Артем Сенаторов - Персональный брендинг

Выпуск # 91 | Артем Сенаторов


«Как программисту стать успешным литературным продюсером и начать программировать словами»

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

Артем Сенаторов

04 декабря 2020

Журналист, писатель: автор 21 книги общим тиражом более 400.000 экземпляров. Литературный продюсер: общий тираж изданных книг клиентов более 1.000.000 экземпляров. Основатель литературного сообщества “Литорг”, партнер Игоря Рыбакова по литературному агентству “ЛАРС”. Помогает с концепцией, написанием, изданием и продвижением экспертных книг.

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Продюсирование – это когда ты делаешь такую дорожную карту, конструкцию того, что должно получиться. То есть сначала книга появляется в голове, а потом она уже начинает из мозга через руки создаваться;
  • Сейчас все больше людей и издателей интересуют персоналии, то есть конкретные люди, сделавшие результат в своей нише;
  • 3 причины написать собственную книгу;
  • Если вы хотите написать крутую книгу, то вам нужен книжный продюсер;
  • 90% людей не строят личный бренд, потому что они не до конца признают себя как человека-бренда и обеценивают свои достижения;
  • Каждая книга – это программа, которую автор закладывает в голову читателя, и она там распаковывается;
  • Как набирать миллионы просмотров на TikTok без кривляния и танцев с бубном;
  • TikTok - сеть для тех, кто упустил свой шанс в Инстаграме;
  • Про испанский стыд и слово без корня;
  • Не надо переснимать тренды, запускайте свои;
  • Базовое правило Инстаграма: когда ты начинаешь набирать аудиторию, на фазе роста монетизация должна быть последним, о чем ты вообще думаешь;
  • Почему книги - это вечнозелёный тренд, который пережил много конкурентов;
  • Каким образом книга вирусится за счет механик социальных сетей;
  • Впрыгивайте в новые возможности, потому что, если упустить момент, этот портал закроется – и все, возможность уйдет безвозвратно;
  • Не важно, какое у тебя образование, не важно, какие у тебя предпосылки, важно, что тебе интересно. Тебе интересно – ты идешь и делаешь!

Ближайшие события

МЫ СОЗДАДИМ, УПАКУЕМ И ПРОДВИНЕМ ВАШ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД

Старт 14 июня

ПРОЙДИТЕ ЭКСПРЕСС-ДИАГНОСТИКУ, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, НУЖЕН ЛИ ВАМ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ БРЕНД

Отправить ответ

avatar

ТЕКСТОВАЯ ВЕРСИЯ ПОДКАСТА:

Мария: Всем привет! В эфире авторский подкаст «Будь брендом» и Мария Азаренок. Сегодня у меня особенный гость – Артем Сенаторов – автор 21 книги, литературный продюсер более чем 30 проектов, суммарный объем проданных экземпляров – более 1 000 000. Основатель литературного сообщества «Литорг», в котором на текущий момент более 900 000 участников ВКонтакте, партнер Игоря Рыбакова по литературному агентству. И, знаете, что удивительно? В этом году неожиданно для себя и для всех, кто знает Артема, он стал популярным TikTok-блогером. Его ролики набирают более 1 000 000 просмотров, при этом он делает этот резу

Мария: Всем привет! В эфире авторский подкаст «Будь брендом» и Мария Азаренок. Сегодня у меня особенный гость – Артем Сенаторов – автор 21 книги, литературный продюсер более чем 30 проектов, суммарный объем проданных экземпляров – более 1 000 000. Основатель литературного сообщества «Литорг», в котором на текущий момент более 900 000 участников ВКонтакте, партнер Игоря Рыбакова по литературному агентству. И, знаете, что удивительно? В этом году неожиданно для себя и для всех, кто знает Артема, он стал популярным TikTok-блогером. Его ролики набирают более 1 000 000 просмотров, при этом он делает этот результат вопреки трендам – он не танцует в Tiktok’е. И сегодня мы узнаем, как автор книг и литературный продюсер делает суперхайповые, востребованные и актуальные видео. Итак, поехали! 

Артем: Привет! Спасибо за приглашение. 

Мария: Артем, давай начнем с оргазмов. 

Артем: Ты первая.  

Мария: «Литорг». Как ты придумал литературное сообщество и почему в литературном каком-то обществе 900 000 подписчиков? 

Артем: Что значит «в каком-то литературном обществе»? Мы вообще-то были очень долго самой читающей страной. Поэтому книги – это то, что у нас востребовано, и я думаю, что этот тренд останется. «Литорг» появился очень давно, то есть это был 2012 год и я просто искал инструменты для продвижения своих книг. И я понял, что мне чем закупать рекламу в каких-то медиа и СМИ, проще создать свое локальное на книжную тематику, его наполнять и параллельно рассказывать о своих книгах тоже. 

Мария: То есть такой, на самом деле, нестандартный ход. А зачем автору книг думать о продвижении своих книг? 

Артем: Ну, потому что это часть работы автора, на самом деле, то есть есть заблуждение, на самом деле, такой, знаешь, стереотип, что писатель должен только писать, а по факту сейчас мы живем, совершенно верно, в эпоху личного бренда, а личный бренд предполагает какую-то деятельность по продвижению, чтобы тебя больше людей знали. Соответственно, люди понимали, что ты делаешь, как ты пишешь. И если ты не будешь этим заниматься, то те люди, которые этим занимаются, они очень быстро тебя обгонят и твоя книга останется неизвестной, даже если это новая «Анна Каренина». 

Мария: Я правильно понимаю, что сейчас тренд, я смотрю просто на свой опыт… Говоря о моем опыте, я хочу сказать вам, что вы наверняка знаете эту книгу. Эта книга стала в своей нише бестселлером, продано уже более 9 000 экземпляров, и она очень-очень контентная, написанная, можно сказать, вручную за 9 месяцев, и Артем является ее литературным продюсером. Так вот, до этой книги я была уверена, что чукча не писатель, чукча читатель, но оказалось, что я могу писать, и мы действительно написали ее сами. И вот вопрос: я же не хотела быть писателем, я не планировала, но мне как бы пришлось. Какой сейчас тренд в книгоиздательстве? Кого издают? И правильно ли, что сегодня издают людей-брендов? 

Артем: Ну, ты правильно говоришь, что в этом работа литературного продюсера, именно спродюсировать, то есть не написать. Знаешь, есть мнение такое, что продюсер – это человек, который пишет за людей, а те просто ставят свою фамилию и так что-то публикуется. 

Мария: Пишут книжные рабы. 

Артем: Да, есть такая профессия. Что греха таить, на самом деле есть такие люди. Продюсирование – это когда ты делаешь, знаешь, такую дорожную карту, конструкцию того, что должно получиться. То есть сначала книга появляется в голове, а потом она уже начинает из мозга через руки создаваться. Книга «Активируй свой персональный бренд» ровно таким образом и появилась. И да, сейчас все больше и больше людей и издателей интересуют персоналии, то есть конкретные люди, сделавшие результат в своей нише. Если ты обладаешь действительно какими-то заметными заслугами, если ты какой-то прорыв сделал, что-то новое придумал и таким образом получил внимание людей в виде подписчиков, в виде шеров твоих постов, в виде дочитываний, досматриваний роликов в TikTok’е – не важно – ты становишься интересен многим и твоя технология может быть упакована в книгу, и, собственно, так ты становишься автором. 

Мария: Хорошо. Так как мой подкаст посвящен исследованию феноменов людей-брендов, давай встанем в позицию человека, который развивает свой личный бренд. И здесь несколько вопросов. Ну, некоторые говорят: «Зачем мне заморачиваться и выпускать книгу?» – это первое. И следующий вопрос: Как сделать, не заморачиваясь? Здесь точнее про роль книжного продюсера все-таки расскажи. 

Артем: Давай начну со второго вопроса: «Как сделать, не заморачиваясь?». В общем, никак, то есть серьезную книгу не получится сделать наскоком. Это, знаешь, на что похоже? На результат в спорте – я вот так это сравниваю, то есть чтобы ты на Олимпийские игры попал и там завоевал какую-то медаль, это нельзя сделать быстро. Или как ты в спортзале не можешь накачать мышцы, придя один раз, даже если ты там упахаешься. То есть это определенная работа на результат, которая требует времени, сил, нервов, денег тоже, то есть это прямо вложения очень многих ресурсов. И спрашивается: «А для чего все это?» – это уже первый вопрос. То есть, собственно, зачем нужна книга? Я вижу несколько причин. Во-первых, у нас в стране в нас генетически зашит литературный код, то есть мы величайшая страна в плане культуры в целом и литературы в частности. И когда у человека возникает мысль: «Так, я хочу в чем-то разобраться» – у него очень часто одним из первых: «Надо книжку почитать. А какие есть книги на эту тему?» – это первый момент. 

Мария: Да, кстати, я хочу подтвердить. У меня очень часто спрашивают под роликами как раз: «Топ-3 книг про личный бренд?». Я говорю: «Есть топ-1 и это она». То есть спрашивают люди, да. 

Артем: Да, всегда интересуются: «А что почитать?». Знаешь, начиная от банального: «Что почитать, чтобы заработать 1 000 000 долларов сразу?» – и, заканчивая реально конкретными прикладными, узкими темами, то есть книги востребованы. Книжные магазины даже после карантина открылись, они процветают, по крайней мере, в Москве, очень много там людей, то есть там реально нужно в очереди стоять на кассе, потому что много кто покупает книги. Второй значимый элемент – это некая имиджевая история, то есть это история, связанная со статусом, опять-таки, в плане продвижения личного бренда. Если ты автор книги, это очень крутая строчка в твоем резюме. По факту, и СМИ, и организаторы конференций, когда хотят найти какого-то интересного спикера на определенную тему, они тоже начинают чекать, а кто написал книгу в этой теме, особенно книгу, которая хорошо продается. То есть твоей книги продано около 10 000 – когда 9 000 с чем-то, можно округлять, я тебе скажу – около 10 000, а 10-ка – это такой психологический порог, преодолевая который книга уже без вариантов точно считается бестселлером, потому что все-таки 10 000 людей – это даже население небольшого городка. И ты берешь только бумажные. Сколько там скачало в электронном виде, а сколько там скачало с Торрентов – это отдельный разговор про пиратство. На самом деле, цифра прочитавших эту книгу, она сильно больше в разы. И да, это бестселлер, и если я как организатор конференции или какое-нибудь там СМИ ищу эксперта, то я ищу авторов вот таких как раз книг. Ну и, наконец, финальный момент – это в том, что книгу можно и нужно монетизировать, то есть я считаю, что это не должно быть, как, знаешь, благотворительность миру. Книга должна давать людям пользу, а автору деньги. И сейчас современные механизмы публикаций и издания предполагают наличие в том числе и каких-то новых схем монетизации: книга в электронном виде, книга в Telegram, книга по предзаказу, книга с автографом, бандл, книга плюс какой-нибудь там тренинг – то есть это все возможности для заработка в том числе, да. 

Мария:Еще, кстати, есть очень классная штука – сейчас мы работаем, у нас вообще пиковый просто процесс работы над новой книгой – и мы хотим совместить запуск книги и запуск неких образовательных продуктов, объединить их в связку. Ты сказал бандл – в связку, чтобы люди, которые покупают книгу, получали еще доступ к онлайн-обучению – и это будет еще усиливать друг друга, да. 

Артем: Да, и прямо сейчас идет работа. Когда мы записываем, она кипит. Я сегодня ночью спал 2 часа. 

Мария: Я тоже, а я с обложкой. Но когда вы увидите это интервью, скорее всего, уже по ссылке под этим роликом вы сможете уже по спеццене сделать предзаказ этой книги, это 100%. Так что, мы сейчас сидим такие все: «Какая будет обложка? Давай такую? Нет, давай такую». 

Артем: Запомните меня таким, потому что у меня, скорее всего, прибавится седых волос в ближайшее время. Но тем не менее я от этого процесса всегда кайфую, то есть у меня вот этот кранч, жара, когда, знаешь, все нужно бегать, вот этот текст здесь, глава тут, дописали, вычитка, еще одна вычитка, еще одна вычитка – это наоборот мне дает энергии. Я считаю, что занимаюсь тем делом, от которого кайфую в целом, по большому счету. Тексты любые – мне очень это нравится. И потом обычно эти истории становятся крутым поводом поговорить через год: «А помнишь, как мы с тобой не спали, в смысле, работали» – и это очень-очень крутые темы обычно.  

Мария: А как ты перешел с позиции писателя? Одно дело, ты пишешь для себя, другое дело, ты понимаешь… Что такое литературный продюсер? То есть у меня такое ощущение, что кто-то создал этот жанр. То есть это помощник, даже не помощник, а какой-то концептуальный наставник в написании книги – я так это вижу. Когда меня спрашивают, кто ты, я говорю: «Это наставник. Мой наставник, который наставлял, пинка давал, заставлял делать писательские уикенды, он там давал задания». Помнишь, там было задание – нужно было за уикенд написать сколько-то там символов? 

Артем: Да, было такое. 

Мария: Да, было такое, чтобы расписаться. И когда я устроила голосование: «Как вы думаете, сколько я напишу?» – люди просто даже не верили, что столько можно написать за выходные. 

Артем: Тем не менее это было. 

Мария: Было. 

Артем: Да.

Мария: Было, было. Я уезжала в отель, закрывалась там на 2 дня, в центре Москвы, и сидела, выключала телефон и просто писала книгу с утра до вечера. И в какой-то момент ты попадаешь в какое-то, знаете, такое странное измененное состояние, когда ты начинаешь не сидеть такой: «Что, да как эту мысль выразить?! Как это все сказать?!» – а в какой-то момент открывается какой-то портал и она начинает выгружаться. 

Артем: Да, это называется поток. То есть, если ты пишешь в течение какого-то времени, разгоняешься и тебя ничего не отвлекает – то есть это важно, чтобы не звонил телефон, родители не стучали в комнату, типа: «Иди, борщ поешь» – тогда ты попадаешь в поток и время у тебя спрессовывается. То есть ты, когда из него выныриваешь, такая: «Что, сколько? Уже вечер?! Офигеть!» – и написано очень-очень много. То есть тут главная фишка, мы уже в такие лайфхаки перешли: если вы садитесь писать любой текст, будь то статья, даже пост в Инстаграм, сделайте так, чтобы вас никто и ничто не отвлекало. 

Мария: А если вы хотите написать крутую книгу, то вам нужен книжный продюсер – это вам тоже фишка, лайфхак. Потому что я не представляю, я уверена, что мы без тебя не написали бы ее. Именно не написали бы ее, именно самостоятельно, поверив в то, что мы можем ее написать, потому что синдром самозванца меня лично мучил очень сильно. 

Артем: Да, и ты спрашивала как раз о том, как появилась эта тема с продюсированием. Она тоже вышла, знаешь, как бы сама собой. То есть я просто писал свои книги и они начали хорошо продаваться. Я экспериментировал: у меня есть книги художественные и нехудожественные, в соавторстве и мною написанные в одиночку, под моим настоящим именем – Артем Сенаторов, под псевдонимами, под гетеронимами. Знаешь, гетероним – это когда ты не просто имя новое придумываешь: «Вот я Маша, а теперь я Вика» – а когда ты придумываешь образ писателя. И мы придумали, что есть такой Грег Смолвидж, что он из Англии, и мы там написали: «Впервые в России». То есть это правда впервые в России, мы же только что придумали как бы. И там мой отец сфотографировался на заднюю сторону обложки. Грег Смолвидж, книга называется «Любовь и виски». Мы косили под английский детектив. Проблема была в том, что по документам мы шли как русские авторы, и он стал на полку «Русский детектив» в магазинах. После этого всего, когда особенно у меня вышла «Книга, которой нет» – это мой главный бестселлер на сегодняшний день, ее одной первой только части продано больше – я даже точно скажу – 107 500 бумажных экземпляров. Люди начали спрашивать: «А как написать книгу, которую будут покупать? А что ты такого делаешь, чтобы получать отзывы, чтобы книга сама вирусилась?». Я объяснял людям: «Смотри, я делаю так, так и так». Потом много стало таких людей, которые: «Помоги, расскажи, научи». Я говорю: «Давайте я вебинар соберу». Еще Zoom’а не было, просто какой-нибудь, знаешь, вебинар стандартный для своих. А после этого я понял, что это все можно упаковать в технологию, то есть есть определенные вещи: вот это нужно делать вначале, потом продолжаешь вот так, в завершении такая идет работа – и на выходе получается результат. И так как я его несколько раз протестировал с разными авторами, он неизменно давал нужный эффект, я понял: «Ага, ну вот оно». А после этого я начал спрашивать себя: «Кто я?» Я издатель? Я не издатель – у меня нет издательства. Я редактор? – ну, в том числе, но это не совсем редактура же идет. Ты права, это некое наставничество здесь. Писательский коуч? –writingcoach есть в Америке такой – ну, в какой-то степени, но тоже это больше, чем коучинг. Продюсирование. 

Мария:Да, потому что это в том числе, если нет издательства, то переговоры с издательством, то есть там целый цикл. 

Артем: Да. 

Мария: Слушай, расскажи, можешь перечислить какие-то яркие, известные проекты, в которых ты именно выступал как литературный продюсер? 

Артем: Ну, я горжусь всеми своим книгами. Это, знаешь, как детки малые, ты всех их любишь, но некоторых, конечно, особенно. Я, пожалуй, могу выделить в первую очередь – это книгу отца Хабиба, Абдулманапа Нурмагомедова, которую он написал в соавторстве с моим партнером по литагентству, миллиардером Игорем Рыбаковым. Книга называется «Отец», она вышла в самом конце 2019 года – в начале 2020-го. Мы ездили в Махачкалу ее презентовать. Хабиб – это национальный герой в Дагестане, его отец, там очень сильно эти традиции почитания старших сильны и это очень-очень круто. Там, короче, пол-Махачкалы пришло на эту презентацию просто. Так все было здорово! Настоящий праздник! А потом, через полтора месяца, Абдулманап Магомедович ложится в больницу и он из нее уже не выходит. То есть, получается, что мы его книгу вместе с ним и задумывали как некие итоги его жизни, только, знаешь, типа предварительные, подвести предварительные итоги и наметить планы, а получилось, что это не предварительные, а вообще итоги. И я созванивался с Рыбаковым, мы рыдали просто в тот день, когда это случилось, но книга осталась и я этим очень сильно горжусь. Конечно, я не могу не сказать про свою «Книгу, которой нет». Она, знаешь, про аутентичность, как найти себя. Есть же большой миф в том, что нужно сделать, как уже срабатывало, типа: «Найдите успешную модель и повторите». Но проблема в том, что если ты берешь реально успешную модель, да что угодно – возьми группу RollingStones: если сейчас парни начнут одеваться, как RollingStones, возьмут инструменты, как RollingStones, и будут пытаться сделать песни, как RollingStones, у них не получится ничего. Они будут выглядеть в лучшем случае как удачная реплика. В лучшем случае, потому что это получается вариант типа Гарри Поттер – Таня Гроттер. «Таня Гроттер» хорошая книга, хорошая. Можно ли ее читать? Да конечно можно! Что еще читать? Но это понятно, откуда растут ноги. И в творческих вопросах нет модели, которую ты можешь взять на вооружение, сделать ровно то же самое и получить результат. Каждый раз с каждой новой книгой ты должен переизобретать вообще весь процесс, писать ее как первую в истории человечества. Нет ни одной книги, нет правил, нет ориентиров, какая книга успешная, а какая неуспешная. Есть только автор, его видение жизни и то, что у него срабатывает. И теперь задача это взять и экспортировать в виде книги на аудиторию. Вот так. 

Мария: Как раз я хочу о нашей второй книге поговорить, потому что это же тоже новый формат для России – то, что мы делаем. Расскажи, в чем фишка такого формата. У нас необычная книга, которую пишу я и Артем. 

Артем: Дай я расскажу. 

Мария: Так, ладно. 

Артем: Это действительно необычная книга, потому что там много соавторов. Это западный формат, который там, за океаном, уже давно прижился и он действительно востребован. В чем суть? Берется один какой-то вопрос, реально актуальный, который прямо боль-боль у людей, и нужно получить не просто мнение одного автора, как с этим бороться, а действительно круг серьезных персоналий, которые высказывают свои точки зрения. Они где-то разные, где-то, возможно, взаимоисключающие даже, но при этом читатель получает объективную информацию сразу от всех. И здесь у нас порядка двух десятков соавторов. Да что там говорить, я сам поучаствовал, написав заключение в этой книге, то есть там мои слова есть. Она посвящена… Рассказывать, да? 

Мария: Я расскажу, как это было. Артем предложил этот формат, и я еще скажу, почему он у меня отозвался. Вот эта книга у нас получилась практически 500 страниц. И, на самом деле, я зареклась писать такие большие книги, потому что все, кто смотрели, говорили: «Слушай, здесь материала на 4 книги. Там могло 4 бестселлера быть. Зачем такая огромная?».

Артем: Да. 

Мария: Но она такая большая, потому что внутри этой книги есть примеры, кейсы и слова от первого лица людей, которые строили личный бренд: я у них брала либо интервью, либо это наши студенты, с кем мы работали. И по обратной связи людей, которые писали отзывы, я увидела, что людей цепляли истории. То есть теория – хорошо, но когда ты теорию иллюстрируешь историей, людям становится понятно. Персональная миссия, формула – о’кей, но как персональная миссия помогает в реальной жизни? Или, например, контент-маркетинг, триггеры – это круто! А как триггеры реально продают? Человек рассказывает конкретный кейс – у другого понимание идет. И чем более разные герои, тем я более разные слышала отзывы, что кому-то один зашел, кому-то другой, а всего их здесь больше 100. И поэтому, когда ты предложил идею делать книгу в соавторстве, я поняла, что это в принципе то, чего хотели. То есть здесь зашли истории, значит, можно дать больше места…

Артем: Как следующий шаг. 

Мария: Да-да, как следующий шаг. Поэтому нас более 20 соавторов, каждый соавтор пишет главу. А вот тема… Артем предложил писать про личный бренд. Ну, логично, потому что тема трендовая сейчас, выходят новые книги про это. Но я хочу сказать, почему не про личный бренд. Потому что тема синдрома самозванца – это тема, которая является, скажем, доступом к теме «Личный бренд». То есть, исходя из тех исследований, которые я вижу по нашим студентам, 90% людей не строят личный бренд, потому что они не до конца признают себя как человека-бренда: они себя обесценивают, они себе не доверяют, они боятся, кто что скажет, они не имеют объективной оценки или поддержки, для того чтобы раскрыть себя как человека-бренда – и просто съезжают. Причем некоторые не начинают вообще в принципе, а некоторые съезжают уже в процессе. И я подумала, что если мы создадим книгу про синдром самозванца, то мы решим проблемы заранее у многих людей, которые потом придут и купят книгу про личный бренд. 

Артем: Да, здесь нужно понимать, что облако тегов у этой книги, оно все равно недалеко от личного бренда, персонального продвижения и так далее. Но что нужно понимать? То, что на сегодняшний день, если уж совсем честно, люди, которые строят персональный бренд, они начинают не с нуля, а с минуса, то есть до нуля еще нужно выйти. Почему? Потому что у тебя в голове часто есть какие-то прошивки, убеждения, которые тебе вредят, не дают двигаться. Ты правильно говоришь, по сути, они парализуют тебя, и многие первый шаг даже не делают никакой. И синдром самозванца, он объективно здесь number one просто из всех убеждений, потому что у нас, у очень многих людей чувство вины или какого-нибудь, знаешь, стыда, или страх того, что тебя осудят, он настолько вшит с начальной школы, когда ты неправильно говоришь – вот ты дурак, значит – что это на уровне какого-то ДНК вшивается в людей, и нужно, как Чехов, который из себя по капле раба выдавливал, нужно современным людям – не всем, кстати, но многим – из себя выдавливать самозванца. 

Мария: У нас есть 2 героя, которые сказали, что у них нет синдрома самозванца, но они хотят участвовать в книге, для того чтобы показать, что позволяет им не сталкиваться с этой проблемой. То есть, несмотря на то, что у них этого нет, они абсолютно…

Артем: И это не мы. 

Мария: И это не мы. Кстати, про «не мы». Синдром самозванца в твоей жизни в какой момент он был особенно активен, проявлялся? 

Артем: Слушай, это постоянно вообще мой частый спутник, просто он, знаешь, очень коварный, потому что у тебя не возникает в голове мысль: «Так, у меня синдром самозванца, надо что-то с этим делать». То есть вот эта ржавчина, которая в сознание твое проникает, она-то появляется там под предлогом умных мыслей, типа правильных каких-то, логичных конструкций смысловых. И ты думаешь: «Ну, действительно, есть же эксперты, например, в написании книг, а я-то не оканчивал литинститут. Соответственно, кто я такой?! Я самозванец, самоучка!». 

Мария: Слушай, а кто ты такой вообще? 

Артем: Я самозванец, самоучка. 

Мария: Нет, серьезно, у тебя какое образование? 

Артем: Я по образованию программист, вот. 

Мария: Так, выключайте камеру. Выключайте камеру. 

Артем: Нет, на самом деле, очень круто. 

Мария: Серьезно?! Я не знала, что ты программист. 

Артем: Да, я тебе расскажу. Я понял, когда учился в институте, что программировать можно чем угодно. Например, словами. 

Мария: Вау! 

Артем: И каждая книга – это программа, которую автор закладывает в голову читателя.

Мария: И она распаковывается там. 

Артем: Да, ты понимаешь, что я как читатель начинаю получать в голове новые мысли. Соответственно, я делаю что-то по-новому, значит, во мне теперь есть эта программа. То есть как бы я формально до сих пор программист, просто у меня язык программирования не очень обычный. 

Мария: Ну, а как ты открыл в себе литературный талант? То есть это же тоже должны быть условия? Меня заставили издательства. Пришли 3 издательства и говорят: «Давайте делать книгу». Раз пришли 3 издательства, ты думаешь: «Ну, может, надо?». То есть получилось, что практически впихнули в эту историю. Но я не думаю, что в начале карьеры писателя тебя впихивал кто-то. 

Артем: Да никто меня не впихивал. 

Мария: Ну? 

Артем: Нет, там было, знаешь, как? Я вспоминал в свое время, откуда это вообще все началось. И я вспомнил, был момент – это 6 примерно класс в школе. И была такая штука – домашние сочинения, то есть тебе дают тему, а писать нужно дома. И я написал какой-то там типа «Весна Пушкина» – очередные, знаешь, вот эти темы школьные. И учительница вызвала родителей в школу и сказала: «Зачем вы помогаете вашему сыну писать? Он тогда ничему не научится». И родители-то знали, что они мне не помогали, я только потом подумал: «Походу, у меня что-то получается». И это был один эпизод, не то, что каждое мое сочинение, значит: «Алло, родители, вы там оборзели?!» – нет, этого не было. Это был один единственный эпизод, но я его вспомнил. А потом, будучи студентом, то есть в середине нулевых – это, бляха, 15 лет назад – я искал подработку, как любой студент нормальный, мне нужны были деньги. И я подумал: «А почему бы мне не писать статьи в журналы? Это же такая халява!». То есть никуда ходить не надо, платят нормально, времени свободного вагон – и это все правда. Я написал в журнал «Хулиган», был такой журнал, такое письмо: «Я молодой, талантливый, дайте мне тестовое задание. Я готов писать в ваш журнал». Я не знаю, почему мне ответили, то есть на такие письма обычно никто не отвечает. Но это, видимо, звезды сошлись, мне ответил редактор Станислав Акимов, он сказал: «Слушай, чувак, ты уже не прав. Ты вот такие письма пишешь – так не надо. Ты кто, нахрен, такой, чтобы мы давали тебе тестовое задание?! Ты сразу должен что-то написать и сказать: «Я считаю, что эта статья подойдет в журнал». И я, возможно, посмотрю, какого она качества». Я такой: «О’кей, ладно. Давай». А что меня интересует? Например, видеоигры. У меня это хобби, я люблю играть, я переключаюсь от книг. Мне почитать книжку – это не очень отдых-то. Видеоигры – да, я всегда это любил. Я такой: «Ну давайте буду писать про видеоигры какие-то обзоры». И все, и это пошло, мне стали за это платить. Я тогда еще жил с родителями. Это было очень круто, когда ты сидишь в 2 часа ночи, играешь в Xbox, мать заходит в комнату: «Ты что не спишь?». А ты такой: «Спокойно, я работаю». Она такая: «Все-все-все, хорошо». Вот так это началось. 

Мария: Слушай, прикольно. Ну, а синдром самозванца в более сознательном возрасте? Дай нам тоже лайфхак, что не вошло в книгу. 

Артем: У меня синдром самозванца, очередной раунд этого поединка с ним, он был примерно за месяца полтора, может быть, за месяц до того, как мы начали с тобой работать над новой книгой, это случилось летом 2020 года, когда я думал, входить ли мне в TikTok. Итак, лето 2020 года, все хайпуют с TikTok’ом, рассказывают, что там происходит что-то интересное, какая-то новая соцсеть. У меня, естественно, были все стереотипы по поводу этой площадки: это детишки, это танцы, это какая-то тупка, не знаю, дешевые скетчи с первой полки просто. И я просто поставил это приложение, начал листать, залипать там, знаешь…И у меня вот здесь пришел самозванец, когда возникла мысль: «Может быть, я тоже могу что-то сделать в TikTok’е?». Он говорит: «Нет-нет-нет, чувак, это новая мода для новой породы. Тебе сколько годков в 2020-м? 35? Ну и вот тебе Facebook». И я такой: «Ну да, наверно, это реально не мое». А потом что-то сел и задумался, и такой: «Какого хрена вообще?! Какого хрена я что-то переживаю на эту тему?! Почему?» Тем более, что при желании можно даже внутри TikTok’а найти блогеров, которые, я не знаю, за 50, за 60 им лет, то есть это никак с возрастом не связано, это связано с тем, как ты себя ощущаешь. 

Мария: Так…

Артем: Я эту штуку хакнул, то есть я понял: «Ага, вот он, самозванец. Вот он что пытается мне продать. Ну нет. Я все равно буду делать». То есть я действием это поборол. Знаешь, есть разные способы. Мой способ – это действовать. 

Мария: Подожди, а в принципе, а зачем тебе TikTok? Действительно, есть первое возражение. Сейчас я встану в позицию возражателя, потому что я понимаю, что в конце этого интервью я запишусь на его марафон по TikTok’у – это мне уже понятно, потому что его ролики набирают миллионы просмотров и он не танцует, понимаете? А я как раз не хочу танцевать. Но зачем детская аудитория? У тебя очень высокий, серьезный чек, ты недешевый специалист, ты востребованный, у тебя много проектов. Вообще, зачем тебе TikTok? 

Артем: Ну, смотри, во-первых, есть очень четкая аудитория, которой я сейчас помогаю с TikTok’ом, я прямо их определил на 100%. Можно матом одно слово? 

Мария: Можно. 

Артем: Это проеб**шие Инстаграм. То есть есть люди, которые в свое время не зашли в Инстаграм. То же самое говорили про эту сеть, помнишь? Что это что-то там фотки еды, губки-уточки. 

Мария: Да-да. 

Артем: Все серьезные где? В Facebook! 

Мария: В Facebook!

Артем: И что теперь? Теперь Инстаграм – это главная площадка вообще: там весь бизнес, там все эксперты, там личный бренд. 

Мария: Там миллионные продажи всего. 

Артем: Да, постоянно. И ровно то же самое происходит с TikTok’ом: «Это что-то несерьезное, это что-то временное, это что-то непонятное». Только теперь говорят, что все крутые в Инстаграм. Я дважды два сложил, я понимаю, куда ветер дует, и я говорю: «Ну все, хрен!». У меня был и есть паблик во ВКонтакте довольно успешный, то есть по меркам VKон вообще здоровущий, но я Инстаграм профукал, я неправильные вещи делал, то есть я пытался экспортировать из VKчто-то в Инстаграм. Потом я сделал мою страницу @pishemknigu, я там собрал аудиторию, которая хочет писать книгу – это очень маленькая аудитория. То есть она есть, она меня любит, я их люблю, но это просто игольное ушко, знаешь, относительно всей аудитории. Я говорю: «А что с TikTok’ом? А давайте я попробую сделать там что-то, исходя из своей компетенции» – потому что эксперты зашли туда давно, за месяц до меня там уже были эксперты, серьезные люди, я даже некоторых знал. Но я видел проблему в том, что они пытаются снимать какие-то тренды, что-то там танцуют, дрыгаются – это выглядит омерзительно. Знаешь, испанский стыд? 

Мария: Да. 

Артем: Типа, когда там показывают, а стыдно тебе. Ты думаешь: «Блин, что ты делаешь?! Зачем тебе это надо?». Гипотеза была: можно ли что-то сделать без трендов, не снимая их? Без танцев, без юмора дешевого этого всего? Тогда я себя спросил: – О’кей, если нет, то что тогда? Что ты умеешь делать? – спросил я себя. – Писать тексты. – О’кей, давай писать тексты. И да, для меня TikTok – это 100% сеть про тексты. Почему? Потому что у меня все видео одинаковые. Если вы зайдете на мой аккаунт Art.Senatorov латиницей…

Мария: Он будет под этим роликом. 

Артем: Да, то там вы увидите, что все ролики, в принципе, не отличаются друг от друга внешне. То есть я просто стою перед айфоном, который закреплен на кольцевой лампе. Единственное, в чем разница, это слова, которые я говорю – они всегда разные. Но я прописываю сценарии. Я придумал такую штуку – конструктор сценариев для роликов TikTok’а, то есть у меня там есть… Знаешь, как Лего собрать. 

Мария: Да. 

Артем: То есть вначале есть «стартер», потом «хук», дальше «экшен», «бридж», «префрейм»… То есть фразы идут одна за другой, в правильной последовательности. И в конце – бац! – развязка – это называется «кода», то есть финал – и ролик закрывается. 

Мария: Мне сразу хочется сказать: а давай придумаем про личный бренд такую штуку? 

Артем: Да, обязательно сделаем. И поначалу это не работало, сначала я писал по наитию, интуиции: «А вот, может быть, так? А, может быть, так?». А потом я стал определять: «Так, вот такие стартеры заходят». Стартер – это фраза, которая открывает, первое, что ты говоришь в начале ролика. Она должна, наверно, как-то привлекать внимание. 

Мария: Ну, например? 

Артем: Сейчас скажу, остановлюсь. Например, у меня есть ролик, в котором я рассказываю абсолютно реальную историю о том, как в 1983 году у одного подполковника ракетной службы Советского Союза ракетных войск на посту срабатывает сигнализация о том, что из Америки летят ядерные бомбы. Это абсолютно реальная история. То есть его реакция должна была быть следующая: он должен был пускать обратно, то есть симметричный ответ, то есть сообщить, доложить наверх и выпускать ракеты туда. А он такой посмотрел на это: «Нет, херня какая-то. Ложная тревога». И он оказался прав, то есть это на самом деле ложная тревога была. И в ролике объясняется, почему он так подумал, о том, что не было бы цивилизации, если бы он на самом деле эту кнопку нажал тогда. Ему даже премию какую-то вручили потом. И фраза-стартер, с которой начинается, вроде бы, это история про 1983 год, про какого-то полковника, и я начинаю ее так: «Если бы не этот человек, ты бы не родился» – то есть я привязываю историю к тому, кто смотрит. Задача стартера – зацепить внимание, чтобы: «Как это не родился?! Что это за хрень?!». И, кстати, по поводу возраста в TikTok’е: я получил сотни комментариев, что типа: «Чувак, ты проиграл, проспорил, потому что я-то уже родился в 1983 году». Очень много комментариев. Я думаю: «Ага, по ходу, не такие уж и дети». Я свои ролики делаю универсальными, эта история, она и по моей гипотезе и школьникам может быть интересна, и людям моего возраста, возможно, кому-то старше тоже. Соответственно, эта фраза не связана с историей, но я привязал внимание зрителя к тому, что будет дальше происходить – это стартер. Дальше в базовом конструкторе идет хук. Хук – это затягивание человека дальше туда, как, знаешь, продвинуть его внутрь ролика. У меня самый популярный на сегодняшний день ролик вышел в октябре месяце, называется «Слово без корня», набрал 4 700 000 просмотров. 

Мария: Слово без корня? 

Артем: Да, состав слова в школе помнишь? Там типа приставка, суффикс…

Мария: Ну-ну…

Артем: Вот есть одно слово, в котором нет корня. 

Мария: И какое это? 

Артем: Видишь, тебе уже интересно. 

Мария: Какое это слово? Надо его угадать или ты в конце говоришь? 

Артем: Да говорю я, не надо ничего угадывать. Это слово «вынуть». Есть, да, это одно единственное слово, оно на самом деле без корня. Люди начали там писать: «Нет, там есть корень, там нулевой корень» – или что-то еще, но по факту, во-первых, это правда, то есть не надо ничего врать и придумывать. Во-вторых, там реально большие обсуждения начались из-за этого. И здесь в стартере я говорю: «Вот есть в русском языке единственное слово без корня». А хуком я распаковываю эту идею и как бы разжевываю, чтобы человек, который листал, листал, листал, до него реально дошло, что ему хотят сказать. Я говорю, например, там, по-моему, так было: «Да, есть единственное слово, ты проходил в школе этот состав, и есть одно, которое без корня». И как бы большое обещание здесь, что если ты досмотришь, ты его узнаешь. Дальше идет экшен, базовый вариант – это подписка: «Подпишись, если не знаешь этого слова. Подпишись, если дышишь», то есть «Подпишись, если…» – какая-то причина. И в конце – кода – это развязка. Ты говоришь: «Вот, это слово «вынуть»». И все, после этого ты не объясняешь: «Ты, наверно, думал, что это какое-то другое слово» – нет, все, ты обрываешь ролик на этом. Ты дал квант пользы, человек в рамках ролика получил конкретику – это называется ПРК, ребята – познавательно-развлекательный контент. То есть ты дал и какую-то познавательную тему – человек что-то новое узнал, и развлекательную, то есть ему какую-то эмоцию ты подарил: «Ага, вот оно – удивление, возможно». И это контент – то, что ты делаешь сам, не переснимаешь. Помнишь историю про Гарри Поттер – Таня Гроттер? Переснимать тренды – это не твое. Лучше пробуй свои запускать. Пускай они будут супермаленькими поначалу, но ты уже сам во главе этого всего будешь.

Мария: Ну, смотри, ты рассказываешь там что? Какие-то интересные познавательные истории, какие-то удивительные факты? Концепция блога на TikTok’е у тебя какая? 

Артем: Вот здесь действует правило, которое я назвал «Три трети» – это то, как я публикую контент в TikTok. Три трети, то есть каждый день у меня выходит 3 ролика. Я их снимаю раз в неделю на всю неделю вперед. То есть в воскресенье ты полдня тратишь на то, чтобы сделать 21 ролик. Что такое три трети? Первая треть в твоем контенте – это должна быть твоя основная тема, то есть то, как ты позиционирован, то, как люди знают, чем ты занимаешься. В моем случае это, понятно, книги. То есть так или иначе каждый день – ну, о’кей, почти каждый день – появляется рекомендация какой-то книги, какой-то совет из какой-то книги, в том числе и мои книги тоже я там продвигаю. То есть книги регулярно присутствуют – это первая треть, моя основная тема. Если мы говорим о второй трети, то это то, что идет смежной темой – то, что идет на шаг дальше от основной. Если есть тема «Литература», какая рядом стоит тема?  

Мария: История? Что? 

Артем: Русский язык. 

Мария: А-а-а…

Артем: Даже в школах учитель русского языка и литературы – это один и тот же человек. Почему? Потому что это рядом стоит. История… География. То есть я рассказываю вот здесь как раз слово без корня – вот эти темы, они про русский язык, то есть это не про книги, но это рядом. 

Мария: Длинношеее…

Артем: Да, типа слово с тремя буквами «е» – длинношеее животное. Плюс какие-то, знаешь, интересные моменты из жизни писателей, судьба книг разных, как там что получалось, кого не приняли, «Гарри Поттер», сто раз отказывали ей, Джоан Роулинг, в издании – это все здесь, это все во второй трети. А вот третья треть – это эксперименты, то есть это то, что еще на шаг дальше, то есть на шаг дальше от смежных тем. Но при этом все равно я не рассказываю о том, как выгодно закупить трубозапорную арматуру, то есть это где-то рядом. Например, здесь что у меня было? Эта история про ракетчика, здесь я, например, делал «Что такое дарт?». Знаешь, есть типа Дарт Вейдер, Дарт Мол, Дарт Сидиус – что это значит, «дарт»? Титул темного лорда – про эту тему рассказывал. 

Мария: Мне стало интересно, что это значит. 

Артем: Эксперименты очень часто не удаются, то есть очень часто эксперименты проваливаются. У меня, например, большой фэйл был, я прямо вложился в ролик про то, как убили Джона Леннона, то есть прямо про этот день, кто его убил, зачем, почему, что с этим человеком стало, чуть ли не какими пулями там вообще в него стреляли, но это не очень зашло. Не знаю, почему. Может быть, неинтересно про Леннона, не очень много кто его сейчас слушает. Может быть, сама тема какая-то негативная про это, не знаю. Но я туда дальше не копаю. Если мы видим, что эксперимент срабатывает, например, ролик с историей про 1983 год набрал 2,2 миллиона просмотров. При том, что он идет чудовищно долго по меркам TikTok’а – 59 секунд. Считается, что нужно снимать короткие ролики, потому что выше досматриваемость, а досматриваемость – это очень важный фактор, который влияет. 

Мария: Показатель. 

Артем: Да. Соответственно, о’кей, такие лонг стори какие-то необычные, интересные, мир на грани катастрофы – я буду делать это дальше, так или иначе я буду к этой теме возвращаться. Это тот редкий случай, когда эксперимент сработал. Значит, ты копнул, тебе упало пару золотых песчинок – все, в ту сторону двигайся дальше. 

Мария: И ты таким тестом двигаешься. Хорошо, это уже как-то конвертируется в твои охваты в Инстаграм? Потому что сейчас эксперты в Инстаграм хотят TikTok раскачивать, чтобы переливать аудиторию, например. Или как ты монетизируешь TikTok? Или ты пока ставишь эксперименты? 

Артем: Я помню, когда я продюсировал книгу Петра Полоскова, есть такой продюсер, у него большущий продакшн, по-моему, около 20 блогеров-миллионников. Мы плотно работали над его книгой, она называется «Сила Instagram». И он рассказывал базовое правило, чуть ли не самое первое – это то, что когда ты начинаешь набирать аудиторию, на фазе роста у тебя монетизация должна быть последним, о чем ты вообще думаешь, потому что… Да, мне каждый день предлагают купить у меня рекламу, постоянно. Но если ты условно какую-нибудь будешь рекламировать гадалку за 5 000 рублей, к тебе никогда не придет крупный бренд, с тобой никогда не будут сотрудничать серьезные какие-то СМИ, издания, никаких партнерок, никаких коллабораций. Ты и дальше будешь рекламировать гадалок за 5 000 рублей. Поэтому здесь вот этот соблазн быстрой монетизации, знаешь, когда ты думаешь: «Может быть, уже пора?» – его надо переждать чуть-чуть. 

Мария: Подожди, но я говорю про монетизацию не рекламу внешнюю. Есть один из каналов монетизации для любого эксперта – это его экспертные продукты, например: курсы, книги те же самые, консультации и так далее. У тебя же есть цепочка продуктов определенная? Или, в общем, ты в TikTok’е пока не привязываешь монетизацию? 

Артем: Нет, я сделал эксперимент один и он в принципе удался. То есть когда я запустил первый марафон по TikTok’у, это началось с того, что у меня многие люди стали спрашивать: «Расскажи, расскажи, что делать в TikTok’е». Я говорю: «О’кей, у меня есть правила». Некоторые из них я сейчас рассказывал: три трети, ПРК – вот эти все, конструктор сценариев. Я говорю: «О’кей, давайте начнем это в рамках марафона». Я подумал: «А почему бы в самом TikTok’е не сделать об этом информацию, не дать объявление?». И я сделал промокод для самого своего TikTok’а. Люди, которые там были, они увидели. Ролик не очень много набрал просмотров, потому что TikTok деприоритизирует видео, в которых есть впереди... То есть он против, чтобы ты там по разным ссылкам вел людей. Ну, понятно, как и любая соцсеть хочет, чтобы ты оставался как можно дольше внутри. Но при этом я все равно потом смотрел и там были продажи по этому промокоду. При том, что у меня мой TikTok не о том, как вести TikTok, он вообще не близко, это еще дальше, чем третья треть. Но при этом да, были люди и по промокоду, пришли. Это значит, что в принципе дальше можно это дело как-то развивать. Просто я, еще раз, не очень стремлюсь это делать, мне больше нравится экспериментировать, как ты верно подметила. Это все делается на ощупь, и плюс я очень рад помогать людям, коллегам по несчастью – тем, которые пропустили 5 лет Инстаграма. Голодные смотрели на крутых блогеров, которые иногда откидывали им кость в виде упоминания в сторис или что-нибудь такое. Потому что у меня очень много знакомых, которые, знаешь, например, женщина может быть кто угодно, юрист: грамотная аватарка, суперграмотные смысловые пули в описании, подобранный визуал, все прекрасно сделано – 1 200 подписчиков. То есть по меркам Инстаграм это почти ноль, это просто несущественная какая-то, знаешь, допустимая погрешность. 

Мария: Так хочется с тобой сейчас поспорить! 

Артем: Да, я знаю, что есть разные техники, но все равно момент-то был упущен. 

Мария: Ну, в том смысле, что она не стала… 

Артем: Да. 

Мария: Да, есть юридические блоги, в частности у моих подруг, у которых там 700 000 подписчиков, юридический блог. Да, факт. 

Артем: Да, такое есть. Ты можешь зайти в Инстаграм даже сейчас, просто это будет долго, дорого и малоэффективно относительно того, как бы это было в 2015 году. 

Мария: В этом смысле да, тогда было бы эффективнее. 

Артем: На TikTok то же самое, только в 10 раз быстрее. Имеется в виду, что год в Инстаграме тогда, в 2015-м, – это месяц в TikTok’е сейчас. То есть люди очень быстро понимают, куда ветер дует, и они такие: «Ага, походу там что-то происходит. Давайте-ка мы пораньше туда зайдем». 

Мария: Хорошо. Получается, что как раз таки твой самозванец был пойман за хвост и убран в сторону, именно когда ты заходил в TikTok, да?  

Артем: В том числе, да. 

Мария: Хорошо, давай вернемся к книгам. Книга при том, что диджитал так развивается, TikTok, видеоряд, что ты думаешь дальше про книжный рынок? То есть сейчас людям, которые хотят как-то описать свою методику или рассказать свою историю… Я просто слышу часто такое возражение, когда я человеку рекомендую написать книгу, он говорит: «Да кто будет читать мою историю?!». Я понимаю, что это тоже самозванец, но ты как эксперт скажи что-нибудь этим людям. 

Артем: Ну, я могу сказать только то, что в целом книга пережила все, то есть, знаешь, цифровую революцию, исчезли кассеты, компакт-диски, все стало в диджитале, DVD ушли – мы смотрим фильмы через онлайн-кинотеатры и так далее. Книга в бумажном виде – это единственное, что дошло до наших дней. И почему это происходит? Я думаю, потому, что есть вокруг литературы, так скажем, определенная магия. То есть, если мне нравится человек, я хочу почитать его историю. Почему у нас люди отчаянно болели за Дональда Трампа на выборах, особенно среди предпринимателей? Потому что читали его книги вот эти все: «Мысли, как чемпион»…

Мария: Да-да, это правда. Я читала. 

Артем: Когда ты прочитал историю человека, по сути, ты как будто почти поговорил с ним и получил от него знания, узнал его какие-то лайфхаки, истории, истории падения тоже. В книгах часто пишется о том, что не получилось, и это тоже учит нас, как не надо делать. И дальше, о’кей, если я в электронном виде прочитал, я хочу эту книгу взять себе, чтобы она у меня была настольной или чтобы она у меня была в домашней библиотеке, или чтобы я ее подарил тому, кого люблю, кого уважаю, кому хочу лучшего, или для себя хочу автограф автора. То есть очень много вариантов, где книга нужна, и она до сих пор, это абсолютная правда, – это лучший подарок у нас. То есть, если ты хочешь подарить человеку что-то такое, чтобы ты при этом не разорился, а он был тебе благодарен, крутая книга в теме, в которой у него боль, – это идеальный вариант. И так будет и дальше. То есть что-то новое появляется, уходит, приходит, но книга, особенно бумажная, она этот, знаешь, флер артефакта оставляет за собой, и так будет и дальше. 

Мария: Кстати, да. Я хочу сказать, что очень много получаю сторисов с книгой, особенно если книга с автографом, например, то люди, практически каждый день кто-то выкладывает сторис, отмечает меня, с тем, что они читают эту книгу, это факт. То есть про курсы люди так много сторис не делают, люди почему-то именно про книгу делают сторис. 

Артем: Да, потому что книга – это то, с чем ты живешь какое-то время, и ты можешь ее взять с собой: ты берешь ее в отпуск, в самолете полистать – где угодно. Книга, она будет с тобой. И очень круто, что ты сейчас про это сказала, потому что это дополнительный источник бесплатного продвижения. То есть когда у тебя есть книга, она продается неплохо, люди ее читают, очень многие публикуют свои отзывы какие-то. Причем я вижу отзывы на твою книгу – это очень часто не то, что: «Ой, какая Маша у нас молодец!». Нет, они пишут инсайты, то есть что я понял, читая ее книгу. И тем самым ты получаешь бесплатный охват, по сути, тех людей, которые подписаны на них, а это иногда и блогеры, и какие-то серьезные эксперты со своей аудиторией. И они видят инсайты и такие: «Слушай, может, мне тоже почитать?». И таким образом книга вирусится за счет механик социальных сетей, то есть книга бумажная, аналоговая, но очень круто сама себя двигает в цифре. 

Мария: Хорошо. И вот этот новый формат, который мы сейчас задействовали, сейчас пока в России мало книг сборных авторов. Я так предполагаю, что это не последняя наша книга с тобой, я имею в виду про синдром самозванца сейчас, которая у нас есть. Друзья, я в начале видео обещала вам подарки. И сейчас мы будем раздавать подарки, у нас будет аж 3 подарка. Две, как вы понимаете, книги, это естественно и ожидаемо, и один подарок – это что-то связанное с TikTok’ом. Артем, что ты подаришь по TikTok’у? Что у тебя есть? 

Артем: У меня есть без ложной скромности крутейший марафон, который я записал. Почему крутейший? Потому что я в него реально вложил просто все, что знал на момент записи, и какое-то время еще – ты знаешь, в соцсетях быстро все меняется – но какое-то время, какое-то количество месяцев эта информация будет актуальной. И да, я уверен, что, посмотрев эти записи внимательно, выписывая для себя какие-то инсайты, сразу пробуя что-то делать на практике, тот человек, который этот путь пройдет, он сделает свой быстрый старт в TikTok’е сразу на чистовик, то есть это будет сильно лучше, чем просто по наитию как-то двигаться самостоятельно. Вот доступ в марафон разыгрываем. 

Мария: Разыгрываем один доступ в марафон, второе – мы разыграем вот эту книгу по личному бренду. Если она у вас уже есть, то у вас будет вариант, который мы отправим в ваш город, с подписью автора. И третье – книга – это книга, которая сейчас уже есть под этим роликом, книга про синдром самозванца. Она будет такого же формата, в другом стиле, сейчас решается, в каком, но вы уже увидите, в каком, уже будет готова обложка.  

Артем: Тут такие споры идут, вы бы видели вообще!

Мария: Просто! У нас скоро… Завтра я буду 15 вариантов гипотез обложки выкладывать к себе в сторис. То есть это на самом деле настолько…

Артем: Отдельная работа, да. 

Мария: Да, то есть придумать концепт обложки, который: «А вот это не слишком в лоб? А это не слишком далеко? А это не слишком артхаусно? А это не слишком ярко?». А-а-а! Ребята, это просто…

Артем: Это, знаешь, когда я в «Газпром Медиа» работал, у нас там была чуть ли не уборщица, которая заходила, ей показывали логотипы и она такая: «Отталкивающий фиолетовый». 

Мария: Кстати, да, есть такая тема. Сейчас уже все, кому не лень… Да-да, это правда. И, кстати, вот эта обложка у нас родилась, это был, по-моему, 15-й уже вариант, уже практически были финалисты, этой обложки не было в финале, но когда мы получили тысячу комментариев, что все, что вошло в финал, это все не то, мы засучили рукава и в итоге родился вот этот концепт. В общем, здесь я очень довольна. История, которая лежит за этой обложкой, когда я ее рассказываю, у меня прямо мурашки и у всего зала мурашки. 

Артем: Да, отдельную книгу можно написать о том, как эту обложку вообще придумали. 

Мария: Да-да, про обложку вот этой книги, про нее как минимум можно писать рассказ, это точно. А вот книга про синдром самозванца уже есть под этим роликом. И, конечно же, мы разыграем экземпляр бумажной книги про синдром самозванца с автографами авторов. Артем подпишет, я ее подпишу и мы ее вам даже отправим. Теперь что нужно сделать? Все очень просто. Вам нужно написать комментарий. Один комментарий под анонсом этого интервью у Артема, один комментарий под анонсом у меня и один комментарий прямо под этим роликом. И не забудьте поставить лайк Артему, мне и…

Артем: Себе. 

Мария: И себе. 

Артем: За то, что все сделали. 

Мария: Да-да, за то, что все сделали. А вопрос задаст Артем.  

Артем: Это даже не вопрос, а, скорее, предложение вспомнить самый яркий эпизод в вашей жизни, когда синдром самозванца вас остановил от действия. Так, чтобы люди потом заходили под этот ролик или еще где-то, смотрели, что вообще происходит, узнавали себя в разных ситуациях, такие: «Да, может быть, у меня это тоже есть». Потому что если вдруг вы смотрите и такие: «Ну нет, что такое синдром самозванца? Возможно, это не про меня» – подумайте получше, вспомните. Это может быть из детства, из школы, из студенчества и так далее. Какой-то эпизод опишите коротко, где вы остановились. Это будет и вам как бы первое упражнение, когда ты должен признать, что это был синдром самозванца, ты проиграл, и людям польза, потому что они в этих эпизодах вашей жизни могут узнать себя. 

Мария: Кто знает, может быть, во втором дополнении к этой книге мы сделаем специальные страницы, где будут специальные истории ваши, и мы включим ваши небольшие истории со ссылками на вас, естественно, на ваши Инстаграмы, как second edition, да? Вторая версия. 

Артем: Дополненное и исправленное издание. 

Мария: Дополненное и исправленное, да-да. Нет, ну, у нас большие планы. Я хочу сказать, что, кстати, в книге про синдром самозванца у нас есть определенная интерактивная часть: по QR-кодам в этой книге вы можете получить дополнительные онлайн-видеоматериалы по этой теме. Каждый автор книги, более 20 авторов, приготовил специальные подарки и бонусные материалы по QR-коду после каждой главы. Наша книга с обновляемым контентом. Очень может быть, что в этой книге через полгода мы сделаем обновление всего контента и вы получите новые видеоматериалы, актуальные по этой теме. 

Артем: То есть эта книга, она больше, чем книга, и в этом ее новизна. То есть вы покупаете не конкретное издание, которое само по себе замыкается, а это наоборот некий ключ к разным дверям, и у вас будут возможности ближе узнать авторов, получить от них бонусы… 

Мария: Подарки, да. 

Артем: И, естественно, прокачать себя.

Мария: Да, и прокачать себя, чтобы синдром самозванца стал вашим не врагом, а вашим помощником, вашим индикатором. 

Артем: Ты смотрела когда-нибудь «Магазин на диване?», где типа: «И только сейчас, если вы наберете наш номер…» 

Мария: Но мы еще пока, когда мы снимаем это видео, мы еще не знаем, сколько стоит книга, поэтому у нас нет номера, у нас нет книги, у нас нет обложки. Нет, книга уже почти есть, но она еще пока не издана. 

Артем: Есть рукопись, да, но она еще пока не опубликована, поэтому вы в этом смысле дальше ушли – когда вы смотрите, она уже есть.  

Мария: «Магазин на диване»… Ну, что делать, если нам нравится совместный продукт? Вот что? 

Артем: Правильно, правильно, так и надо. Это очень была эффективная штука – «Магазин на диване». 

Мария: А теперь, знаешь, как у них в конце бывает: «А теперь не забудьте бонусное предложение специально для тех, кто смотрит это видео».

Артем: Вторая книга. 

Мария: Вторая книга. Кстати, все, кто сегодня заказывают на сайте эту книгу, получают в подарок что-то. 

Артем: Набор ножей? Что там надо давать? 

Мария: Набор ножей, зеркало…

Артем: Все, хватит. 

Мария: Нет, слушай, можно зеркало дарить. Книга, чтобы увидеть себя, посмотреть на себя, увидеть своего самозванца и сказать: «Прощай!». Книга и зеркало в подарок. Смешно. Фух… Давай им что-нибудь пожелаем, людям. 

Артем: От меня пожелание простое и понятное – впрыгивайте в новые возможности, то есть постоянно открываются, как я читаю, какие-то новые порталы, то есть сейчас TikTok, новая соцсеть. Почему бы не попробовать там продвинуться или как минимум просто разобраться с тем, что это такое и как там двигаться. Потому что если упустить момент, этот портал закроется – и все, возможность уйдет безвозвратно. Но этих возможностей в целом бесконечное множество. Просто раскрывайте глаза, узрите их и впрыгивайте туда. Вот так. 

Мария: Вы знаете, одним из удивительных инсайтов нашей встречи сегодня было то, что, оказывается, он программист. То есть я реально, для меня это просто coming out, то есть это человек, который в моей голове настолько ассоциирован с качественной литературой! Он сегодня на самом деле поскромничал и не перечислил огромное количество людей-брендов, с которыми он вместе издавал книги. 90% бестселлеров, которые продаются в нише «бизнес-литература» огромными тиражами, миллионными, то есть больше миллиона эти книги все продались, это его участие в качестве либо консультанта, либо продюсера. Ты вот поскромничал сегодня – это твой внутренний самозванец, мне кажется. Тебе надо прочитать книжку, которую мы написали. 

Артем: Давай-ка перечитаем ее в семнадцатый раз, да.  

Мария: В семнадцатый раз. Какой семнадцатый? В сто тридцать восьмой. И, знаете, что показывает эта история? Эта история показывает, что не важно, какое у тебя образование, не важно, какие у тебя предпосылки, важно, что тебе интересно. Тебе интересно – ты идешь и делаешь. И я уверена, что как раз таки когда вы подружитесь с вашим внутренним самозванцем, чтобы он стал вашим индикатором вот этого состояния, когда вы не разрешаете себе двигаться в будущее, вы с ним подружитесь, научитесь с ним справляться, я верю в то, что в мире станет гораздо больше счастливых людей в новом, на своем месте, которые будут менять мир к лучшему. Именно для этого мы создавали эту книгу про синдром самозванца. И да, это немножко «Магазин на диване», получилось интервью «Магазин на диване», но я очень верю в то, что преодоление этого внутреннего состояния дает открытие многих дверей и возможностей, которые вы возьмете – то, о чем говорит Артем. Так что благодарю вас за сегодня, ставьте лайк, ждем ваши истории и… читайте книги! 

Мария: И сегодня в этом интервью вас ждет особенный тройной подарок. Первый подарок сделает личный бренд ближе к вам, второй подарок откроет вам мир TikTok’а, а третий подарок позволит справиться с психологическим состоянием, которое называется «синдром самозванца». Так что смотрите до конца, участвуйте в конкурсе и выигрывайте все.