не бросать, потому что такие ситуации были в гораздо худших проявлениях, когда это был уже не небольшой бизнес, и он не выходил в плюс, а наоборот это был уже очень большой, много людей работало. Когда ты идешь в бизнес, тебе нужно иметь понимание рисков и возможностей ими управлять. Если ты думаешь, что сейчас я запущу и все будет хорошо, ты просто не умеешь оценивать риски. Все хорошо точно не будет. Ты точно ошибаешься, просто неизвестно где – ты в процессе сможешь понять. И тебе нужно заранее всегда иметь план Б: что будет, если… И к каким ресурсам ты обратишься: внутренним, финансовым – каким угодно – потому что внутренне у тебя может просто сил не быть. Ты можешь просто лечь и лежать, и у тебя просто нет сил встать, пойти и делать. Но есть много инструментов, которые позволяют тебе находить этот ресурс и двигаться дальше. Потому что если он убыточен, всегда можно взять кредит. Если это твой бизнес, ты понимаешь, где плюс, если риск того стоит. Если у тебя нет сил подняться, всегда можно найти психолога, коуча – кого-то, с кем можно разобрать, потому что это проблема в голове. Силы можно найти. Но если он убыточный по определению, может быть. Есть очень много проблем, которые в концепцию «чинить мир» ложатся, но на выходе нет положительной экономики. То есть, вроде как, можно было бы сделать, но там нет бизнеса. Особенно в России. В богатых развитых экономиках в нише могут быть пять конкурентов. А в России в той же нише будет столько денег, что там ни одна компания не может быть прибыльной. Просто нет денег и все. Поэтому все очень зависит от специфики и экспертности оценки человека про свой бизнес. Примерно так. Но универсального правила нет. Иногда нужно списать и забыть. 

 

Мария: Я благодарю тебя за такой ясный и понятный пример, как предприниматель тестирует гипотезы. Очень многие люди находятся в иллюзии, что ты начал бизнес и все – бизнес ты один его там…

 

Иван: Я даже уверен, что ты начинаешь, а закончишь ты вообще не здесь. 

 

Мария: Так и есть. Меня часто спрашивают: «А вы реализуете в том, что вы делаете, ваше предназначение?» или «Вы же, наверно, будете заниматься этим вообще всю жизнь?». А я как человек, у которого было шесть разных бизнес-проектов, искренне знаю, что на каждом бизнесе я кайфовала. И я даже предположить не могла, что будет следующий, и кайфа будет еще больше. И вот так постепенно ты двигаешься и находишь какие-то гипотезы. 

 

Иван: Абсолютно. 

 

Мария: И, кстати, это тоже про счастье. 

 

Иван: Однозначно. При этом я думаю, что с годами биохимия организма точно меняется, и я уже не такой горячий, как когда мне лет 25 было. Сейчас я могу, например, дольше заниматься одним бизнесом. Мне кажется, в новом бизнесе я смогу уже больше 10 лет просидеть, потому что у меня эта динамика, она уходит. Как я говорю друзьям и партнерам, с которыми мы обсуждаем какие-то бизнес идеи, я говорю: «У меня есть еще запалы на максимум 2-3 выстрела, поэтому сейчас мне уже нужно быть аккуратным и точным». 

 

Мария: И будет еще одно прекрасное хобби про исследование счастья…

 

Иван: Черт, я уже забыл. Опять давай рассказывай.

 

Мария: О котором мы договорились. Я уже чувствую, что в корзинке будущего пока как-то не интегрирована эта история. Но это же тоже тест гипотезы. А вдруг тебя затянет? Сделаешь 10 выпусков и тебе понравится. 

 

Иван: Ну, вот и проверим. Пока, я же говорю, мне страшновато делать сториз и селфи. 

 

Мария: Я пока, к сожалению, не могу вам дать ссылку на этот канал, потому что его пока не существует, но я дам ссылку на Instagram Ивана, для того чтобы вы могли подписаться на него. Во-первых, мы ждем ваших рекомендаций

 

Иван: Будьте 183, 184, 185 – не знаю, каким там – подписчиком легендарного Instagram. 

 

Мария: Да. На момент записи этого интервью 185 подписчиков в Instagram. Вы будете 186-м и так далее. Но у нас есть подарок. Давайте я объявлю, что это такое. Мы находимся в интерьерном прекрасном месте, и здесь речь идет об интерьерах. Итак, сертификат на 5 000 рублей на любую покупку в INMYROOM ждет вас. И мы ждем от вас рекомендации людей, аспектов счастья, ключей. 

 

Иван: Можно купить либо можно купить что-то дороже и получить скидку. 

 

Мария: Да. Грубо говоря, 5 000 рублей, которые вы либо тратите на покупку, либо на эту сумму получаете скидку на любой продукт, который вам будет интересен. Но мы будем следить за героем, безусловно. И приз мы разыгрываем по комментариям на YouTube. Вам нужно быть подписанным на канал, оставить комментарий под этим роликом и подписаться на его Instagram, потому что когда вы выиграете, мы проверим подписку на Instagram, о’кей? 

 

Иван: Адель, отныне зови меня исключительно «мой герой». 

 

Мария: В общем, на этой прекрасной ноте геройской мы прощаемся с вами. Я благодарю вас за то, что вы были вместе с нами. Ваня…

 

Иван: Спасибо большое. Это было клево! 

 

Мария: Благодарю тебя. 

 

Иван: До следующих встреч в эфире. 

 

Мария: На YouTube! На пространстве YouTube теперь. 

 

Иван: Я теперь у тебя буду брать интервью :)

Мария: В какой-нибудь из серий :)