Выпуск # 61 | Филипп Гузенюк


«Счастье в деятельности»

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

Филипп Гузенюк

02 октября 2018

Коуч, ответственный отец, создатель проекта «Счастье в деятельности», партнер Института коучинга в Санкт-Петербурге. Один из ведущих  российских бизнес-тренеров, работающий с такими компаниями, как «Газпром нефть», «МТС», «Мегафон», «Фербер и Иванов», «SPLAT», «Фабрика окон», «Буше».  За месяц проводит до 30 часов коуча, и более 50 стратегических сессий в год.

Из этого подкаста вы узнаете:

  • От А до Я: все про искусство коучинга.
  • Как взрастить в себе “живое” счастье в деятельности.
  • Как, следуя за интересами, найти “свою” сферу деятельности.
  • Side Project или найти баланс между работой и увлечением.
  • Плюсы фасилитации: как найти общий язык с командой.
  • Что делать если человек хочет, но не может.
  • Как перестать мечтать и перейти к действиям.
  • Важно отдавать и не ждать восклицательных “Ох!” в ответ.
  • В подкасте Филипп также рассказывает, что с детства любил “разговаривать” с публикой на понятном языке, сколько обучался искусству коучинга, за счет каких приемов можно разговорить любого человека и как сохранить профессиональную “страсть”.
  • [ 0:48 ]
    От А до Я: все про искусство коучинга.
  • [ 11:10 ]
    Надо просто разговаривать про важное для человека.
  • [ 17:28 ]
    Важна сила самовнушения.
  • [ 28:20 ]
    Как взрастить “живое” счастье в деятельности.
  • [ 35:42 ]
    Идти за интересом и смотреть, что получится.
  • [ 40:59 ]
    Side Project или найти баланс между работой и увлечением
  • [ 46:55 ]
    Плюсы фасилитации: как найти общий язык с командой
  • [ 50:06 ]
    Что делать если человек хочет, но не может.
  • [ 55:43 ]
    Перестать мечтать, а переходить к действиям.
  • [ 1:00:15 ]
    Важно отдавать и не ждать восклицательных “Ох!” в ответ.
  • [ 1:02:52 ]
    Подарок

Ближайшие события

НАУЧИТЕСЬ ПРИВЛЕКАТЬ КЛИЕНТОВ И ПРОДВИГАТЬ СВОЁ ДЕЛО

Старт 18 марта

РЕГИСТРИРУЙТЕСЬ НА 7-МИ ДНЕВНЫЙ ЭКСПРЕСС-КУРС «РАСКРУТКА». ПЛАТНАЯ РЕКЛАМА, БЕСПЛАТНЫЕ МЕТОДЫ ПРОДВИЖЕНИЯ, РОСТ В СОЦСЕТЯХ

Отправить ответ

avatar

ТЕКСТОВАЯ ВЕРСИЯ ПОДКАСТА:

От А до Я: все про искусство коучинга.

Мария: Филипп, привет!

Филипп: Привет!

Мария: Очень рада тебя видеть на этом интервью, потому что уже несколько лет слежу за твоей деятельностью и много лет назад сталкивалась с твоими программами. Поэтому мне вдвойне интересно с тобой встретиться. Я предлагаю построить беседу таким образом, чтобы посмотреть на процесс с двух сторон. Во-первых, ты как человек-бренд можешь дать рекомендации людям, которые строят свой бренд. Например, как сделать это к

От А до Я: все про искусство коучинга.

Мария: Филипп, привет!

Филипп: Привет!

Мария: Очень рада тебя видеть на этом интервью, потому что уже несколько лет слежу за твоей деятельностью и много лет назад сталкивалась с твоими программами. Поэтому мне вдвойне интересно с тобой встретиться. Я предлагаю построить беседу таким образом, чтобы посмотреть на процесс с двух сторон. Во-первых, ты как человек-бренд можешь дать рекомендации людям, которые строят свой бренд. Например, как сделать это конгруэнтней, нативнее, бережнее относительно себя. И, возможно, так получить лучшие результаты.

Филипп: Прекрасное предложение. Давай.

Мария: Хорошо. Давай про твой путь. Это называется коучинг? Как правильно сказать?

Филипп: Наверно, да. Пару слов нужно сказать о том, чем я занимаюсь вообще, чтобы было понятно.

Есть три основных вида деятельности. Первый – это личный коучинг, личное тренерство, личная психология. Работаю с собственниками компаний, с первыми лицами, то есть помогаю хорошему человеку, которому плохо, тяжело и больно. Когда хорошо – не зовут. Как правило, это слияния, поглощение, какие-то долгосрочные стратегические планы, то есть когда энергии нет и не понятно, что делать дальше.

   Второй вид деятельности - это работа консультантом во время стратегических сессий в компаниях, когда нужно собраться командой топов в большом холдинге или в какой-то маленькой компании, чтобы вместе подумать: «А куда мы идем? А что нам важно?» Обсудить какую-то проблематику, которая есть и не отпускает, то есть взять задачу и с ней пойти. И таких сессий я провожу около 50 в год. Это очень много, но в последнее время именно такой режим. Поэтому вижу изнутри, как работают вот эти договоренности в бизнесе, в чем ловушки, почему, может быть, какие-то стратегии успешные.

Третья тема - это история про источники энергии в работе. Рассказываю, как превратить свою деятельность в то, что тебя заряжает, раскрывает, наполняет, а не в то, что тебя медленно мучает, когда ты скучаешь или тебе тяжело и вовсе испытываешь стресс. Рассказывать про счастье в деятельности – это моя ключевая тема.

Я также основатель проекта «Счастье в деятельности», партнер Института коучинга Санкт-Петербурга. Сейчас мы делаем много больших и открытых событий, в частности, Noguru Forum в Сингапуре. Приглашаем первых лиц и в кулуарной форме обсуждаем перспективы. Там 20-30 подобных проектов. Говорим и про стратегии трансформации качественных изменений в передовых компаниях, которые думают о себе в мировом масштабе. Мне интересна тема глубокого будущего, deep future – вот эта история. Это то, чем сейчас живу.

Мария: Хорошо, сейчас можно сказать, что ты работаешь с лучшими компаниями в своих секторах рынка. Но с чего все начиналось? Я знаю, что ты пришел в профессию не из серии: закончил школу и мечтал, что станешь коучем и будешь делать такие вещи. Правильно?

Филипп: Да.  

Мария: И я даже читала, что ты случайно, чуть ли не по объявлению пришел учиться, чтобы получить профессию, да?

Филипп: Да. Такая прикольная детективная история. Я не знаю, говорил ли про нее уже или нет, но расскажу тебе. Это была история некоего зова, знаешь, как в путешествии героя, когда белый кролик появляется и куда-то тебя манит.

Мария: Да.

Филипп: У меня он в несколько этапов был. Ещё студентом мама показала мне журнал, где была небольшая статейка про Джона Уитмора – это основатель коучинга. Он гонщик, сэр Джон Уитмор, такой английский рыцарь, который фактически эту профессию изобрел вместе с Тимати Голви и другими. Мама говорит: «Представляешь, какая профессия крутая есть? Ты помогаешь сильным людям быть в разы мощнее, думать и принимать решения эффективнее». Это был первый «звоночек». Потом я пошел работать в интернет-маркетинг и стал маркетологом. Там я себя исчерпал. У меня был очень тяжелый год, плохо по всем статьям. Фактически, у меня был кризис, когда я написал большой проект, а его положили под сукно и не взяли в работу. Тогда же расстался со своей первой девушкой. Мы два года встречались. Это было очень больно. Я помню как сейчас: в Петербурге - золотая осень, я пинаю листья по скверам, а впереди - пустота. Знаешь, как офисный планктон. Когда ты что-то делал полгода, а тебе и не сказали, почему это неправильно, что с этим не так.

И тогда я стал искать. Я помню этот момент, сижу с коллегой за столом в столовой, мы едим из каких-то пластиковых тарелок. Он - такой грустный IT-шник говорит: «Бу-бу-бу, я бы хотел работать в Яндексе». Я смотрю в его глаза, а они потухшие. Было ощущение, что он будто не со мной говорит. Меня ужас прошиб от мысли, что, возможно, через 10 лет, сидя в этом кофе, так буду говорить и я. Также сидеть и рассказывать себе историю о том, что собирался заняться спортом, но все никак не получалось. И появилось ощущение, я не знаю, что я буду делать, но так жить точно не хочу. Так что следующие три месяца я вставал на три часа раньше, садился в пустую маршрутку и по пути на работу читал о маркетинге.

Я понял, что мне очень интересно консультировать людей в сфере маркетинга или быть директором по маркетингу, но не сотрудником. В тот момент попалась компания «Институт коучинга Санкт-Петербурга». Преподаватели - Александр Савкин и Марина Данилова. Я пошел на мастер-класс и просто обалдел, потому что, когда ты видишь людей, которые находятся на определенном уровне жизненной силы, такие все полупотухшие, полупридушенные… Там была Ирина Тополева – первый мой контакт с Институтом. Ты наблюдаешь за тем, как человек рассказывает что-то и понимаешь, за ним океан жизни, живой, мощной. Я понял, что мне сюда, мне вот это надо. Я пришел на трехмесячный курс личностного роста, где мне сказали, что у меня прикольно получается и предложили освоить общую программу. Программа обучения коучингу тогда была двухгодичная, сейчас она длится три года. Она самая длинная и жесткая в стране. Спецназ как-будто!

Мария: А в чем жесткость? Что может быть жесткого в обучении коучингу?

Филипп: Во-первых, это большое количество «лётных часов», то есть  в течение трех лет ты каждый месяц ходишь на двухдневный тренинг. Это постоянная терапия, личный коучинг. В это же время ты работаешь с проектами и лично тренируешь людей. Это, можно сказать, полноценное высшее образование, плюс постоянная практика. В других школах базовая программа - четыре модуля по два дня.

 

Мария: Туда уже приходят люди из разных профессий? То есть записаться может кто угодно, да?

Филипп: Да.

Мария: Я близко не знакома с культурой обучения коучингу, но как ты думаешь, почему эта профессия доступна? Получается, что прийти может кто угодно? Могу ли я заняться этим?

Филипп: Я бы с этим очень поспорил. Потому что коучинг сейчас – широкое поле. Все, что угодно, называется так. Больше экспертное консультирование так называется. Но, по сути, у нас в длинной программе из 30 поступающих диплом получают 2-3 человека.

Мария: А, там нужно получить еще диплом?

Филипп: При этом в профессию приходит человек 10-15, вот так вот. Тех, кто действительно консультирует, работает на открытом рынке, еще меньше. Спрашивали у психологов, по-моему, у Юнга, или у Морено: «Как обучать терапевтов?». Они говорят: «Их бесполезно обучать, их нужно отбирать, потому что к этому должны быть определенные данные».

 

Надо просто разговаривать про важное для человека.

 

Мария: А где распаковались эти твои данные? Как ты почувствовал, что есть талант, дар, страсть? Как это вообще называется, когда ты понимаешь, что это твоя профессия, и ты готов углубляться в нее?

Филипп: У меня по 25-30 часов личного коучинга в месяц, и мне говорят: «Слушай, как ты вообще это выдерживаешь? Сидишь и слушаешь чужие проблемы. Как тебе в этом?». Я понимаю, что у меня каждая сессия, каждый контакт – это какое-то открытие. И человек заряженный, и у меня больше энергии. Я прямо понимаю, что каждый раз это, как спуск на каяке по самой крутой горной реке, как тройное сальто на кайте, как катание по «пухляку» в горах. Это каждый раз уникальный человек со своей ситуацией. Он на грани возможностей, на пределе, но он общается с тобой. Это присутствие с человеком в тот момент, когда он для себя принимает глубокие решения, когда он в чем-то уязвим, а где-то, наоборот, его сила проявляется. Это каждый раз как роды.

Мария: А люди реально с первой сессии так открываются? Как ты создаешь атмосферу, чтобы человек пошел на встречу или есть какой-то этап входа в этот момент, в эти отношения?

Филипп: Я бы не сказал, что я создаю это в одиночку. Это всегда делаем мы вместе. Я работаю с очень сложными людьми, например, бизнесменами - это полтора метра бетона, мощной защиты. Но мне кажется, у нас получается довольно быстро прийти с человеком к тому, что «мы с ним одной крови». Если ему что-то интересно, то это просто нужно обсудить. Здесь даже не идет речи о каких-то инструментах, технике. Надо просто разговаривать про важное для него. Слышать его, стараться понять с полуслова и встретить его на том уровне комплексности мышления, на котором он находится. «Ты можешь поиграть в свой пинг-понг, чувствуя, что действительно есть отдача», – вот что это такое.

Я прямо на выходе из ВУЗа говорил, что моя стратегия – это интерес. Я хочу искать не то, где много денег, не те места, где пафосно, статусно и где меня окружают знакомые, а найти то, где чувствую, что я живу в процессе. Наверное, когда с такой энергией это делаешь, то дело просто становится «живым». Оно проявляется, прорастает и получается.

Мария: Я тебе сейчас немного скепсиса предпринимательского добавлю. Ты же при этом говорил, что ты не предприниматель, да?

Филипп: Да.

Мария: Я тоже в каком-то интервью читала о том, что у тебя не предпринимательский подход, и вот эти вещи для тебя не так легко даются. Вот ты говоришь «идти за интересом», но когда мы видим клиентов… Ты можешь перечислить название компаний?

Филипп: Слушай, это, наверно, весь «крупняк»: «Газпром нефть», «МТС», «Мегафон», «Фербер и Иванов», «SPLAT», «Фабрика окон», «Буше».

 

Мария: Друзья, сейчас мне интересно, как это у Филиппа устроено. Он пошел за своим интересом, но в итоге мы видим колоссальную востребованность, огромное количество часов стратегических сессий, личного консалтинга, топовые компании. А ведь, к сожалению, есть масса людей в коучинге, которые, наверно, делают хорошо, но при этом у них нет клиентов, такой востребованности.... Я хочу понять этот путь. Как найти своего клиента, свое место на рынке. Ты когда-то задумывался об этом в начале своего пути, как это получилось?

Филипп: Очень много думал и пришел к такому неутешительному выводу.

Мария: Так…

Филипп: Сейчас расскажу. Была одна западная конференция, куда мы ездили с коллегами. Встретились с очень продвинутыми, прямо магистрами Йоды от коучинга. Они сказали фразу, которая поставила точку в этом вопросе. Я  параллельно еще много работаю в роли ментора для начинающих коучей в институтской команде. Поэтому я вижу, у кого что получается. Понимаю, что в коучинге, к сожалению, реклама не работает. Работает рекомендация. Поэтому, если ты делаешь свое дело хорошо, происходит несколько вещей. Во-первых, ты видишь успех и результат твоих людей. Тогда и у тебя внутри появляется уверенность, что ты можешь это делать. От тебя на переговорах другим «пахнет».

Мария: Да.

Филипп: Во-вторых, люди рекомендуют, и у тебя появляются серийные клиенты на долгое время. За продвижение у меня отвечает отдельная команда. Но то «живое», на чем все построено, я очень люблю. В детстве со мной случилось такая история. Пошли мы с мамой на выставку во Дворец пионеров. И как-то я отстал от нее, она и не заметила. И неожиданно мама слышит тоненький голосок позади себя. Видит, а я на табурет залез и стишок рассказываю. Вокруг люди собрались. Это смешно, да. Но я очень люблю работать с большим залом на пару тысяч человек. Для меня такая аудитория как одно целое. Будто лично общаешься с каждым. Всех так и хочется потискать за щёки. Желание, чтобы мы, как дети, вместе могли набеситься, наиграться, пропитаться, что-то найти. Поэтому такое единство дает мне заряд много выступать, делать большие проекты, которые реально могут помочь. Для меня эта работа - не просто лицом посветить. Я даже 40-минутные небольшие выступления делаю интерактивными, и они всегда про тщательную работу. Поэтому я думаю, все так получилось, потому что есть и такой формат общения, он, правда, большой, расширенный. Это работает на привлечение, но не через маркетинг, а через позицию «отдавать». Главная стратегия в коучинге, которую я считаю предельно важной, - это просто максимально качественно выдавать, отдавать.

 

Важна сила самовнушения.

 

Мария: Грубо говоря, все базируется на твоей страсти, на твоей готовности отдать то, что у тебя есть, любым способом, которым ты можешь?

Филипп: Как только я пытаюсь что-то спланировать или срежиссировать, то получается сразу какой-то геморройный, долгий процесс с бесконечными встречами для обсуждения позиционирования. Все это в итоге заваливается на бок. Все, что получается, в основном, выстраивается стихийно. И, конечно, у меня команда замечательная, классная. Коллеги и сейчас приходят, чтобы помочь: «Филипп, честно говоря, стыдно, какие у тебя вообще презентации на этом сайте. Можно мы тебе сделаем что-нибудь поприличнее?» Я говорю: «О’кей».

Мария: Хорошо, а давай тогда с точки зрения монетизации поговорим. Все-таки ты обучаешься, ты выходишь в мир, ты делаешь какие-то первые шаги, у тебя появляются первые клиенты, потом рекомендации и так далее. Но у тебя сегодня клиенты в личном консалтинге, как ты сказал, - это владельцы бизнесов. Это даже не топы, получается…

Филипп: Первые лица.

Мария: Первые лица, да. Это же такая аудитория, в которую ты не зайдешь, тебя кто-то должен туда привести. Так получилось, что к тебе случайно попал какой-то человек из этой аудитории и сказал: «Вау»? Во-первых, как это было? Во-вторых, когда у тебя появился первый клиент из этой аудитории, не было ли у тебя «синдрома самозванца»? Не было ли внутренних сомнений? Что бы помогло тебе прийти к этой аудитории, отдавать ей максимально и понимать, что есть, с кем играть в пинг-понг? Потому что ты выглядишь моложе, у тебя нет такого опыта в бизнесе...

Филипп: Тут два вопроса о том, как к этому всему вообще удалось прийти, и оба вопроса интересные. Я отучился коучингу два года, потом меня взяли в команду, потому что получалось и сказали: «Давай, заходи к нам. Поработаем». И первую сессию я сделал под наблюдением Марины Даниловой и Александра Савкина и с первым своим клиентом я познакомился в это время, так как был куратором в Институте. А там, как известно, обучаются собственники компаний. Так что первые «летные часы» нарабатывал в alma mater.

При этом я помню момент важности символов. Как говорит Артем Степанов: «Слова имеют силу, а имена - власть». Когда ты называешь нечто, создаешь символ, оно начинает работать. Тогда, помню, сформулировал для себя цель, что хочу работать с первыми лицами ведущих российских и зарубежных компаний по самым значимым для них вопросам. У меня было четкое позиционирование. И оно постепенно, постепенно стало воплощаться в жизнь. И про «синдром самозванца»... Сейчас мне 37 лет, соответственно, когда я начинал, было 27, и я уже тогда работал с людьми подобного уровня. Часто такое было: «Слушайте, а как это? У нас тут как бы завод, промышленное предприятие, человеку 50-60 лет, какой-нибудь экспат еще, а сейчас к нему придет такой коуч».

Мария: И как?

Филипп: Это всегда про одно и то же. Когда ты действительно с человеком работаешь в тесном контакте, он понимает, что после 15 минут разговора с тобой у него появляются новые мысли, что все остальное – это «шашечки» и ему нужно ехать. Я думаю, это все тот же интерес, про который мы говорим, - включенность, умение слышать человека, помогать в поиске чего-то важного. И страсть к тому же. Плюс очень много обучения. Кстати, качественное обучение очень важно. Я и после Института обучаюсь коучингу и, в том числе, за рубежом. Также важна совместная работа с сильными профи. У меня английский на уровне, поэтому часто  приглашал в Россию западных коллег. Я много переводил, был сотренером. Поэтому удалось как бы стать “голосом” того опытного человека, который ведет процессы. Для меня это лучший способ обучения. Я лучше всего учусь, когда мы делаем что-то вместе. Я сейчас делаю Noguru, потому что у меня там сформировалась «международная мафия», elder council – «совет старейшин» в Австралии, в Новой Зеландии, в США, в Англии. Это люди, которым по 70 лет и которые в этом лучше разбираются. Хочется просто с ними вместе следующие 10 лет делать что-то глобальное, крутое. Вот так это все и сходится!

Мария: И вы соберетесь в Сингапуре, как могучее объединение и будете там «мозгоштурмить» по поводу глубокого будущего?

Филипп: Этот проект -  отдельная история. Знаешь, есть такие дела, которые делают тебя. Мы начинали с коуч-конференций, а потом стали понимать, что это вообще не про Сингапур. Сингапур – это ежегодная точка встречи, которую мы видим на 10 лет вперед. Мы параллельно с моим партнером Сергеем Суховым пишем книгу про это, взяли уже больше 100 интервью. Эта книга про future responsive leadership – про лидеров, которые работают не в операционном контуре. Первый горизонт – операции, это то, что «поддерживает штаны» сегодня. Есть второй горизонт – это эксперименты, 2-3 года, какие-то поиски. Третий горизонт – перспектива, то есть  5-10 лет. Лидеры, которые думают глобально, как они вообще выстраивают эту работу, на что они опираются, потому что это же фантазером можно быть, который оторван от реальности совершенно. И мы поняли, нам очень интересно людей знакомить, но сейчас как мы делаем? Если у человека не получилось приехать на форум, но к этой категории он относится, мы сейчас таких людей соединяем. Они встречаются, пять часов общаются и при следующей встрече у них уже что-то образовывается. Поэтому сейчас это такой формат, где ты не со сцены со мной разговариваешь, а лично, один на один. Я хочу, чтобы мы с тобой общались, и ты рассказывал, не о том, какой ты умный и как все построил, а что у тебя не получается, что тебя бесит, что и где ты не понимаешь, и мы с тобой вместе рисовали, как мы найдем выход из ситуации. Хочется, чтобы это была «песочница». И, похоже, что получается это сделать.

Мария: Интересно идет эволюция и твоего личного бренда, в частности. Когда мы начали, ты говорил о первых трех направлениях, которые делаешь. Проект же, который сейчас рождается прямо у нас на глазах и уже реализуется - это, по сути, next level, когда люди, которые работают на уроках консалтинга, работают и в компании. Ты просто создаешь среду, в которой они могут взаимодействовать. И в этом столько пользы. Синергия.

Филипп: Да.

Мария: И с этим эволюционирует твой личный бренд, кстати. Я вижу это. То есть с ростом Noguru форума, с ростом количества коллабораций, личный бренд будет дальше эволюционировать, ведь ты один из создателей этого пространства.

Филипп: Мой партнёр Сергей Сухов - один из экспертов по теме личного брендинга. Мы с ним много об этом разговаривали. Он приходит к выводу, чтобы сделать качественно - есть инструментарий. И это важно. Но есть и суть - это то, что для тебя «живое». Что тобой движет. Что тебе действительно интересно. Что сейчас является твоей актуальной задачей? Если ты в это смотришь, идешь в этом направлении, то оно все собирается, складывается.

Мария: Да, ты еще сказал интересную штуку. Друзья, я хочу тут, как это называют, рефлексировать? Не знаю, как это называется, про самосбывающееся пророчество. Когда ты сказал, что решил для себя, что у тебя будут такие клиенты, в итоге все подтянулось под этот формат. Просто в личном брендинге, когда мы работаем с людьми, мы строим личный бренд из точки мастерства в настоящее, то есть мы из будущего в настоящем им помогаем. А очень многие люди делают ошибку. Они пытаются все свои прошлые вопросы подтянуть. Они обуславливаются прошлым, и это их ограничивает. Они не могут шагнуть в то «живое», потому что все меняется, мир турбулентный, эволюция идет. Они не могут шагнуть в будущее, потому что их держит прошлое. А ты своим примером мне сейчас четко показал, как создавал для себя реальность, и сейчас ты ее опять создаешь через эту технологию. Круто!

Филипп: Очень отзывается. Ты раньше спрашивала про то, был ли «синдром самозванца».

Мария: Да.

Филипп: Мне тоже нравится, на что я опираюсь. То, что ты в какой-то момент думаешь: «Вообще не понятно, как я сюда попал. Что я сейчас могу вообще сказать?» или я провожу какой-то проект и думаю: «Какая это была полная хрень вообще! Как я мог такое сделать?!» – это признак пути мастера, потому что настоящего мастера его работа мучает. Ты видишь: «Можно же было вот тут еще и тут докрутить, и получилось бы вот так». Когда ты начинаешь внутри себя понимать, что ты крутой, что ты классный и у тебя все непогрешимо - это первый признак того, что ты выходишь в тираж. Поэтому я понимаю, что такие парадоксы мучительны. Очень часто так чувствую себя и осознаю: «Блин, тут километры можно читать, смотреть и изучать». Мне кажется, что у меня какой-то детский уровень в понимании всех этих вопросов в сфере, где я работаю. И при этом парадокс – работает то, что максимально заряжает и наполняет, кажется интересным и мощным – вот такая штука. Я наблюдаю за мастерами и, мне кажется, что баланс этого очень важен. Я читаю разные истории гениев, у каждого все по-разному. А можно быть сбалансированным человеком, который как бы и питается, и черпает, и при этом не уходит, не вылетает куда-то в стратосферу.

 

Как взрастить “живое” счастье в деятельности.

 

Мария: Хорошо, давай поговорим про счастье в деятельности. Меня в свое время очень сильно расстраивала такая история, когда ты действительно видишь, что абсолютное большинство людей, особенно раньше, сейчас уже меняется тенденция, устраивают «хомячиные бега». Причем это может быть на любом уровне: и на уровне менеджерства, и на уровне топа. Я так предполагаю, что счастье в деятельности, которое ты исповедуешь, - это как раз-таки про то, чтобы найти особенный смысл, и чтобы все это было «живое». Все, что ты делаешь, было «живым». Я правильно понимаю?

Филипп: Да.

Мария: Как ты понял, что тебя именно эта тема «зажгла»? Это у тебя «болело» или ты где-то увидел эту «болезнь» и захотел ее вылечить?

Филипп: У меня болело и болит, и будет болеть, я вижу это и в других. Я не верю, что можно быть абсолютно счастливым в деятельности forever, потому что…

Мария: Циклы?

Филипп: Циклы. И нормально, что ты приходишь и понимаешь, что ты как бы «забронзовел», «замерз», у тебя не получается что-то, ты исчерпал себя в этом. Такие творческие кризисы - это нормально. Поэтому для меня это вечная тема. Я смотрю, что я в каком-то уровне разобрался, у меня получается, классно, круто. Потом – раз! – пролетели эти 50 стратегических сессий, нужно с семьей балансировать.

Мария: Ты сам ловишь эти моменты дисбаланса, да?

Филипп: Да, я постоянно в этом балансировании. Очень много в этом и боли, и собственного исследования. У меня история была очень простая. Я как раз в Институте коучинга делал исследование о первых лицах компании. Мы опросили 57 человек на тему: «Как вам удалось? Когда и где были периоды максимального развития?» Меня поразило больше всего то, как они выглядели. Потому что я увидел людей на пике успеха абсолютно выгоревшими, пустыми, измученными. Их успех внешний, но он не радует, не наполняет. Человек изнутри не светится.

Мария: А вы брали у них интервью в этот момент пика?

Филипп: Мы брали интервью у президентов крупных компаний, я не буду их называть. Но видно, что человеку объективно не хорошо - он напряженный, зажатый, его все это явно мучает, у него есть какая-то негативная история. Поэтому было явно, что при этом есть и другие топы, у которых все то же самое:  ответственность, уровень. Но все это на них не давит, они спокойные и расслабленные, все это дается легко и естественно. И это очень было контрастно для меня: у кого-то в управлении два человека, и ему некогда просто поесть; у кого-то большие холдинги, и он нормально рулит и все успевает. Я вижу эту статистику. 87% людей по всему миру не любят свою работу, а 19% людей ее ненавидят. Острая фаза, поэтому тренд интереса к этой теме есть. Лет десять назад тема счастья в деятельности почти не поднималась: «Что? Какое счастье? Подождите, о чем вы говорите?». Сейчас об этом написано сотни книг. Это большая история, но мы далеки от того, чтобы решить задачу так, чтобы кричать в понедельник: «Ура! Сегодня понедельник!» повсеместно. Нет, этого не происходит.

Мария: Здесь, как мне кажется, можно выделить три фазы. Первая фаза из серии: «Как мне понять, найти свое?» – поиск предназначения. Как понять, что я не в том и найти то самое? Какую бы ты здесь дал рекомендацию? Что делать? Как понять? Как оцифровать себя?

Филипп: Я бы был очень осторожным с понятием «предназначение».

Мария: Давай. Так…

Филипп: Предназначение – это такое «большое» слово, как бы для чего ты сделан, личная миссия, по большому счету, какой смысл в твоей деятельности. Я знаю десятки людей, которые ходят по улице и думают: «Так, подожди, где моя работа мечты? На работе мечты все шикарно. Я делаю, у меня все шикарно, все здорово, коллеги классные, клиенты любимые, деньги». Они приходят в компанию и чувствуют, что что-то не то, какой-то начальник не такой. Разве это работа мечты? «Тут как-то мне не очень интересно», и начинается сравнение реальности с этим идеалом. Любой идеал, любая концепция - это что-то не «живое». Поэтому я больше верю в маленькую ниточку интереса, которую ты берешь и начинаешь потихоньку разматывать. Ты не знаешь, предназначение это или нет, но явно понимаешь, что это что-то «живое»: любопытство, интерес, поиск.

Вот мы сейчас с тобой сидим в комнате. Если посмотреть вокруг, есть ли здесь те объекты, которые могут вызвать у тебя эти чувства. Есть то, что тебя может как-то позвать, поманить, что с тобой флиртуют. И, по сути, когда мы работаем с клиентами в этой фазе, мы начинаем прямо недельку-две собирать то, что любопытно, то, что интересно; какие темы, которые это пробуждают или люди, что включает во мне этот поисковый инстинкт. Дальше мы маленькими шагами, потихонечку пытаемся это развивать. Обсуждаем, что про это можно почитать, с кем об этом поговорить. Потихонечку, не глобально. И уже какая-то «живая» ниточка пошла, какое-то первое увлечение появилось. Увлечение уже вырастает в некую компетенцию, уже хочется про это разговаривать, появляется какая-то тема, ты начинаешь этим делиться. Люди интересуются, просят рассказать подробнее. Начинаешь рассказывать, приходят другие люди: «Ты этому рассказывал, расскажи мне». Из этого ты постепенно набираешь экспертизу. Необходимо, чтобы это стало чем-то таким «твердым», «плотным», и появилась возможность действовать дальше. Я в такое верю. И слово «предназначение» может быть в этот момент очень нежным, очень хрупким, а этим пафосом или масштабом несоразмерным может закрывать человека. Откуда я знаю, эта ниточка – это предназначение? Пока не понятно. Поживем, увидим, что это.

 

Мария: Получается, это такое тестирование гипотез. Идти за интересом и смотреть, что получится. С такой философией, в принципе, ты не останавливаешься. Ты можешь здесь построить «большое здание» и пойти дальше, на этой ниточке построить следующий «замок», потом построить «страну», а потом построить «империю».

Филипп: Да. Если вам интересно про это, посмотрите сказку о «Снежном шоу» Славы Полунина – часовое видео, где он рассказывает про то, как он, работая в Cirque du Soleil, понял, что он жить больше не может, для него это тюрьма. У него там заклинило спину, и он телесно не смог так дальше работать, закончил контракт. Это предназначение, у которого есть особенности, если ты за ними, конечно, идешь. Оно может делать очень резкие повороты. Даже когда ты уже что-то сделал и создал. Поэтому очень важно идти за этим импульсом.

Мария: Подожди, почему ему нужно было тогда уйти? Потому что ему нужно было создать что-то свое?

Филипп: Да, дальше.

Мария: То есть его прямо так: «Хватит. Тесно здесь тебе. Все».

Филипп: Да-да.

 

Идти за интересом и смотреть, что получится.

Мария: Прикольно. Хорошо, а если в деятельности конкретно? Вот есть человек, который говорит: «Мне нравится, мне интересно», но бывают, как ты говоришь, подъемы и спады, определенный ритм. Как себе помочь, если есть обязательства, если просто надо? Ты это любишь, но когда слишком много «надо», возникает вопрос: «А надо ли?». Как себе помочь быть в ресурсе, быть в правильном состоянии, чтобы делать любимое дело, но все-таки в том объеме, в котором надо?

Филипп: Смотри, я точного рецепта не знаю, именно потому, что я знаю сотни рецептов.

Мария: Друзья, знаете, почему я его спрашиваю конкретно? Потому что я знаю, что Филипп изучал опыт многих стран, десятилетний опыт людей, мастеров. Он собирает фишки, упражнения, методики. Правильно?

Филипп: Да.

Мария: Я хочу, чтобы он поделился этими фишками, упражнениями, методиками для разных ситуаций.

Филипп: Да. Такая преамбула: я верю, что у каждого свой некий путь и фишки, и методики должны подбираться под человека.

Мария: Знаете, когда я сейчас смотрю на Филиппа, у меня в голове такое… Я проходила одну из его программ, я вам рассказывала про это в самом начале. Сейчас  как будто бы сидит он, а у него такой невидимый саквояж, где куча всяких инструментов: яблоко, молоток, щипцы… Там есть тысячи и тысячи всего.  Под нужную задачу он может достать и использовать. Я вот так вижу. Поэтому я хочу, чтобы ты показал что-нибудь: яблоко, молоток, шприц.

Филипп: Хорошо, давай про нашу тему, которой мы сейчас коснулись. Например, как пойти за интересом. Есть такая очень крутая штука, практическая вещь. Садишься на попу, берешь листочек и выписываешь 25 вещей, которые тебе, в целом, любопытны. Какие-то темы, о которых ты мог бы с кем-то поговорить за обедом, посмотреть про это какое-нибудь кино. Прямо выписываешь их. Потом ты выделяешь из них 3-5 самых «горячих» идей и смотришь, как они пересекаются, что общего. Я, например, люблю кататься на горном велосипеде или гонять на байке и при этом, например, люблю классическую музыку. Вот такие могут быть темы. И третье, я реально люблю с друзьями отвиснуть по-хорошему, побеседовать в теплой компании. Что тут может быть общего? Давай посмотрим. Явно у человека есть какой-то драйв. Ему важно, чтобы это было на пределе. Если это байк, то это большой вызов. Если это музыка - это  чутье, внимательность, тонкость, нюансы, высокая чувствительность. Ничего себе, вызов и чувствительность. Прикольно. При этом это теплый человек с большим сердцем. Но где нужны и вызов, и чувствительность, и тепло. Что это за сфера может быть такая? Если ты в себе это накапливаешь, то у тебя будет какой-то свой ответ. Поскольку я и из себя сейчас это достаю, у меня понятно – это коучинг. Там все это я получаю от стратегических сессий, поэтому это вещи с серьезными, сложными кейсами. И если вы сядете, спокойно порефлексируете, может, с кем-то это обсудите, то тогда можно «выкопать» ту зону, куда нужно пойти дальше. А затем очень простая штука. Возьмите и в течение месяца по 20 минут в день почитывайте что-то на эту тему. Так за 20 минут в день набирается экспертиза, набираются фишки, набираются какие-то разные взгляды, и ты уже немножко в теме разбираешься. Следующий шаг – найдите сообщество по этой теме, какой-то форум, блог, что-то еще и начните там общаться. Если вы месяц про это читали, вы уже интересный собеседник. Как создается хип-хоп? Он создается в банде хип-хоперов. Там, где танцуют, тусуются, там возникает общение, там есть те, у кого есть чему поучиться. Они подсказывают какие-то новые фишки. И постепенно это вырастает в то, что у тебя есть понимание, что тебе интересно. Дальше вопрос такой: «А где большие потребности мира (предпринимательское мышление), которые таким способом можно удовлетворять? Где мир «плачет» и хочет вот такого?» И ты часто можешь соотносить, потому что люди уже обращаются. Ты уже для этого созрел, ты можешь посмотреть, какую мировую проблему, боль, людскую потребность твоя страсть может лечить. И вот на стыке находится смысл, потому что смысл по Аристотелю – это пересечение твоих талантов, способностей и потребностей мира. Фактически, можно сделать у себя курс, который позволит нащупать то, что же человека заводит. И это не я придумал, а Стивен Котлер – один из лучших экспертов в мире по состоянию потока, этой полной включенности в деятельность, о которой мы говорим, то есть о счастье в деятельности. У него проект «Flow Genome Project». Он занимается нейрофизиологией состояний. Это его алгоритм.

 

Side Project или найти баланс между  работой и увлечением

 

Мария: Кстати, сейчас тема «быть в потоке, я в потоке, войти в поток, не выбивай меня из потока» очень обсуждаемая.

Филипп:  Ты про  состояние потока сейчас говоришь. Там сейчас пару вещей возникает. Во-первых, я вчера проводил на эту тему открытый мастер-класс. Мы весь контент  по программе выкладываем в общий доступ. MIT может, Гарвард может, а почему мы не можем так делать? Поэтому, если интересно, мы можем тем, кто нас смотрит, отдать. Там полтора часа презентации, подготовленных четких инструментов…

Мария: Про состояние потока?

Филипп: Про это вам туда.

Мария: Друзья, поэтому я не буду сейчас спрашивать про все эти фишки о потоке. Мы возьмем эту запись, и все слушатели смогут получить ее у нас на Telegram-канале. Там  же будет анонс этого подкаста. О’кей?

Филипп: Хорошо. Это открытое, поэтому можно.

Мария: Да-да, так что все мы пришлем, не переживайте.

Филипп: И к вопросу, который ты задаешь: «Что делать, когда человеку есть, что терять? Когда семья и надо ходить на работу?» Сейчас будет один ответ, потом - второй. Очень часто ты сидишь и «гниешь», «тухнешь», потому что у тебя в голове ограничения, то есть тебе кажется, что сейчас нужно будет бросить все, уйти в ночь, потерять стабильность. А ты, наоборот, начни интересоваться, что-нибудь новенькое, прикольное копать, сделай side project. Ты свою жизнь прямо сейчас оживи, наполни себя энергией интереса и кайфа. Сразу будет другой взгляд на твою текущую работу.

Мария: Side project – ты имеешь ввиду начать развивать что-то новое. Я перевожу.

Филипп: Новый проект.

Мария: Новый проект, да, на стороне.

Филипп: На поребрике.

Мария: Да-да, на поребрике.

Филипп: Не надо никуда уходить. Нужно начать заниматься тем, что реально увлекает. Для этого всегда есть возможность. Я в это верю!

Мария: Кстати, как у детей. У меня двое сыновей и как-то они тестируют спорт. Ты отдаешь ребенка, допустим, на фигурное катание. Ты не ждешь, что он станет супер фигуристом. Пойдет, понравится – продолжим. Нет – так нет. Не зашло – гитара. Понимаешь, да? И к этому относишься как-то нормально, потому что ты сам занимался двадцатью видами спорта и нашел что-то для себя. А когда ты вырастаешь, ты такой…

Филипп: Гарантии нужны.

Мария: Да.

Филипп: Что и через 10 лет все и так будет хорошо.

Мария: Мне это нравится. В предпринимательстве я это называю тестом гипотезы. Кстати, друзья, я бы еще от себя, знаете, что добавила? Пока тестируешь гипотезу, делаешь side project, все-таки внедряйте это в контент, рассказывайте историю про это, потому что создавать бренд – это, в том числе, рассказать историю. И ваши интересы, которые вы, в том числе, показываете вашей аудитории, просто рубрика дополнительная, которая появляется как лейтмотив, понимаешь?

Филипп: Да.

Мария: И тогда вы сможете найти отклик среди тех даже немногочисленных подписчиков, которые у вас есть. Увидите, что вы не один такой. У меня, знаешь, как бывает? Я начала рисовать картины, и, оказалось, что среди моих подписчиков есть тоже люди, которые рисуют. Мне даже написали: «А сколько это стоит? Может, я куплю вашу картину?» Понимаешь? И ты такой: «Надо же! Я тут малюю что-то непонятное, а тут…». Во-первых, поддержка - это классно. Есть люди, которые это делают. И есть даже те, кто хочет купить. Но я сейчас делаю другое. Хорошо, а у меня про твой вопрос. Ты говоришь: «50 стратегических сессий в год».

Филипп: Да.

Мария: Неужели на каждую ты приходишь в состоянии стопроцентного ресурса?  Не бывает у тебя такого, что ты с семьей, в любви, в какой-то другой ситуации, в особенном мире, а тебя ждут супер компании на супер стратегическую сессию. Ты понимаешь, что надо, но сейчас ты не супермен. Такого никогда не бывает у тебя?

 

Филипп: Прозвучит нереалистично, но нет. Потому что мне бывает больно уезжать от семьи. Но как я вообще свою жизнь организовал? Примерно 12-15 дней в месяц я работаю на стратегических сессиях и 15-18 - я дома с семьей. Я встаю рано, в 5 утра, до 10-11 утра у меня рабочее время, то есть по расписанию спорт, пробежка, какие-то скайпы, а после - чтение. Потом я выделяю часть времени до 3-4 часов дня семье. Во второй половине дня также могут быть какие-то скайпы. При этом вот это значит «быть папой». Сейчас это актуальная для меня тема. Потому что моей дочке 2,8. Я сейчас начинаю понимать, что такое «быть папой». Это большой и непростой урок. Много для меня в этом процессе нового. Некоторые консультанты после двухдневной стратегической сессии, когда идет уже слияние и поглощение, хотят друг друга убить. Играют в игру «Убей тренера». Там же реально решаются сложные вопросы. Например, компания сокращается втрое - было 3 000 человек, а станет 1 000. Это же очень напряженные ситуации. Наоборот темы больших инвестиций куда-то. Собираются там серьезные мужики, у которых есть, что делить. Это касается вторичных интересов, политики. И там выгодно сыграть в «Убей тренера», потому что человек какой-то странный пришел, что-то не то говорил, поэтому не договорились. «Слить консультанта» называется эта история. Поэтому, когда ты входишь в это пространство, там, конечно, нужна полная включенность. И люди после этих вещей могут отходить. Ты сделал такую сессию, пару-тройку дней они отдыхают. Я могу делать серийно. Две недели подряд работать, а после получать невероятное удовольствие. Потому что я не теряю энергию в этом, я на себе не таскаю людей. Я умею быть в этом самом потоке, о котором мы говорим, соединяясь и как бы пропуская все через себя, но не сопротивляясь.

 

Плюсы фасилитации: как найти общий язык с командой

 

Мария: А твоя какая роль? Помочь им увидеть что-то, ресурсы? Не пропустить что-то важное? Как это? Они разговаривают, а ты вклиниваешься? Мне просто любопытно изнутри посмотреть, как это происходит?

Филипп: Да, это серьезная подготовка. Сначала мы садимся с первым лицом, продумываем общий контур, то есть обсуждаем что хочется сделать. Выбираем направление развития компании или, в принципе, смотрим на какие-то возможности, куда пойти. Затем анализируем какие отрасли, например, через 10 лет могут стать прорывными для развития компании. Возможна какая-то реструктуризация. Это такие первые встречи, где мы просматриваем план действий. Потом мы берем глубокие интервью у топ-менеджеров,  у участников сессии, чтобы эта сессия была их сессией. Они говорят что для них в компании важно. И надо их раскрыть. Из этого делается подробный сценарий. Дальше он живет первые полдня из двух, потому что ты входишь, что-то дополняешь. А дальше... Как это происходит? Там есть фасилитация. Есть комната, есть материалы, есть презентация, есть напечатанные точки данных. Это такой структурированный диалог по теме стратегии, который позволяет, с одной стороны, на уровне простого понимания всем договориться, с другой, – на уровне принятия, действительно поверить в то, о чем мы договорились. Мне часто говорят: «Филипп, только вот не надо фасилитации, а давайте просто по-человечески поговорим. С ребятами нужно договориться».

Причем бывает сложно, когда накопленные обиды уже стали многолетними. Это небезопасно, нужно открываться, показывать слабые зоны. Вот в этом помощь. Конечно, это сложно и не получается. Есть неуспешные кейсы. Но когда я внутри этого, мне очень кайфово и интересно.

Мария: А тебя здесь тоже, получается, из рук в руки передают, да?

Филипп: Здесь, в основном, рекомендация работает.

Мария: Да, вряд ли можно сделать лендинг: «Я отфасилитирую. Проведу сессию фасилитации для слияния и поглощения вашей компании». Лендинг и директ. Но в контент это никак нельзя выводить? То есть ты можешь говорить: «Да, я это делаю». Но, по сути, рассказывать историю про это нельзя?

Филипп: Слушай, есть в открытом доступе на YouTube видео, в котором я прямо рассказываю крупным компаниям, как мы это делаем. Оно длится два часа. У видео какое-то приличное количество просмотров. Я знаю, что с помощью этого видео люди учатся. Поэтому рассказываю, что я это делаю на конференциях, провожу открытые мероприятия для обучения первых лиц. Объясняю им, как делать это не в глобальных стратегических сессиях, а, например, на совещаниях. Обучаю их тому, как быть фасилитирующим лидером. Это также большая тема в той реальности, где я варюсь. Как помочь таким лидерам организовать с командой глубокий, искренний, настоящий разговор. Когда люди, с одной стороны, тебя слышат, понимают, чувствуют, чем ты дышишь. С другой стороны, они включаются и вносят уже свое.  Я обучаю тому, как это соединять.

Что делать если человек хочет, но не может.

 

Мария: Хорошо. Другая тема. Есть фраза «стеклянный потолок». У тебя в жизни были «стеклянные потолки»?

Филипп: Да, я тебе рассказывал про один.

Мария: Это тот самый, когда ты перешел в новую сферу? В коучинг?

Филипп: Да.

Мария: А если мы говорим внутри профессии? Не тогда, когда тебя выталкивает в новую реальность, а именно… Приведу пример. Часто бывает такой запрос, когда человек делает бизнес, многое вкалывает, хочет вырасти, но не растёт. У тебя бывают такие запросы? Клиенты приходят с такими запросами? Плохо ему, потому что не растет? Хочет масштаба, хочет отдать и не может?

Филипп: Да.

Мария: Что делать в такой ситуации? Что может помочь? На что обратить внимание?

Филипп: Я думаю, что масштаб бизнеса соответствует масштабу личности. Если у тебя внутреннее пространство большое, и в тебя помещается эта сложность, тогда у тебя получается. Если ты маленький, а у тебя есть «хотелка», то тебе нельзя идти. Тебе кажется, что ты очень умный, очень классный, и все у тебя есть, но оно пока не влезает в тебя. Один клиент говорит: «На меня, чувствую, Филипп, навалилась задача, что в личность не помещается». Вот эта история.

Мария: Но хорошо, что он хоть понял про себя, что это так. Есть ведь  люди, которые этого не понимают. И что делать?

Филипп: Смотреть глубоко в те зоны, где есть напряжение, боль, страхи, сомнения – в темную тень смотреть.

Мария: Во всех сферах жизни?

 

Филипп: Как правило, если не получается в бизнесе, то там это может быть активно. Может быть, похожие паттерны или похожие затыки в отношениях. Я считаю, что одно из таких базовых условий долгосрочного успеха в бизнесе, это когда ты переизобретаешь себя. Это вообще отдельная тема, потому что сейчас высокая скорость изменения на рынках! Мы сегодня в «Сколково» были и общались с Еленой Бондаренко. Она говорит, что раньше можно было найти свою модель, и 15 лет она бы работала. Сейчас - три. Поэтому сейчас, фактически, многие собственники компаний попадают в совершенно другую игру. Они играют в шахматы, а нужно - в хоккей. Вот такая штука. Ты перестал быть бизнесменом, который просто работает на стабильном рынке. Ты тот, кто должен постоянно трансформировать себя и компанию. Вот этот «нюх» на то, где я «затычка» в бочке для своего бизнеса, где я «стеклянный потолок». Какие мои стратегии не работают. Это постоянная рефлексия, постоянный запрос обратной связи у своих коллег, партнеров: «А чем я вам мешаю? Что не получается? Что не так? Что я могу улучшить?» А сейчас привычка какая? «Я главный, я понимаю, я знаю. Все построились и погнали». И так работало 20 лет, это получалось. А тут другие правила игры. Извините, каток залит,  в хоккей, пожалуйста. С шахматными фигурами стоишь, что делать – не знаешь.

Мария: В общем, просить обратную связь от мира?

Филипп: Дам тебе три практики. Я знаю, что ты хочешь инструментов.

Мария: Да.

Филипп: И это, действительно, хорошо. Потому что так не абстрактно, а конкретно. Есть такой Барт Браун - коллега. Он исследует руководителей межстрановых проектов, то есть тех, кто Суэцкий канал прорыл, грубо говоря. Там политика, разные страны. Три практики развития, которые они используют… Три простые штуки. Во-первых, они вместе ежедневно медитируют. У всех есть какая-то своя практика осознанности. Успокоиться, подышать, замедлиться, остановиться. Есть такое определение - «порождающая пустота». Все как бы приходит из нее. Во-вторых, они все ведут дневники, у всех практика письменной рефлексии. Когда ты продумываешь события, выкладываешь все на бумагу, затем сам со стороны смотришь. В-третьих, у всех есть личный ментор, коуч, наставник, с кем можно раз в две недели полностью пересобраться, рассказать ему все, что у тебя накопилось, разложить по кучкам, посмотреть, где что. В частности, что мешает. И затем пересобрать картинку. Есть ли чемпионы мира по боксу без профессионального тренера?

Мария: Я вообще не знаю чемпионов без тренеров.

Филипп: Ну, Майк Тайсон тренера отправил. Там у него была сложная ситуация. И стал проигрывать.

Мария: Но, по факту, для многих людей, получается, ты являешься таким тренером, да? Это твоя работа или ты только из штопора позволяешь выйти? Или есть люди, которых ты ведешь годами, как ты сказал, раз в две недели, будучи коучем? Да или нет?

Филипп: Коучинг – это, как правило, не годы, а 6-8-10 сессий. Может быть, год. Это, как правило, работа, такой кейс «От хорошего к великому», когда такой кризис роста или задача роста есть. Это не обязательно провал или яма. Часто бывает, что реально все, и встает один вопрос: «Как это сделать?» Но все-таки бывает, что люди возвращаются через 2-3 года, и ты помогаешь прожить определенный эпизод жизни, разрулить его, пройти, а дальше человек двигается сам.

 

Перестать мечтать, а переходить к действиям.

 

Мария: А если вернуться к теме масштаба. Тут же тоже близкая тема. Знаешь, есть люди, у которых что-то легко получается, они что-то схватывают, понимают, видят, но в реальность не могут это перевести. Я просто встречаю на практике людей, у которых есть и идеи какие-то, и видение, и они опережают тренды в понимании, знают наперед, что будет актуально, но при этом не «заземляют» это. Что бы ты рекомендовал?

Филипп: Сказать «заземлять» - странно. Это «Мистер Очевидность». Но я такие кейсы знаю, у меня есть своя версия. Очень часто такие люди разделяют нечто возвышенное и глобальное, и красивое, и такое идеальное, и жизнь.

Мария: Да.

Филипп: И эта обыденность, эти какие-то мелочи. Я обычно работаю в том направлении, чтобы рассмотреть и красоту, и кайф, и найти прикол в этих маленьких делах, потому что делать через «надо» не будешь. Есть такое понятие «лидерский пузырь». Это когда лидер улетел высоко в космос, оторвался от реальности, и его стратегии не имеют ценности, потому что они не привязаны к жизни. Поэтому Суворов с одного котла с солдатами и ел. И мы очень часто такую тему делаем. Когда люди на время становятся кассирами в своей компании, чтобы напрямую с клиентами пообщаться, то есть через пальчики пропустить свои идеи, прожить их на практике. Конечно, человек не перестанет после этого быть директором. Потому что это не его сильная сторона, но он как бы начинает быть визионером с практикой тонкого чувствования деталей и конкретики жизни. Это то, что сейчас приходит. Часто какие-то страхи бывают.

Или, например, мешает только мысль того, что прикольно быть чуваком с мечтой. Я чувак с мечтой, я живу, но мне ничего делать не нужно, мне ведь уже хорошо. Я уже молодец! В реальности нужно будет что-то делать, двигаться, а там масса вопросов, проблем скрываются, и начинают открываться страхи, в которые человек не смотрит, поэтому очень много мечтает.

Мария: Я поняла, чтобы не сталкиваться с этой темой. Это, получается, надо посмотреть в самое темное свое, все-таки разобраться в этом и туда направить свет.

Филипп: Есть такая практика, раз уж мы на языке практики говорим. Это подход Джозефа Кэмпбелла. Называется «Путешествие героя». Там есть такой этап путешествия, когда ты должен пойти и начать делать. Ты должен сделать реальный шаг через порог и пойти за своей мечтой, инвестировать в нее время, деньги, то есть полностью вложиться в нее. Когда человек откладывает, мы говорим, что есть привратник перед порогом, – это страх. Есть даже формула работы с привратником. Если ты понимаешь, что тебе хочется, но ты почему-то не идешь, эта такая формула: ты смотришь в глаза привратнику, своему страху, и говоришь: «Я тебя вижу» – это первая часть. Второе – «Я иду».

«Я тебя вижу» - это значит, что ты должен на бумагу выписать все те опасения, сомнения, страхи, которые могут быть. А достаточно ли я хороший? А получится ли у меня? А что с семьей? А где деньги?  Полный-полный список всех страхов. Потому что сложнее всего смелым людям: «Я же смелый, я ничего не боюсь». Поэтому все страхи находятся на грани зоны видимости. Ты их выписываешь и потом переводишь в цели и задачи. Смотришь на список и говоришь: «Так, сомневаюсь, что в этом есть деньги». Супер! Дальше проработать бизнес-модель, посмотреть экономику.

Мария: Например, найти кейсы людей, которые в этом зарабатывают.

Филипп: Да.

Мария: Спросить, как.

Филипп: Например, я переживаю, что я не эксперт. Дотяни.

Мария: Дотяни. У кого-то обучиться.

Филипп: Да, эта история. Перевод как раз в такое прагматичное, земное.

Мария: Страхи переходят в список «to do».

Филипп: Да.

Мария: Ты их делаешь. У тебя, пожалуйста, чек-лист из 30 пунктов. Ты пошел по пунктам и перешел через привратника, да?

Филипп: Да.

Мария: По сути, делая этот алгоритм, ты перешагиваешь.

Филипп: Да.

Важно отдавать и не ждать восклицательных “Ох!” в ответ.

 

Мария: Очень круто. Благодарю тебя. И в завершении интервью я хочу резюмировать темой личного бренда. У тебя часто звучит тема про роль личности в компании, то есть ты не используешь словосочетание «личный бренд». Я не встречала в твоих интервью. Но при этом ты говоришь о том, что личность рулит. В принципе, если человек понимает, что он хочет через свою личность добавить ценность в бизнес, сделать входящий трафик, реализовать какую-то свою миссию, дать что-то в мир. Что бы ты рекомендовал с точки зрения своих методик, знаний? Как ему проще это сделать, стать брендом в своей нише? Не равно на весь мир популярным. Я не об этом, а, скорее, про влияние, про наследие, про то, чтобы донести ценность того, что ты делаешь, до мира!

Филипп: Расскажу, как я понимаю. Формула такая: давать больше, чем брать. Я в себе вижу эту темную сторону. Когда ты рассказываешь что-то, и, вроде бы, ты делишься, но на самом деле твоя мотивация в том, чтобы понравиться, чтобы тебя «залайкали», чтобы купили твой продукт, чтобы просто как-то тебя поддержали, увидели. Получается, если ты в этот момент действуешь, исходя из этой мотивации, ты не даешь людям чего-то, ты у них это берешь. Это чувствуется. Мы тут пришли для того, чтобы ты мог покрасоваться, и чтобы мы поставили тебе лайк, ведь ты нам нравишься. Это сразу же считывается.

Для меня личный бренд - это представление людей о ком-то или о чем-то, что у них в головах живет. Что я могу для этого сделать? Я могу максимально сделать то, что я люблю, хочу и мне нравится, я могу искренне отдавать. И я совершенно точно в этом не Копенгаген. Мне жена говорит: «Филипп, больно, когда ты маркетолог». В маркетинге я очень слабый и неталантливый человек, поэтому я, к сожалению или к счастью, могу только естественным путем, когда хочу не что-то продать, а просто с ребятами поделиться.

 

Мария: Благодарю тебя. Друзья, у нас традиционно есть для вас специальный подарок от Филиппа. Я сначала расскажу, что нужно сделать, а Филипп затем расскажет, что это такое, и, возможно, кто-то из вас сейчас познакомится с новым инструментом для себя. Итак, вам нужно лайкнуть видео, которое вы сейчас смотрите, и под этим видео написать ваш главный инсайт – ключевая мысль, которую вы для себя вынесли, что у вас отозвалось, что для вас наиболее интересно. Через неделю после выхода интервью через рандомайзинг мы выберем победителя, который получит…

Филипп: Метафорические карты. Это такая штука, с которой мы очень много работаем и на стратегических сессиях, и в личной работе. Это такой набор карт, где есть разные картинки. Их можно использовать, чтобы включить в работу над разными задачами правое полушарие, то есть через образы можно глубже понять какие-то свои таланты, свои задачи, потребности, можно действительно сформулировать ответы на вопросы, которые из логики не вырисовываются. У нас есть сам набор карт и инструкции к ним. Можно будет все посмотреть и с ними поработать.

Мария: У меня лично есть опыт работы с метафорическими картами. Действительно, это инструмент, который позволяет шагнуть немножко за грань того объема, где ты сейчас находишься. Потому что ты видишь карту, и у тебя побежала необычная мысль. И иногда пазл сходится. По крайней мере, у меня это было так. Хотя собственной колоды у меня нет. Слушайте, я традиционно тоже буду участвовать. Все дарят такие классные подарки, что я везде участвую.

Филипп: Ты выигрываешь что-нибудь?

Мария: Нет, ничего не выигрываю. Потом все покупаю себе.  

 

Филипп: Мы подарим.

Мария: С автографом на обложке.

Филипп: Да.

Мария: Все, о’кей, я не участвую. У вас больше шансов победить. Я благодарю тебя за эту встречу, за то, что мы нашли время, а также за ту программу, которую ты создал и которую несколько лет назад я проходила.

Филипп: Супер! Спасибо тебе.