Выпуск # 68 | Алёна Злобина


“Персонализация в любом проекте
работает хорошо, потому что
люди покупают у людей...”

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

Алёна Злобина

10 декабря 2018

@_alena_zlobina — создатель и идейный вдохновитель проекта «Вкус & Цвет» @vkus_and_cvet, который за два года стал популярным и узнаваемым местом в Москве. Алёна — приверженец осознанного образа жизни, автор блога о саморазвитии и детокс в Instagram.

Из этого подкаста вы узнаете:

  • Что такое «Вкус & Цвет»: идея и история создания.
  • Рецепт предпринимательства от Алены или стартап по наитию.
  • Проект, как способ «разобусловиться».
  • Появление проекта, как рождение ребенка: привыкание, осознание, вовлечение.
  • Онлайн и офлайн персонализация.
  • Фидбэк и особенные законы YouTube.
  • Осознанность - это фокус внимания.
  • Позитивно хаотичные нетворкинг, коллаборации и проекты в пространстве.
  • Про конкурентов, франшизу и вопрос, на который больше всего хочется отвечать.
  • [ 1:13 ]
    что такое “вкус & цвет”: идея и история создания.
  • [ 13:14 ]
    рецепт предпринимательства от Алены или стартап по наитию.
  • [ 18:09 ]
    проект как способ “разобусловиться”
  • [ 27:46 ]
    Рождение проекта как рождение ребнка: привыкание, осознание, вовлечение
  • [ 31:06 ]
    онлайн и офлайн персонализация
  • [ 42:20 ]
    фидбэк и особенные законы YouTube
  • [ 49:13 ]
    осознанность - это фокус внимания
  • [ 52:11 ]
    позитивно хаотичные нетворкинг, коллаборации и проекты в пространстве
  • [ 56:41 ]
    про конкурентов франшизу и вопроса который больше всего хочется отвечать

Ближайшие события

НАУЧИТЕСЬ ПРИВЛЕКАТЬ КЛИЕНТОВ И ПРОДВИГАТЬ СВОЁ ДЕЛО

Старт 18 марта

РЕГИСТРИРУЙТЕСЬ НА 7-МИ ДНЕВНЫЙ ЭКСПРЕСС-КУРС «РАСКРУТКА». ПЛАТНАЯ РЕКЛАМА, БЕСПЛАТНЫЕ МЕТОДЫ ПРОДВИЖЕНИЯ, РОСТ В СОЦСЕТЯХ

Отправить ответ

avatar

ТЕКСТОВАЯ ВЕРСИЯ ПОДКАСТА:

Что такое «Вкус & Цвет»: идея и история создания.

Мария: Алена, привет!

Алена: Привет!

Мария: Рада быть у тебя в пространстве и благодарю за вкуснейший клюквенно-гранатовый смузи. Я уже успела попробовать и капучино с кокосовым молоком.

Алена: Чтобы дополнить картину, я тебе сделаю еще один подарок.

Мария: А, подарок в начале?

Алена: Да, так сразу. Т

Что такое «Вкус & Цвет»: идея и история создания.

Мария: Алена, привет!

Алена: Привет!

Мария: Рада быть у тебя в пространстве и благодарю за вкуснейший клюквенно-гранатовый смузи. Я уже успела попробовать и капучино с кокосовым молоком.

Алена: Чтобы дополнить картину, я тебе сделаю еще один подарок.

Мария: А, подарок в начале?

Алена: Да, так сразу. Ты же первый раз у нас, надо показать тебе все возможности. Я подарю тебе волшебный набор сыроедных конфет, и обязательно посети наш healing-центр. У него есть определенные возможности. Например, можно прийти и сделать массаж.

Мария: О! Я очень люблю такие штуки, друзья. Кстати, вопрос: я представила тебя как владелицу и создательницу эко-пространства «Вкус & Цвет». Что на сегодняшний момент из себя представляет это пространство, что оно в себя включает?

Алена: Это очень многогранный проект, который включает в себя много интересного. В первую очередь, это веганско-сыроедное кафе с эко-магазином, точнее, с продуктами экологического происхождения, которые подходят веганам, сыроедам. Это небольшой лофт, который мы ласково называем «Мультик», это Multiform, потому как у него есть мульти возможности. Сюда предоставляется мебель, столы, администраторы, и получается каждый раз новая комбинация, которая позволяет проводить различные мероприятия: от каких-то простых лекций, мастер-классов до полноценных праздников, ивентов, капустников – разных направлений.

Есть у нас и практическая часть – это большой и красивый зал йоги. К нему прилагаются раздевалки и помещение healing-центра. Хилеры – это те, которые занимаются здоровьем, но не классической медициной, а разными направлениями: энергетические массажи, консультации human-дизайна, тактильная разблокировка тела. Помимо этого в healing-центре, пока ждешь занятие, можно почитать, у нас есть библиотека осознанности.

Мария: Да, я уже обратила внимание.

Алена: В свободном доступе есть интересные книги по саморазвитию. Также есть онлайн-направление: блог, в котором мы пишем очень много полезной информации, есть YouTube-канал, на котором я показываю как готовить вкусные и полезные блюда. Что еще у нас есть?

Мария: Это уже много. У вас еще одежда, футболки.

Алена: Да, есть, но это пока экспериментальное. Я попробовала сделать тематические футболки, которые тоже в веганской тематике. Еще есть эко-гаджет «Flaska», который я привезла с Бали, и из Словении, где ее производят, мы привозим в Россию и являемся главными дистрибьюторами.

Мария: Неужели все это большое пространство, по сути, особняк, в котором на разных этажах кипит жизнь, там люди едят вкусняшки, здесь занимаются – все это родилось из того, что ты когда-то вела блог? Я читала в одном из интервью, что у тебя был блог, который ты вела по темам, интересным тебе.

Алена: На самом деле, немного искаженная информация, наверно. Да, изначально была задумка сделать некий блог.

Мария: Раньше это был популярный формат.

Алена: Я его назвала не так, он был у меня не блогом, а порталом. Порталом, на котором отфильтрована информация, которую ты как бы прожил, ты знаешь, что она работает, и ты ее туда размещаешь. Дело в том, что в нашем море информации всегда можно потеряться, не знаешь где правда, чему верить. Вот я и решила, что надо как-то отфильтровать информацию на основе своего опыта, размещать ее и продвигать, чтобы люди получали определенную выборку по этой тематике: саморазвитие, типовое питание – веганское, сыроедное и вегетарианское. Также была анонсовая часть по мероприятиям, куда можно сходить, чтобы что-то в себе развивать.

Мария: Этот самый главный фильтр, это что? Слово «осознанность» или это ЗОЖ?

Алена: Главный фильтр портала?

Мария: Да, фильтр информации, которую ты выбирала?

Алена: Саморазвитие. Что сделать, куда пойти, что узнать, чтобы подрасти, чтобы измениться, чтобы улучшить качество своей жизни.

Мария: И вот портал как отправная точка…

Алена: Да, портал как отправная точка, оттуда мы собираем некое комьюнити, то есть появляются люди, которые нас читают как источник СМИ, например, а потом этих читателей мы объединяем где-нибудь в офлайн-пространстве. Там еще прилагался как раз онлайн-магазин эко-товаров: каких-то интересных гаджетов, продуктов, которые можно готовить. Параллельно начался YouTube-канал. Онлайн-пакет выглядел вот так: был портал, YouTube-канал и интернет-магазин. Оттуда уже была идея сделать некое «живое» комьюнити, выйти в офлайн, сделать площадку. Я думала, что когда-нибудь я сделаю ресторан, а получилось так, что не успели разогнать блог, портал так называемый, не успели сделать это комьюнити. Просто в какой-то момент у меня щелкнуло и вышли в офлайн. Нас не ждали, но мы уже пришли.

Мария: То есть это такой момент, что совпало место, время, предложение?

Алена: Видимо, да. И совпал мой интуитивный импульс, потому что я такой человек. Если я буду долго считать, разбирать, выбирать, то есть вероятность, что это может затянуться на года или даже не свершиться. Но если я реагирую на свой импульс и делаю в тот момент, когда откликнулось, то успех того, что это реализуется, очень высок.

Мария: Ты часто говоришь, что это пространство как продолжение тебя.

Алена: Я скажу так, что это проект, логически вытекающий из моей жизни в целом, как я развивалась сама, как я что-то искала, ответы на вопросы и прочее, и из этого логично произошел проект.

Мария: Знаешь, есть такая фраза, так как я работаю с людьми-брендами, я часто говорю о том, что бизнес является отражением нас, хотим мы этого или нет.

Алена: Иногда не хотим, но приходится.

Мария: Да-да. Что в этом проекте от тебя? Что он взял от тебя, что здесь твое?

Алена: Во-первых, он эстетичный.

Мария: А что такое эстетика? Это красота?

Алена: Эстетика – это красота в деталях, в каких-то продуманных вещах, нюансах. Как это построено, что там есть внутри, какой есть функционал. О том, что есть некий масштаб – это тоже от меня. Я более масштабна и вижу с высоты полета, опыта или знаний, то есть я более целостно вижу картинку и мне хочется вот это захватить, и вот это, и вот здесь чуть-чуть, и чтобы был опционал достаточно широкий. Соответственно, мое отражение в проекте именно в этом и заключается, что здесь есть и поесть, и попить, и поговорить, и позаниматься, и попрактиковать, и массажик поделать, и еще видео посмотреть, то есть он масштабный, многофункциональный. И это про меня в целом, и, соответственно, детали, детали, что для меня немаловажно, поэтому это тоже явное отражение меня.

Мария: То есть это моменты какой-то картины, драпировки, каких-то нюансов?

Алена: Очень много всего. На самом деле, все картины, которые висят, это я с Бали привезла, и огромное количество деталей, которые присутствуют у меня в пространстве, в разных его частях, это то, что я сама откуда-то привожу, выбираю. У меня было очень много разных историй о том, как я то с Корсики тащила эти оливковые дощечки, на которых кофе подают, еду какую-то. Я тащила их в чемоданах и говорила мужу: «Ну, я возьму, да? Мне в кафе надо, а он: «Ты сама везешь – вези. Меня к этому не привлекай». Но я привезла, нагребла с Бали какие-то подставки, то наволочки, то подсвечники – тоже ездили в какой-то скандинавский город, в Стокгольме были. Я сначала хотела стекляшечки привезти, но потом поняла, что это совсем маразм, и остановилась на наборе дощечек.

Мария: Хорошо, а с другой стороны, чем он отличается от тебя? Что в нем уже появилось такого? Знаешь, проект запущен, он работает, растет, он успешен, и что он привнес нового, может быть, в твою жизнь? Может быть, на тебя даже повлиял?

Алена: Вообще скажу по секрету, я запускала проект не просто потому что это то, что я уже знаю и сделала, и оно идет в параллели со мной, а в том смысле еще, что это что-то достаточно массивное, оно меня поддерживает и мотивирует для того, чтобы я не останавливалась в прогрессе, в трансформациях и прочее. Он меня как бы в некотором смысле призван обязывать продолжать…

Мария: Поиск?

Алена: Поиск, продолжать искать ответы, продолжать практики и так далее. Соответственно, в этом и есть история, что он открывает мне новых специалистов, людей. Посредством этого проекта в моей жизни появилось большое количество новых людей и в этом некий фидбэк такой от него как от проекта, то есть его ответочка.

Мария: Его вклад уже в тебя.

Алена: Да. И получается так, что он более структурирован, на самом деле. Хотя я люблю структуру, но из-за того, что я вижу общую картину, я не люблю вдаваться в какие-то бытовые, организационные истории, но любой проект в этом нуждается. Соответственно, в нем они появляются, я и хочу, чтобы они появлялись. Постепенно, постепенно это все появляется и меня это радует, потому что я хочу, чтобы он был более структурирован, более организован, нежели я. Я спонтанная.

Мария: Слушай, а если вернуться в тот момент, это же 2016 год запуска был?

Алена: Примерно, да.

Мария: 25 июня, по-моему, вы открыли…

Алена: Мы открыли кафе в тестовом режиме, да. Но я человек идеалистических начал, и мне казалось, что я должна сделать до какого-то максимального принятия идеала, чтобы это соответствовало моему видению, и тогда я уже буду это рекламировать, продвигать. Я очень долго не продвигала кафе, то есть с 25 июня до ноября вообще никак не продвигалось. Мы полгода работали, заходили люди, это было «сарафанное радио», это мимо прохожие, легкий Instagram из серии: «У нас сегодня есть такой-то напиток».

Мария: И тогда еще от имени «Вкус & Цвет»?

Алена: Конечно, безусловно.

 

Рецепт предпринимательства от Алены или стартап по наитию.

Мария: Знаешь, часто люди запускают, все-все свои социальные ресурсы подтягивают, чтобы быстрее, а ты решила сначала вывести на новый уровень.

Алена: Мне было страшно, скажем прямо. Мне было страшно, потому что это первый такой проект, который еще и с общепитом связан, в котором у меня опыта не было, он связан с большим количеством людей и ответственности, и мне было страшно, во-первых.

Во-вторых, я понимала, что это ресторация и такого рода проекты идентифицируются с тем, кто их делает. У нас же часто такое бывает: «О, открыл Раппопорт. Классно» – все идут. Или: «О, Зарьков открыл. По-любому надо сходить, это круто», а тут как бы: «Алена? Кто?». И ты думаешь: «И если нужно, чтобы этот первый проект был идеалистичен, насколько это возможно в моем понимании, и тогда люди пришли и спросили: «Ого, как классно! А кто это сделал?». И все так: «Алена». Тогда это у меня складывалось и я немного тормозила процесс, потому что посуда не была готова, вилки не те. Сначала был некий хаос, и я не могла это все собрать, структурировать. У меня посуда была из IKEA, непонятные приборы, меня это все жутко раздражало, потому что мне хотелось той картинки, которую я себе напредставляла. У меня была заказана посуда ручной работы, которую делали девочки-вегетарианки в гончарной мастерской. То есть пока все душевное, детальное не произошло, я это не покажу никому. Когда будет все классно, тогда все посмотрят. То есть я очень сдерживающе реагировала на проект.

Мария: Слушай, а ты сразу понимала, что это будет стартап на особняк в несколько этажей и кафе – это первый этап?

Алена: По наитию. Все произошло по наитию. Изначально мы пришли смотреть площадку под кафе, теоретически все о’кей, нам говорят: «Только тут еще есть площадки». Мы глянули, ушли, подумали. Я себе начала примерно раскладывать, как это и что. Мне говорят: «Ну, вообще, это логично – тут кафе, тут йога-студия рядом». И вот все начало в процессе в пространстве выстраиваться, выстраиваться и какая-то картинка более-менее нарисовалась. Но идеального понимания тоже не было, как оно до конца все будет обустроено, как это будет выглядеть, как функционировать. И в процессе, такими шагами, изучением того, что возможно, методом проб и ошибок мы как-то выстроили эту структуру. Сейчас она, в принципе, функционирует в том должном виде, в каком должна быть.

Мария: Да. Ты сейчас, на самом деле, даешь очень классный рецепт предпринимательства. Я просто очень часто общаюсь с предпринимателями, особенно стартаперами или теми, кто хочет заняться бизнесом, замечаю такую ошибку, когда они хотят все распланировать 100% до конца.

Алена: Это не про меня.

Мария: Я вижу, ты в каком-то потоке идешь.

Алена: Да.

Мария: Знаешь, я очень люблю фразу «тест гипотез». Мы сделаем шаг – открываются еще вариации, следующий шаг – еще вариации. Ты сейчас своей бизнес-моделью спонтанной…

Алена: Скажем так, бизнесом никто это не называет, потому что все люди, которые существуют в сфере бизнеса, так не действуют априори. У меня как-то была лекция в школе «Игра», приглашали меня рассказать про проект, и там я ждала логичные вопросы, которые понимала, что будут задавать. Когда я говорю: «Здесь бантики, фантики, здесь посмотрите, какие красивые сыроедки, это мотивирует. Тут я привезла дощечки». Я им все рассказываю, момент вопросов наступает, они мне говорят: «Классно все. Бизнес-проект ты когда прописала? Как ты понимала, сколько бабок, что, куда, кого?». Я такая стою и говорю: «Я не просчитывала», потому что я знаю себя. Если бы я просчитала и мне сказали: «Ты будешь три года в минус работать, потратишь такую-то сумму денег», я бы сказала: «Что? О-о-о, до свидания. Я туда шагать не буду». Грубо говоря, тебе говорят: «Море ледяное сегодня. Иди, купайся». Ты скажешь: « Я лучше на пляже полежу, тут как-то неплохо светит». А когда ты понимаешь: «Ужас, так печет, так печет!». Пошел. Заходишь, прохладно, ну и ладно. Потом уже привыкаешь, поплыл и ты в этом процессе находишься. Я просто себя не обламываю такими темами. Мне, благо, повезло – у меня немножко другая система была в плане финансовой картины. У меня была возможность пойти на такой риск, потратить определенные суммы средств. Это, безусловно, большой плюс, который позволил мне так действовать.

 

Проект, как способ “разобусловиться”.

Мария: У меня сразу вопрос возник и я не нашла на него ответа, когда готовилась к интервью. Из какой «сказки» ты пришла в эту «сказку»? Чем ты занималась до этого? Есть такая штука, называется система мышления – mind set – я очень люблю эту фразу, потому что ты говоришь: «Портал для людей, которые хотят осознанное саморазвитие» и так далее. Где ты этого набралась?

Алена: Все просто, это чисто из жизни. Я не тратила время на работу и занималась саморазвитием. Собственно говоря, оттуда все и вытекло. У меня был очень долгий путь в плане попыток себя сделать нормальной, как это принято. Грубо говоря, идти и работать в офис. У меня было миллиард заходов в разные офисы, в разные сферы, но как я школу закончила, так у меня внутри и было ощущение: «Какой офис? Какой работать? Не вариант вообще. Я прямо чувствую, что это не то».

Плюс еще в процессе, как говорят: «Руководителем быть классно», то есть опытно руководить, просто прийти и вот эту традиционную цепочку проходить. У меня не было ни сил, не выносливости – я постоянно «сливалась». Два-три месяца и я «сливалась», «сливалась», «сливалась». Потом в какой-то момент я пошла другим путем. Я шла работать не потому, что просто надо было куда-то пойти, а у меня была такая тема, я говорю себе: «Я хочу загородный дом». Чтобы его иметь, мне как минимум нужно знать, какие цены, как они строятся, где какая земля, какие есть поселки. Я пошла работать в загородную недвижимость, плюс возможность получить еще какие-то деньги, то есть это объединенные усилия. Я занимаюсь и саморазвитием, пошла и выбрала агентство, которое давало определенное образование, они прямо учили схемам психологического воздействия и общения, плюс как строятся дома, то есть реально с нами работали строители, которые нам об этом рассказывали. Я вообще не думала, что когда-то буду заниматься такой темой, потому что мне рассказывали про прошивки, утепление, сколько этажей, какие типы фундамента. Я получила определенные знания, поработала какое-то время.

Вообще у меня образование управление в СМИ и PR, но я все время отнекивалась от этой профессии, потому что я же честная, я не могу управлять мнением людей. Я должна прийти и все должны сказать просто: «Вот классная!», а вот: «Тем скажите, что она классная», мне это как-то не ложится, поэтому я все время от этой профессии уходила, но искала дополнительные источники образования. В итоге я оттуда ушла, на тот момент уже встретилась с нынешним мужем, он занимался определенной документацией, бумагами, строительством, и я как-то плавно перетекла туда в роли пиарщика, потому что им нужен был сотрудник, заниматься взаимодействием со СМИ. Это тот недолгий период, когда я поработала полгода в офисе, а потом раз-два, я уже беременная, родила в 2013 году, год полностью занималась ребенком, и поняла, что мне надо что-то делать, я не могу сидеть. Понимаю, что в офис я не ходок, но что-то делать мне надо.

На самом деле, история такая, я считаю, что у меня было не слишком веселое и благополучное детство, в котором были бы пряники-фонарики, тебя все любят, гладят, какая ты хорошая, все классно. У меня была очень деспотичная строгая мама, которая все время что-то требовала. Вот эта игра в «докажи, что ты хорошая», получила оценку тройку – плохо, почему так? Получаешь звиздюлей. Получил пятерку, думаешь, сейчас похвалят, вроде, заслужил, а тебе говорят: «Так и должно быть». И вот этот постоянный прессинг, напряг, все время «нет денег», «ничего нет», хотя я знала, что они работали, у них, в принципе, средства были. Но у нее это был, наверно, какой-то такой ограждающий фактор, что проще сказать «нет», чем дать, а они как-то непонятно их потратят, что с ними будет, вдруг куда-то впишутся, еще что-то. В общем, не знаю, я не буду разбирать ее психологию, но факт в том, что у меня не осталось впечатлений позитивного, радужного детства, в котором у меня было все и все было классно и безоблачно. Оттуда появилось, конечно, определенное количество ограничивающих программ, попыток что-то доказать. Слов любви, например, не говорилось, никто никого не обнимал, не говорил: «Я тебя люблю» – вот этого не было. Недостаток, прессинг и ограничений куча – эти истории сработали таким образом. Плюс еще, видимо, какой-то врожденный стержень, который нам всем дается, и эта программа внутренняя мне говорила: «Ищи, ищи, ищи, ищи. Это не то, должно быть как-то по-другому, это не нормально».

Мария: Ответы, да.

Алена: Я сначала в это верила и до какого-то возраста была депрессивная, постоянно плакала, была в напряге. Я, в принципе, не очень легко схожусь с людьми, у меня нет такого, что: «Эге-гей! Все пупсики, лапочки. Идите, я вас поцелую, люблю». Плюс определенной образ личности, характера, условия детства. И вот это все меня привело к тому, что я не была счастливым, классным человеком, который просто радуется жизни. У меня было это все и: «А-а-а, что не так?! Что происходит?!». И из этого состояния, естественно, приходилось выходить самой.

Мария: Знаешь, мы с тобой сейчас даже разговариваем, ты так много улыбаешься и смеешься.

Алена: Приходите во «Вкус & Цвет», вы тоже начнете много улыбаться.

Мария: Я это к вопросу о том, что вот они факторы трансформации.

Алена: Да, это работа над собой. Я же прошла определенный путь, я же искала свой набор инструментов. Когда ты начинаешь этот путь, у тебя автоматически находятся следующие шаги. Иногда происходит пауза в саморазвитии, ты перевариваешь весь тот пласт, который освоил, когда он уже к тебе приходит и осаждается, работает в тебе, ты уже получаешь следующие ключики, инструменты, и дальше идешь, шагаешь, и каждый раз у тебя качество жизни лучше, лучше, лучше и лучше. Элементарно в финансовом положении из детства, в котором мне всегда говорили, что нет денег, деньги это что-то такое, что нужно всегда считать, не нужно сливать, их надо заслужить, получить, надо много работать, я прихожу к тому, что у меня такая реальность, что мне нужны деньги, мне нужны средства, средства нужны для того и для того, и я ими буду распоряжаться, они как инструмент для определенных действий. И так картинка складывается, что откуда-то отсюда пришло, отсюда пришло. И реально, когда ты правильно относишься к тем же деньгам, то у тебя они находятся в более позитивном ключе и нет такого: «Ну, о’кей, у меня сейчас нет, но они мне нужны были бы, для того чтобы вот это и вот это», а не просто как говорят: – Я хочу быть богатым, я хочу быть богатым. – Держи миллион. – А что с ним делать?

Мария: Да, под желание, под задачу – такой тоже поток.

Алена: Опять же, для взрослого это работа над собой. Потому что дети в своих врожденных историях больше в ощущениях, в интуиции и в потоке находятся, нежели взрослые. Потом их закидывают условностями, ограничениями, всякими обусловленными штуками, что он вырастает и говорит: «Ага, институт, работа, восемь детей… Что делать? Работать, работать… А-а-а… Как жить в этом мире?!». И проект, собственно, про то, как разобусловиться, что у тебя есть определенные внутренние…

Мария: Установки, условия.

Алена: Установки, да. Есть это слово волшебное, я его всю дорогу пытаюсь вспомнить, пока не могу.

Мария: Ну, разобусловиться – это очень круто!

Алена: И проект про то, что не важно, что там было у тебя в детстве. Это было, да, но это твое прошлое.

Мария: Да.

Алена: Потому что я не говорю, что это было только негативным, что это мне ничего не дало. В любом случае, определенные действия родителей и определенные условия тоже мне что-то дали. Идти, не отворачиваться, что можно решить любой вопрос, что если этого нет, то это может быть – какую-то обратку от этого позитивную тоже можно получить. Я за это благодарна, почему нет?

 

Рождение проекта, как рождение ребенка:привыкание, осознание, вовлечение.

 

Мария: Слушай, как интересно! Знаешь, еще очень важный момент: когда я разговариваю с успешными предпринимателями, я замечаю, что именно в период рождения детей часто происходит переход…

Алена: Прорыв.

Мария: Прорыв, да. Реально осознание, про что я, куда я иду и что я вообще хочу создавать.

Алена: Ресурс, потому что когда ты рождаешь ребенка, это глобальное созидание, насколько это возможно в мире, и когда ты проходишь этот этап, ты понимаешь: «Если я смог создать это и достаточно успешно, то я могу создать все что угодно». Это, я думаю, психологически очень связанные вещи, потому что до этого все паттерные (все, слово я вспомнила) ограничения работают на страх, усугубляя страх: «А как я пойду, сделаю, открою магазин или буду рисовать картины? Кому они будут нужны? А вдруг я как-то не так нарисую?». Есть же куча разных ощущений, которые идут, плетутся откуда-то, а когда ты родил ребенка и думаешь: «Я ребенка родил, какую картину я там не нарисую?». И есть, конечно, выдох-вдох и ресурс появляется.

Мария: А где в твоем бизнесе произошел тот самый момент, когда сказала смело, что да, это мое детище. Ты говорила, что первое время оно само, пока таблички придут, пока досточки…

Алена: Оно не само было, оно было как бы всегда мое, но почему я часто это все ассоциирую с ребенком? Честно сказать, я не планировала ребенка. Все случилось, как Бог захотел, как это должно было случиться, как Бог дал, так произошло. Но я боюсь, что даже когда люди планируют, они в этот статус родительства переходят все-таки какое-то время. Невозможно родить ребенка и сказать: «Да, вот я родитель, вот мой ребенок, я все понял». Это процесс. Ты рождаешь ребенка и какое-то время привыкаешь: «Я родитель. У меня теперь есть ребенок». И ты с этим состоянием уживаешься какое-то время, у всех по-разному. У кого-то месяц может быть, но таких мало. Обычно до года примерно люди привыкают к этому статусу, потом привыкают, что их мамой называют или папой, и они находятся в этом состоянии вживания. Потом с каждым годом это все глубже, глубже и глубже проникает. Собственно говоря, с проектом так же. Это все так быстро случилось, все построилось, и я это сделала, но это не я. Нет, я. Нет, не я. У меня прямо такое было состояние, я ходила по свежепостроенному кафе, трогала стены и говорила: «О, как я люблю это пространство! Оно есть, оно случилось». На это требуется время, но потихоньку это все глубже проникает, и потом ты уже это ассоциируешь и понимаешь: «Да, это мое, это сделала я. Это работает».

 

Онлайн  и офлайн персонализация.

Мария: Хорошо, как раз переходим к теме твоего личного бренда, потому что, насколько я знаю, у вас было, назовем это два периода. Первый период, когда вы развивались в большей степени как пространство, вы создали бренд «Вкус & Цвет», а потом вы сознательно или бессознательно… Почему вы поменяли тактику и в большей степени начала ты?

Алена: Ну, мы же не в космосе летаем.

Мария: Да. Давай объясним слушателям, что на данном этапе ты являешься маркетологически лидгеном, лидогенератором трафика. Грубо говоря, люди узнают тебя, а потом узнают пространство, если мы говорим про digital мир. Как вы к этому перешли, к этой модели и почему она успешна?

Алена: Я мастер спонтанных решений. В какой-то момент, оглядываясь по сторонам, видя какие-то движения, что и как происходит, ты понимаешь, что логично продвигать через персону. Персонализация в любом проекте работает хорошо, потому что люди покупают у людей, люди доверяют людям, и ты понимаешь, что если весь проект – это какой-то вытекающий результат из твоей личной жизни, то не идентифицировать было бы как минимум странно, это во-первых.

А, во-вторых… Два момента. Честно признаюсь, я люблю внимание, я хотела свой популярный Instagram, и в какой-то момент я решила, я делаю открытый рабочий аккаунт. До этого у меня был Instagram в таком традиционном понимании, закрытый, для семьи, для друзей, где дети, кони, пеленки – домашний суперлайт, никакой там выстроенной галереи, постов по графику, лайктаймов и прочего. Это просто семейная история, где я могу что-то писать, что-то не писать. Бытовой Instagram молодой мамы.

Потом я захотела красивую галерею, потому что это эстетично. Я хочу говорить полезности, чтобы людям было интересно. Я хочу это прокачивать, продвигать. К тому же я занимаюсь проектом, надо, чтобы люди знали, потому что я видела «лица» других проектов. Например, Вера Почуева, которая делает «Veter Magazine». Вижу, что люди открыты, пишут, взаимодействуют со своими гостями, клиентами. С подписчиками взаимодействуют, это круто, и мне все это подогрело интерес. Это было в 2016 году как раз, примерно наравне с проектом. Я создала рабочий Instagram и начала им потихоньку заниматься. Но он был в «примороженном» состоянии, не хватало достаточно времени..

Мария: Мы говорим именно про твой рабочий Instagram сейчас?

Алена: Да, это он и есть. Вот я его создала, он был какой-то такой…

Мария: Который сейчас около 300 000 подписчиков?

Алена: Да. И вот он был в неком замороженном состоянии, приклеились опять эти друзья, которые родственники, потом еще салоны, магазины, еще что-то, еще что-то… И вот он колебался, колебался в районе полутора тысяч человек. Потом потихонечку в какой-то момент это все доросло до 25 000, то есть одни приходили, вторые приходили.

Мария: Стоп, подожди, как это? Очень многие люди же спрашивают, они говорят: «У меня 1 000 подписчиков в Instagram». Ты говоришь: «Ну, как-то потихонечку». Как?

Алена: Ты первую двадцатку не замечаешь. Я шучу, на самом деле. Ты начинаешь пробовать какие-то инструменты: тут кто-то продвижение предлагает, тут истории с коллаборациями, тут кто-то про кого-то рассказал, взаимные пиары. В тот момент у Instagram были другие правила, еще пару лет назад, и это было сделать легче.

Мария: Смотри, такой технический момент. То есть у тебя был «Вкус & Цвет» и твой личный Instagram, как он называется? @_alena_zlobina. Друзья, в описании к ролику и на сайте этого подкаста есть оба Instagram’а, так что зайдите и посмотрите. Можно отлистать назад и увидеть, как все это начиналось. То есть было два аккаунта: один вел менеджер, другой вела ты, свой рабочий? Или оба вела ты?

Алена: Когда только начиналось кафе, у меня был один личный закрытый аккаунт молодой мамы и один открытый аккаунт молодого кафе, и оба вела я, да. Это было достаточно незатейливо – просто реалии из жизни в традиционном понимании обычного Instagram, никаких маркетинговых ходов и всего прочего. Был проект «Вкус & Цвет» – аккаунт, который достаточно скромно вели штатные smm-менеджеры. Был отдельный аккаунт кафе и отдельный мой закрытый. Когда уже началась вся движуха, мне говорили, что люди путаются: «Как это, отдельный кафе?». Мы потом прирастили…

Мария: Объединили в проект?

Алена: Объединили в проект, да, и контент по кафе публиковали. В общем, в аккаунте я вернулась к своему бытовому, потом уже я сделала рабочий и время от времени, набегами начинала им заниматься, оставлять, заниматься, оставлять. И вот где-то в районе последнего года это уже постоянная плотная работа с Instagram.

Мария: То есть ты последний год системно, осознанно работаешь? Благодарю тебя за честность в этом моменте, а то, знаешь, многие люди: «Тут я так веду, но как бы…». Ты второй человек из 60 интервью, которые мы сняли на этот момент, первым был Павел Гительман, который тоже во всеуслышание сказал: «Я хочу быть популярным», понимаешь?

Алена: Вы услышите обо мне, да?

Мария: Да. Я благодарю тебя за это. Сейчас ты популярный блогер, у тебя много подписчиков. Понятно, что есть миллион у кого-то.

Алена: Да, очень хочется в это верить. Я, конечно, считаю, что я еще недостаточно популярный блогер, но хотелось бы в это верить. После миллиона начинается популярность.

Мария: Как у нас изменились сейчас градации, ты понимаешь?

Алена: Когда есть люди за границей с 50 000 000 подписчиков, то, конечно, 200 000 уже просто, как 2 000 раньше.

Мария: Да.

Алена: Инфляция происходит.

Мария: Но ты понимаешь, в чем прикол? Когда я выступаю на аудиторию в 1 000 человек в офлайне, я прошу поднять руки тех, у кого Instagram менее 1 000 человек, основная масса аудитории, большинство людей, у них маленький Instagram, который даже еще пока осознанно они не ведут. Они еще, на самом деле, находятся в стадии, которая у тебя была два года назад. И есть огромное количество людей, у которых нет Instagram. Ты говоришь им: «Instagram – это действительно очень классная площадка для бизнеса и для коммуникаций и так далее». Поэтому все это относительно.

Алена: Безусловно, но у кого какие аппетиты, масштабы. Если я говорю, что я масштабный человек, и я начинаю строить площадку, у меня кафе на восемь столов, оно само по себе, в принципе, небольшое, но я не готова была нырять в ресторацию на 100 посадок, когда нет в этом опыта, то есть я осознанно сделала этот выбор при том, что масштабность моя сохраняется. 600 метров площадки все-таки не двухметровый кабинет. То есть это определенная…

Мария: Философия.

Алена: Определенная философия. В общем, это определенное качество личности, которое во мне заложено. Мне нужно, чтобы было масштабно. Если меня слушают, мне нужно, чтобы меня слушало много людей и чтобы я могла им чем-то помочь. Понятно, что если даже один человек дает какой-то фидбэк о том, что ему помогло то, чем я занимаюсь, у него что-то изменилось в жизни, конечно, я и этому безумно рада и благодарна. Мне хочется охватить как можно больше, и чем больше я это слышу, как я недавно сказала в Stories у себя: «Ребята, я поняла, если вы хотите мне сказать что-то хорошее, говорите, не сдерживайтесь», меня это реально мотивирует, мне хочется дальше делать и двигаться.

Очень приятно, когда пишут люди и когда кто-то из наших сотрудников рассказывает истории как изменилась их жизнь, а таких историй достаточно много и все сотрудники не раз упоминают, что это просто волшебный проект, в нем какие-то чудеса творятся: жизнь меняется, творчество просыпается, энергия начинает течь куда надо и все такое. Когда я это все слышу, у меня прямо так: «Ох, все не зря, все классно, все работает, как надо». Это, безусловно, вдохновляет и хочется дальше двигаться и что-то делать.

Иногда, конечно, ты ковыряешься в своих организационных вещах, делах, моментах, стратегических историях, которые происходят, ты теряешь эту нить мотивации: «А чего я вообще здесь делаю? Зачем? Чтобы что?». А вот это «чтобы что?» для меня важно, мне нужно видеть какой-то конечный и промежуточный результаты, мне нужно слышать отклик. Правильно, не правильно, какие ориентиры, что меняем, идем сюда или туда.

Мария: Получается, аудитория дает тебе фидбэк, который показывает, что ты движешься в правильном направлении?

Алена: Да, безусловно.

Мария: Это, кстати, тоже очень важный момент, ведь некоторые люди боятся проявлять личный бренд, не понимают, как это делать, и говорят: «Ну, бизнес так работает. Зачем личный бренд?». А ты сейчас показываешь очень важный критерий, зачем. Мало того, что это эффективно, потому что мы влюбляемся в тебя и приходим сюда, понимаешь? Ну, по факту, ведь я бы не оказалась в этом пространстве.

Алена: Я перед интервью перекусила в кафе, рядом сидят мужчина с женщиной, я ем, о чем-то разговариваю, она подходит и говорит: «Нет, ну вы такая классная! Я все время на вас здесь в кафе смотрю, а тут вы прям рядом, живая сидите. Круто! Спасибо вам за проект». И ты сидишь и такая: «Блин, как классно! Спасибо. Да, это я». Реально видишь, как люди реагируют, потому что все в кафе наизусть выучили, пока они едят, а адская машина телевизор, которая по-любому прикладывает к себе взгляд, ты не можешь оторваться. Когда экран висит и когда там что-то на нем крутится, ты вообще, хочешь/не хочешь… Я знаю эти ролики наизусть, но ты сидишь и у тебя взгляд…Ну, так устроен наш мозг, он притягивается, ты «втыкаешь» в экран. Когда там просто с утра до вечера крутятся ролики и бесконечно там твое изображение, это моя маленькая империя. Маленькая империя меня, где фотографии меня уже у нас на меню, на анкетке моя фотография, на экранчике мои видео.

Мария: Друзья, вот пример крутой интеграции бренда владельца в разные аспекты бизнеса.

Алена: Мне иногда стыдно, на самом деле, потому что там только доски почета моей не хватает и чтобы грамоты мои висели.

 

Фидбэк и особенные законы YouTube.

Мария: А где, кстати, был такой момент, когда ты все-таки в первый раз почувствовала, смогла про себя… Может быть, ты не сказала фразу: «О, наверно, я личный бренд», но почувствовала этот отклик, что ты узнаваема, что ты востребована. Где был этот момент, что это было?

Алена: На самом деле, я пока не называю это состоявшимся личным брендом. Пока это происходит все-таки в моем понимании, я не знаю, как это смотрится со стороны. Это персонализация бренда «Вкус & Цвет» через меня. Пока я это вот так вижу. Как только я сформирую стратегию захвата мира и позиционирую свою историю, себя как бренда, тогда я смогу называть это личным брендом. Безусловно, это в каких-то определениях маркетинга так и называется, то, что уже сейчас есть, но в моем понимании это пока немного в другом ракурсе существует.

Что касается узнаваемости меня как какой-то публичной личности, был один совершенно четкий момент. Мы были на фруктовом фестивале под Нью-Йорком, в лесу, на базе. Там товарищи практически со всего мира, но преимущественно все-таки американцы, а американцы, как мы знаем, народ интернациональный. Получается, что там есть какое-то русское комьюнити, которые живут в Штатах и приехали на это мероприятие. И вот мы сидим за столом, там уже сложилась определенная тусовка русских американцев и только мы с мужем и один парень из России, а остальные все местные русские. Мы едим, потихонечку что-то обсуждаем и садится молодая девушка, поворачивается к нам и такая: «Это же вы! Я вас знаю!». Я так: «Она со мной разговаривает?». Она: «Ну это же «Вкус & Цвет»! YouTube! Я ваши рецепты всегда готовлю!». Я так сижу, подавилась едой, а внутри: «Что-что? Что происходит?». А она уже лет семь живет в Штатах. Я говорю: «Ну, да. Да». Она: «О-о-о! Как классно! А-а-а! Прямо круто!», и чуть ли не распишитесь мне на чем-нибудь. И вот этот момент меня как бы включил. Я ходила еще весь день и думала: «Ничего себе!».

Мария: Слушай, просто любопытно. У тебя на канале на момент записи интервью, по-моему, 14 000 подписчиков.

Алена: В районе 14 000, да. Это суперорганика, никак не продвигался YouTube.

Мария: А сколько было на тот момент?

Алена: Это было года полтора назад.

Мария: То есть явно было меньше?

Алена: Да, меньше.

Мария: Это я к тому, что мне очень нравится, как работает YouTube, вот так фантастически. Действительно, когда получаешь фидбэк с YouTube роликов, ты удивляешься, кто, где, в какой профессии случайно через кого-то нашел твой ролик. YouTube живет по особенным законам.

Алена: Да, но я пока не изучила все законы и как заниматься YouTube. На самом деле, для меня это немного тайна, покрытая мраком, но есть какой-то свой плюс, потому что суперорганический трафик, который только из целевой аудитории. Там вообще нет каких-то людей, которые попали бы туда случайно, подписались насильно или что-то в этом роде. Это те, кому интересно.

На самом деле, я училась в школе телевидения, мы обсуждали с парнем, который занимается YouTube, он рассказывал какие-то стратегии, как это делается, что и как. Он все время мне говорил: «Ну, это не дело. Вообще, какие сыроеды и только рецепты? Надо как минимум вегетарианский делать. Это же вилка, это аудитория. Ну, кто там? Это же вообще ты до конца жизни будешь раскачиваться с таким. А можно еще рыбку приготовить, подвинуть рамки». Я говорю: «Нет, у меня все концептуально. Зачем они мне нужны, кто будет рыбу готовить. Мне вот-вот надо». У нас был с ним не баттл, а обсуждение этого момента. Он говорит: «Ну, так не делают. Если ты хочешь продвинуть в популярное, не будет у тебя ляма с таким форматом никак, а лям – это результат». Я говорю: «Ну, не надо мне пока ничего, зато у меня мои, чистые, концептуальные, преданные», и мне это нравилось. Мне и сейчас это, в принципе, нравится. Но, опять же, конечно, про масштаб хочется.

Мария: Про стратегию захвата мира, да?

Алена: Хочется, да. Стратегию захвата мира, которую я еще не прописала.

Мария: Кстати, существуют разные типы маркетинга и проактивный маркетинг про то, чтобы придумать, сгенерить какой-то инфоповод, идею: фестиваль, событие, делая которое, создавая которое ты как раз и начинаешь захватывать все-все-все аспекты. Так что, вполне возможно, что на каком-нибудь мозговом штурме вы придумаете идею, что бы вам хотелось реализовать, а, реализовав это, вы оглянетсь назад и такие: «О! Да мы же уже вот!».

Алена: Приросли. Пойдемте, пойдемте.

 

Осознанность - это фокус внимания.

Мария: Да-да, приросли. Вегетарианство, кстати, такая тема. Ты, как это называется, адепт, пропагандист.

Алена: Нет. Это слово не для меня.

Мария: Нет? Потому что все-таки я захожу, я вижу вегетарианство…

Алена: Kind food only (только добрая еда)

Просто слово агрессивное, на самом деле, «пропагандист». У меня философия, как говорится в йоге, среднего пути. Я не люблю фанатизма ни в чем. Да, кому-то он способствует добиваться целей и кем-то он прямо рулит, то есть если человек фанатично чему-то не следует, то он вообще не может ничего сделать. Ему либо фанатично, либо никак. У меня так не работает. Я иду и иду, я знаю, что я иду аккуратно и я все равно дойду. Бежать через лужу – чем быстрее пробегу, тем меньше заляпаюсь – это не про меня. Я сначала посмотрю, как это можно сделать, накидаю камешков и ровненько пройду. Это отражается, собственно, и во всем, что я делаю. Поэтому называть себя пропагандистом – нет.

Мария: Евангелистом?

Алена: Тоже нет. Все, что на «-ист» – нет.

Мария: Хорошо.

Алена: Просто фишка в том, что я знаю на своем опыте, что мне так комфортно, мне так интересно, мне так помогло, мне так облегчило состояние, настроение и прочее, такой образ питания, но я придерживаюсь взглядов того, что дуальность мира никто не отменял. Белое – черное, черное – белое, мужчина – женщина, мясо – не мясо – это присутствующие части в жизни. То есть сказать, что только жизнь без мяса идеальная и правильная я не скажу и не буду, а это называется пропагандизм. Но при этом я призываю людей и пропагандирую осознанный образ жизни, когда ты понимаешь, что и для чего ты делаешь, и что ты это делаешь не потому, что это модно, а что я пойду это сделаю и посмотрю, как это на мне отразится. Я человек, который все на своем опыте проходит: пробует и узнает, и впечатления о городе имеет тоже только на основании своего эксперимента, своего опыта. Поэтому, соответственно, я это и пропагандирую.

Мария: Да. Получается, что ты пропагандист осознанности?

Алена: Да, так и есть.

Мария: А если в эту осознанность человек в том числе включает осознанное питание, пробует, ему нравится, то он…

Алена: Вообще это ключевое слово и оно распространяется уже дальше на все сферы жизни. Если ты уже включаешь осознанность и ты осознанно подходишь к своей жизни, начинаешь разбирать на молекулы все направления жизни. Ты начинаешь проверять: «Так, а как я вот в этом? А как я вот в этом?», потому что ты фокус внимания переводишь. Осознанность – это что? Это фокус внимания.

 

Позитивно хаотичные нетворкинг, коллаборации и проекты в пространстве.

Мария: Да. Существует огромное количество разных людей. Я знаю, что ты берешь интервью, я знаю, что у тебя сейчас проходит мастер-класс интересных людей, известных людей, которые являются, может быть, если не поклонниками, то друзьями пространства. Как ты в человеческом потоке? Ты сама искала персонажей, которые тебе интересны?

Алена: Да, конечно. На самом деле, то, что ты перечислила, происходит не так часто, как хотелось Ввиду моего графика и того, что в какой-то момент моя масштабность имеет и минусовую сторону, когда ты про все, то это все не часто у тебя повторяется – ты рассыпаешься на множество разных направлений. Если сфокусировать поэтапно, на каждый уделить определенное количество времени, например, в эти ближайшие два месяца мы берем только интервью, у тебя есть пул интервью, которых на два года хватит, грубо говоря. Или в этом месяце мы фокусируемся на мастер-классах, возможно, так было бы эффективнее, но не так интересно. Поэтому у меня это происходит в немного хаотичном режиме, но зато я охватываю разные сферы: когда могу – это, когда настроение есть – это и так далее. Нахожу сама и большинство, конечно, являются моими знакомыми, и друзьями пространства, которых я имею компетенцию пригласить, они мне не отказывают.

Мария: А было ли у тебя такое, что ты знаешь про что твое пространство, ты видишь какую-то персону и понимаешь, что вы с ней созвучны, и ты шла, делала предложение или через нетворкинг знакомилась, или вас специально знакомили по твоей просьбе, и в итоге из этого выходило интересное партнерство, мастер-класс, или еще что-то?

Алена: Я такой человек, как бы назвал human-дизайн – проектор, который ждет приглашения, то есть я есть, я делаю определенную деятельность и, как правило, они сами меня находят и сами делают предложение. Предложений, на самом деле, огромное количество, в том числе и на интервью, и на сотрудничество, и на коллаборации. Я не на все откликаюсь. Честно сказать, пока  позволяю себе такое: «Пойду или не пойду? Буду или не буду? Надо или не надо?». А что касается каких-то людей, про которых я понимаю, что они здесь будут…

Мария: Свои?

Алена: Органично будут смотреться в мастер-классе, точнее, в совместном приготовление еды, наверно. Ты имеешь в виду видеоролики с приглашенными гостями?

Мария: И это, и я знаю, что у вас проходят различные… Школы материнства была, да? Еще какие-то спецпроекты…

Алена: Да, это все органично происходит посредством жизни проекта, то есть сами приходят, предлагают или пишут мне, я их сразу перенаправляю на людей, которые могут с ними о чем-то договориться, и происходят совместные проекты, будь то мастер-класс или школа материнства.

Однажды я увидела Instagram девочку, которая рассказывает про осознанное материнство, роды, мы с ней переписывались, а потом случайно сделали прямой эфир. А затем обсудили мероприятие в нашем пространстве.

Я нахожусь настолько в настроенческом, импульсивном состоянии, что это происходит большей частью хаотично. Хотя это слово не положительного окраса, но тем не менее. Позитивно хаотично.

 

Про конкурентов, франшизу и вопрос, на который больше всего хочется отвечать.

Мария: Хорошо. Важное слово, я не могу про него не спросить – конкуренция. Хотя я интуитивно уже понимаю ответ, но я все-таки спрошу. Как ты чувствуешь, какую нишу вы заняли? Нашли ли вы этим свой «голубой океан», во-первых, на рынке Москвы для осознанной аудитории?

Алена: Безусловно. Даже скажу, что мы заняли такую нишу, которая не занята никем. Такой комплектации опциона, как у нас, нет ни у одного пространства в Москве. Сейчас появляются какие-то новые места… Вроде, классные, вроде, про похожую тему, но какого-то кусочка нет. Или вот здесь появляется, но у него другого кусочка нет. Пространство в такой комплектации, как у меня, что есть и хилинг, и практики, и площадка для лектория, мастер-классов, кулинарных в том числе, и так далее, и кафе – такой комплектации просто нет. В любом случае, проекты, которые открываются в этом направлении, они не могут считаться супер  конкурентами и перетягивать одеяло, потому что рынок очень маленький и любые появляющиеся проекты могут быть партнерами. Это люди, с которыми мы делаем рынок. Ну, рынок тоже слово относительное.

Мария: Развиваем нишу.

Алена: Развиваем нишу, да, соответственно.

Мария: У меня тоже так работает в нише личного брендинга, есть эксперты, с которыми мы дружим, коллаборируем, продвигаем друг друга, хотя, в принципе, у нас похожие продукты. Скажи, а имеет ли место географическая привязка? Аудитория к тебе едет со всей Москвы? Или все-таки на регулярной основе нужно понимать, что именно сюда, в дизайн-пространство, тут «Флакон» и так далее?

Алена: Сейчас такая тенденция, что вообще люди едут. Единственное, что, конечно, не всегда это в них вызывает позитивный отклик, что им приходится ехать. Они хотят ехать, они хотят посещать, но им далеко. Соответственно, люди уже ориентируются на свое время личное. Когда могут – едут, когда не могут – не едут. Из-за того что это узконаправленная история, люди едут. Едут на практики, едут в кафе. Как правило, выходные – это самые ударные дни, когда люди свободны от работы, когда они могут себе позволить перемещаться, распоряжаться своим временем в более широком смысле, и они приезжают.

Мария: Как ты думаешь, вообще в перспективе, смотря в будущее, ты рассматриваешь для себя какой-то вариант франшизы, масштабирования через это?

Алена: Я молюсь и мечтаю о том, чтобы это произошло как можно скорее, потому что поступает огромное количество запросов на эту тему, и мне бы самой очень хотелось. Есть там нюансы организационные, над которыми я сейчас активно работаю – это упаковывание бизнес-процессов в какую-то понятную мозаику. Пока это не сложено, не выработано, это невозможно ротировать. Одна из задач на ближайшее будущее – это все укомплектовать таким образом, чтобы реально было сделать франшизу. Просят и по России. У меня тоже был случай примерно в тот же момент, когда девочка меня узнала в Америке, это в той же поездке было, я вернулась и через пару месяцев мне пишет девочка, которая живет в городе, откуда на «Burning Man» выезжают, Рино, город Рино. Это в районе Лас-Вегаса.

Мария: А ты на «Burning Man» тоже была?

Алена: Да. «Тоже» это как? «Тоже» это в масштабе того, что я делаю, или «тоже», потому что кто-то тоже был?

Мария: Тоже, потому что тоже очень много кто был из моих знакомых. Я последнее время очень часто слышу «Burning Man» и уже прямо интересно.

Алена: Это была насыщенная поездка полтора года назад, когда мы поехали с мужем без ребенка в Америку. Обычно мы всей семьей ездили на зимовку, на более длительный период, а тут мы поехали с ним на три недели, и мы в нее уложили несколько активных событий: мы были и на фруктовом фестивале, и в Нью-Йорке, и в Лос-Анджелесе, потом на «Burning Man» съездили. В общем,, насыщенный трип-трип. И вот мы посмотрели этот город в районе Лас-Вегаса, прямо суперпростой городок. Городок, а дальше пустыня, грубо говоря, то есть на краю какой-то цивилизации, не понятно что. В плане не верится, что там есть люди, у которых есть потребность иметь такой проект. Пишет мне девочка оттуда: «У нас здесь так этого не хватает! Я слежу за вашим проектом, дайте мне франшизу, я хочу и мне надо». Я тогда даже, по-моему, растерялась и ничего не ответила, потому что я настолько удивилась, впечатлилась и, правда, растерялась. Девушка, если вы меня смотрите… Если вдруг вы смотрите это интервью, простите, пожалуйста, что я вам не ответила тогда. Я просто, действительно, растерялась, потому что у меня не укладывалось в голове, как это вообще в этом городе, в Штатах. Там же столько проектов есть, у кого взять франшизу, почему пишут мне? И огромное количество людей по России давно просит, чтобы что-то такое… Ну, они просят, чтобы открыли как минимум.

Мария: Да, это к вопросу о захвате мира.

Алена: Мир начал захватывать меня раньше, чем я его.

Мария: Да. Ты наверняка понимаешь, что это сигнал, что ты делаешь все правильно. Нам же часто подсказки идут с разных сторон. Люди часто создают какие-то бизнесы, потому что подсказки идут: «Дай, дай, продай» и так далее. Я благодарю тебя за эту встречу, за то, что ты сказала нам «Да», потому что я уже поняла, что ты выбираешь, какие проекты, какие интервью. Я, кстати, еще хотела спросить по поводу спикерства. Вообще как ты оцениваешь, ты много выступаешь, много даешь интервью?

Алена: Не так много, как могла бы, но это связано с моим частым географическим перемещением, из-за того, что когда ты находишься в гуще событий в Москве, то больше в этом потоке прилетающих предложений и есть время на то, чтобы на них ответить, чтобы их реализовать. А когда ты находишься большую часть времени за границей, то это немного рваный график, получаются нестыковки по времени и я говорю: «Давайте тогда нет, я не могу. Я улетаю».

Мария: Такой вопрос, может быть, необычный под финалочку. Есть ли у тебя какой-то вопрос, который бы ты очень хотела, чтобы тебе задали, но тебя до сих пор никто не спрашивал? Какой-то вопрос, на который тебе очень хотелось бы ответить, но почему-то никто до сих пор не спросил тебя об этом?

Алена: Надо, конечно, подумать, но с ходу так, то нет.

Мария: Хорошо, а если самый любимый вопрос? Какой вопрос, который в тебе больше вызывает отклик, на который тебе больше всего хочется ответить? Вот у тебя его спрашивают и ты думаешь: «Сейчас скажу».

Алена: Я бы сказала, есть такая тема.

Мария: Да, или тема.

Алена: Тема о том, как это происходит. Есть люди, они все стараются жить из логики и раскладывания, структурирования и так далее. И вот тема, которая мне нравится, это тема про некое волшебство жизни, про легкость бытия, про то, что все-таки оккультизм звучит страшно, но…

Мария: А метафизика?

Алена: Ну, для людей. Для меня не страшно звучит. Я просто говорю про масштабы людей, как люди мыслят, какими историями. Я про тему того, что в жизни все возможно, что нет границ, что надо жить все-таки с пониманием того, что все реально. Более того, даже самые невероятные фантазии реальны, просто нужно разное количество времени на их реализацию. Я про это и мне нравится эта тема.

Мне нравится эта тема тем, что она вполне реальная, но люди почему-то ее не воспринимают. Они говорят: «А, опять про сказки говорят, какую-то фигню». Ну, как бы да, но если бы я этого не сделала на своем опыте, если бы у меня так не происходило, я бы и не бралась утверждать ничего подобного.

Как у меня произошло? Я жила обусловлено, жила понятиями норм и правил, и как должно быть, и это было все очень серо, скомкано. Я понимала, что я не вписываюсь в эти рамки. И в какой-то момент я подумала: «А что мне терять? Попробую по-другому. Я же в любом случае могу вернуться в эту условность. В этот момент, когда перещелкнуло и я себе позволила помечтать, поставить какие-то нереалии, которые мне казались на тот момент. С чего мы все начинаем? С материальных вещей, которые кажутся нереальными. Что в 20 лет, кому-то в 18, кажется нереальной машина. Я себе позволила хотеть то, что я позволила хотеть, и в очень короткие сроки это реализовалось. Как только я себе нарисовала эту мечту-картину, конкретные визуальные формы, то есть конкретизировала свои желания, какими бы нереальными они мне ни казались, и в тот момент все пошло. И вот оно реализовалось. И я это хочу до людей доносить.

И еще такая важная вещь, что можно что-то пробовать по-другому. Есть обычный путь, который для вас привычный, но вы можете попробовать это сделать по-другому. И вот этот ключик работает в любой сфере, в любой жизненной истории – не важно, о чем она. И она дает очень классные результаты, иногда фантастические результаты, которые ты не ожидаешь. Я про это – про то, что можно по-другому. Ты привык вот так, а попробуй по-другому. Ты привык есть вот это, а попробуй по-другому. Пробуешь и тебе не надо, чтобы кто-то доказывал, что это полезно или что это вкусно, что это классно. Просто берешь, пробуешь. Нет? Нет – дальше пошел. Попробовал: «О, ничего себе! Я вижу такой-то результат, движение и так далее». И вот эти истории очень круто меняют жизнь. Мне хочется, чтобы люди смотрели на жизнь с этого ракурса, чтобы они пробовали чуть-чуть вертеть, как кубик Рубика. И вот здесь волшебство случается, когда ты тут подвинул, там подвинул. Но до этого, конечно, надо дозреть, потому что иногда просто страшно, потому что тут все понятно, а там непонятно, как кубик Рубика повернуть. Так что я про это, а про вопросы уже не важно.

Мария: Уже не важно, потому что мне кажется, наше интервью было пропитано историей про волшебство, потому что твоя история создания бизнеса –  это нелинейная история.

Алена: Если возможно упомянуть такую вещь, что волшебство имеет место быть, но оно работает на вашей энергии. Если есть энергия жизни в вас, в первую очередь, то тогда это все работает быстро, качественно и надежно.

Мария: Да, и, кстати, то, что присутствует в пространстве «Вкус & Цвет», это как раз таки то, что дает жизненную энергию, потому что мы говорим и про питание, про физику, и про осознанность, и про чтение, и про окружение.

Алена: Это формирует определенный набор инструментов, которые вы вводите в свою жизнь и которые меняют качество вашего восприятия, инструменты, которые дают вам ресурсное состояние в себе самом, в первую очередь, которые убирают все лишнее, отсекают, возвращают вас в ресурсное состояние, то есть ваша жизненная энергия – это ваш энергетический кэш, а на этот кэш вы реализуете свои задумки, планы, мечты.

Мария: Благодарю тебя за эту встречу.

Алена: Взаимно благодарю. Была очень интересная беседа.

Мария: Да, очень интересная беседа. В общем, не про бизнес. Про бизнес, но как следствие каких-то совершенно других механизмов.

 

Алена: Вот, кстати, те самые футболки. Мы говорили про них?

Мария: Мы говорили, что у тебя есть футболки, но мы их, конечно, не показывали. Давай покажем.

Алена: Да, эти футболки мы делали на Бали, и у меня есть фирменная футболка Zlo Be Nice. У нее целая история. Понимаете, да? Зло би Nice, то есть Be Nice.

Мария: Zlo Be Nice.

Алена: Да, Zlo Be Nice. Плюс Nice по-английски пишется Ницца, а в  Ницце я провожу большое количество времени со своей семьей, и здесь такой шифр есть, фирменный шифр Алены Злобиной. А давай подписчикам подарим футболочку, разыграем?!

Мария: Я за, давай, конечно. Иностранцу будет сложно понять эту непередаваемую игру слов.

Алена: Это волшебный шифр.

Мария: Волшебный шифр, потому что все англичане или американцы будут смотреть и думать: «Что это значит?!».  

Алена: Что за Zlo?

Мария: Что за Zlo? Чтобы получить такую футболку и интриговать всех, кто понимает что-то по-английски, нужно сделать очень простое действие. Во-первых, обязательно подпишитесь на Алену в Instagram – это первое. Второе – под этим роликом на YouTube обязательно напишите инсайт. Вы прослушали наше интервью, что у вас максимально отозвалось? Что вам понравилось?

Алена: А по-русски - озарение.  

Мария: Озарение. Ну, на канале Azarenok…

Алена: На канале Azarenok напишите ваше озарение.

Мария: Да, напишите озарение. И ты сама выберешь или рандомайзингом?   

Алена: Ну, решим уже. Можно и так, и так. Если будет что-то супер классное, то, конечно, мы не обойдем вниманием, а в целом можем и рандомайзером воспользоваться.

Мария: То есть у нас две футболки сейчас разыгрывается?

Алена: Мы найдем, что разыграть. Если вы будете креативные и классные, то могут добавиться подарки. Вот так я скажу.

Мария: В общем, Алена в любом случае почитает все ваши комментарии. Видимо, она выберет тот, который у нее отзовется, и мы потом в Instagram под нашей совместной фотографией подведем итог этого конкурса и расскажем, кто получит эту футболку. Так что подключайтесь, присоединяйтесь в пространство «Вкус & Цвет» через футболку. Ну, а если вы в Москве…

Алена: То заходите в гости. Welcome, как говорится.  

Мария: А я, знаешь, что уже рекомендую? Я рекомендую смузи клюкву вместе с гранатом, я его пробовала.

Да и ставьте лайки, подписывайтесь на канал, и увидимся в следующих сериях подкаста «Будь брендом».  

Алена: Готовьте по Алениным рецептам, приходите в гости.  

Мария: И, кстати, Аленины рецепты тоже на отдельном канале и ссылка на него в описании.

Алена: И на «Первом вегетарианском» по телевизору.

Мария: Вот сколько Алена сказала новостей. Все, пока.